Интернет-газета. Псков
16+

Великий Новгород погрузили во времена Шекспира

31 января 2019 г.

Впервые в Великом Новгороде прозвучала музыка шекспировской эпохи, а не просто произведения на тексты того времени. Именно так, как её мог слышать сам Уильям Шекспир - на языке оригинала, с аккомпанементом настоящей лютни и в одежде и стилистике той поры. Со сцены Центра музыкальной культуры «Диалог» им. С. В. Рахманинова в Великом Новгороде музыканты Екатерина Либерова (сопрано, Москва) и Константин Щеников-Архaров (лютня, Санкт-Петербург) погрузили новгородцев во времена средневековой Англии.

Особенность музыки времен Шекспира

Музыка во времена Шекспира была довольно интересна и насыщена. И хотя ещё не было фортепиано «короля всех инструментов», созданного лишь в конце 17 века, не было звучных скрипок, не было акустических гитар, их в то время заменяли клавесины, виолы и лютни, а до наших дней с той поры дошёл лишь орган. Но система музыкальных жанров была разнообразной: мессы, магнификаты, мотеты, мадригалы, концонетты, баллетто, анте́мы, ламентации, гимны, антифоны, концорты, маски…

Связь Шекспира с композиторами того времени

Из всей сотни английских композиторов 16 века, звучавших при жизни Шекспира, таких как: Томас Кэмпион (Thomas Campion) - английский лирический поэт и композитор, писал стихи на латыни и английском, песни и пьесы («маски») для двора, Кристофер Тай – церковный композитор и священник, и очень мало писавший светской музыки Уильям Бёрд – Джентельмен Королевской капеллы в Лондоне, крупнейший английский органист, клависсинист и родоначальник клавирной школы вирджиналистов, Джон Булл – органостроитель и крупный вирджиналист, блестящий полифонист, Орландо Гиббонс – церковный и светский композитор-полифонист, для солистов не писал только для хоров, Джон Доуленд (его знаменитый сборник «Lachrimae», 1604), Энтони Холборн, Генри Пёрселл, Уильям Лоуз - тоже полифонист, Мэтью Локк, Томас Таллис, Томас Морли – нотоиздатель, музыкальный теоретик, новатор в области гомофонно-гармонического стиля – с самим Уильямом Шекспиром, были связаны, пожалуй, трое: Генри Пёрселл, Мэтью Локк и Ф. Кеттинг.

Почему лишь трое? По той простой причине, что английская музыка того времени была в большей степени церковной и полифонической, то есть скорее инструментальной. Несмотря на то, что были хоровые произведения, и они писались полифонически. А Шекспир был человеком светским, человеком театра, начинал как актёр и не участвовал в церковной музыке.

Попробуем узнать этих троих знакомцев Шекспира подробнее.

Генри Пёрселл - сотрудничал с талантливыми драматургами, обращался к разнообразным театральными сюжетам и жанрам. Первые его встречи с Шекспиром – в связи с написанием музыки к пьесе «Королева фей» - свободная переработка «Сна в летнюю ночь» Шекспира. На этот раз на новгородской сцене от дуэта Екатерины Ли́беровой и Константина Щеникова-Архaрова мы её не услышали.

Второй раз Пёрселл и Шекспир могли встретиться при написании музыки к спектаклю «Буре» - тоже переработка пьесы Шекспира. Аллегория и феерия, фантастика и высокая лирика, народно-жанровые эпизоды и буффонада - все нашло отражение в музыкальных номерах этих волшебных спектаклей.

Публика в Новгороде услышала две песни из музыки к спектаклю «Буря» Генри Пёрселла. «Прекрасный юноша открой свои глаза...», - Екатерина Либерова исполнила это от лица женщин и просто сразила своим пением весь зал, пополнив ряды своих поклонников: «Ах, осуши свои слёзы, Все бури твои миновали… ».

Френсис Кеттинг - первый известный в истории музыки лютнист. Это он предложил свой вариант английской фольклорной любовной песни 16 века «Зелёные рукава», которая дважды встречается в пьесах Шекспира. И в частности в «Винзорских насмешницах». В основе песни лежит отказ Анны Болейн быть наложницей, а не супругой Генриху VIII, в конечном счёте, она добилась от него брака.

Мэтью Локк - стоял у истоков специфического английского жанра семиоперы. Его перу принадлежат: «Макбет», созданная им в 1673 году, по одноимённой трагедии Шекспира, «Зачарованный остров», написанная в 1674 году по шекспировской «Буре».

В Великом Новгороде в программе Мэтью Локка не было. А исполненную песню Офелии из трагедии «Гамлет» исполнители взяли у неизвестного композитора того времени.

Для полноты программы можно было бы включить в неё нежные вокальные произведения Томаса Таллиса. Все его произведения настолько мелодичны, что легко поддаются пению и подходят для любого голоса, что просто величайшая редкость в числе произведений и того времени, и в работе композиторов современности. Это особое вокальное письмо. Ведь Таллис был певцом, рассуждал как певец, и знал, как заинтересовать публику. Все отмечают его приверженность к тонкой гармонии, никто, так как Таллис, не распределяет голоса в хоровом звучании.

И жаль, что не было произведений Томаса Морли, который писал содержимое «Первой книги арий» в гомофонно-гармоническом стиле. Но зато в Новгород «приехал» «скорбящий» Джон Доуленд. Его так называют по называнию его пьесы «Всегда Доуленд, всегда скорбящий». Самое известное произведение Джона - «Слёзы» или «Лейтесь мои слёзы». И новгородская публика это услышала в исполнении Екатерины Либеровой и переводе текста А. Карькова:

 

Лейтесь слёзы, ручьёв наполняя берега,

Я хотел бы скорбеть непрестанно –

Там, где песня ночная уныло долга,

Там хотел бы я жить покаянно.

 

Пусть на день не наступит, сияя, рассвет!

Мне не хватит всей ночи сполна.

Сожалеть об утрате мешает мне свет,

Скорбь для света дневного стыдна.

Пережить все несчастья силы мне не даны

Сожалений остыл уже след,

И веселья, увы, мои дни лишены,

Только вздохи, стенанья от бед.

С высочайшего шпиля счастливой судьбы

Я низринут судьбой своей,

Заслужил все страдания, стоны, мольбы,

И от этого мне лишь больней.

Эй, послушайте, тени в том мрачном краю,

Презирать научились ваш свет.

Счастья, счастья нам всем, я пою –

Не узреть нам презренья в ответ.

 

Общее настроение творчества Джона Доуленда грустно-мечтательное, меланхоличное. Это своего рода вечно плачущий Пьеро из комедии Дель Арте. Однако он был лично знаком с Шекспиром и рассказал ему, как в Дании увидел замок Эльсинор с банкетным залом и королевскими покоями. После чего замок Эльсинор появился в трагедии «Гамлет». Программа была сделана с переводами практически всех вокальных номеров. Языкового барьера у зрителей не возникло, текст был понятен. Песни Доуленда были адресованы некой возлюбленной. Они, конечно, больше подходят для исполнения мужчинами:

«…но лишь в Единственной заключена любовь…» (Tell me true love), «Должен ли я восхвалять цветы, что не дают плода?.. Милая только помни, что я за тебя был бы рад и умереть» (Canshe excuse my wrongs). «В слезах любимую я видел… » (I say my lady weep).

Но мужчин с таким высоким голосом очень мало в природе, а пригласить в Новгород исполнить эти песни Филиппа Жарусски мы пока не можем. Да к тому же Екатерина Либерова прекрасно справляется со сложной задачей. После окончания концерта было много желающих получить автограф исполнителей, и все их диски с записями были раскуплены. Остались даже те, кому диска не досталось...

О мастерстве исполнителей

Екатерина Либерова (сопрано). Начала учиться на фортепиано (окончила МДМШ им. Гнесиных), однако постепенно стало ясно, что главное место в её жизни занимает пение.

Несколько лет занималась вокалом под руководством Т.И. Лошмаковой. В 1995 г. поступила в Академию хорового искусства на отделение сольного пения (класс Т.Д. Байковой). Именно в стенах Академии зародилась любовь молодой певицы к старинной музыке, в программу обучения студентов входило изучение вокальной и хоровой музыки эпохи позднего Ренессанса и барокко. Соприкосновение с музыкой Баха, Пёрселла, Вивальди, знакомство с творчеством музыкантов мирового уровня (специалистов в области аутентичного исполнительства) определило художественные приоритеты Екатерины.

По окончании Академии певица успешно концертировала в Москве и многих городах России, а также в Австрии, Италии, Швейцарии и Польше. Также начинается её активное сотрудничество с ведущими российскими музыкантами, исполняющими старинную музыку - ансамбли «Cantovivo», «La Stravaganza», «La Spiritata», «La Campanella». С 2014 г. она является солисткой ансамбля старинной музыки «Divina Commedia», с 2015 г. участвует в проектах ансамбля средневековой музыки «Labyrintus», с 2017 г. является солисткой ансамбля «Collegium Musicum».

Регулярно принимает участие в мастер-классах российских и зарубежных мастеров сольного и ансамблевого пения (Н. Андгуладзе, Э. Керкби, Л. Фирлингер, М. ванн Лисхаут, М. Бисли, Э. Лоуренс-Кинг, С. Лютценбергер, М. Мойон, М. Чанс и др.).

Является постоянной участницей фестивалей старинной и камерной музыки: Международного фестиваля камерной музыки «Весна в России», Международного фестиваля старинной музыки «La Rennaissance», Международного фестиваля «Органные вечера в Кусково», Фестиваля культуры эпохи Возрождения «Александрийская карусель. Золотой век» (С.-Петербург), Музыкального фестиваля «Рождественские встречи в Филармонии» (Уфа), Международного фестиваля средневековой музыки «Musica Mensurata» (Москва).

Дипломант Всероссийского фестиваля молодых исполнителей, лауреат международного конкурса.

 

Константин Щеников-Архаров (лютня).

На данный момент – ведущий лютнист России, представлявший её на крупных международных мероприятиях – единственном в мире конкурсе лютнистов (Италия, 2015, III премия), престижном конкурсе старинной музыки «Van Wassenaer» (Нидерланды, 2016, с ансамблем «Barocco Concertato», III место), а также на многих концертах и фестивалях в Финляндии и Прибалтике. Сотрудничает с лучшими ансамблями старинной музыки в России - «Baroccoconcertato», «Pocketsymphony», «La VillaBarocca», «La Voce Stromentale», выступает в крупнейших залах - Большой зал Санкт-Петербургской филармонии, Мариинский театр, Концертный зал им. П.И. Чайковского и участвует в значимых фестивалях. Выступал вместе с легендарным ансамблем «Le Poème Harmonique» (Франция).

Руководитель ансамбля «Reditus»; основатель и руководитель единственного в России «Ренессанс Оркестра Санкт-Петербурга». Известен широтой своих музыкальных взглядов: играл и рок с электрогитарами, и босса-новы, сотрудничал с Петром Наличем и Асей Сергеевой, увлекался авангардной музыкой и др.

 

Мы задали несколько вопросов артистам сразу после состоявшегося концерта.

 

Наше интервью с Екатериной ЛИБЕРОВОЙ:

- Как вы ощущали своё звучание в этом зале в Великом Новгороде?

- Это лучший зал, в котором я когда-либо пела. С таким залом как у вас может сравниться только один из залов во Владимирской области. Больше в России я таких не встречала. У нас даже случалось, что концертные залы совершенно не отвечали нашим звуковым требованиям, и мы вынуждены были отказываться от выступлений.

- В эпоху Тюдоров композитор Уильям Бёрд верил в искупительную силу пения, а вы верите в эту силу?

- Да, определённо!

- Почему вы не включили произведения знаменитого композитора эпохи Тюдоров - Томаса Таллиса?

- Я пока не сталкивалась именно с сольными произведениями Таллиса. Но если найду их, то исполню с удовольствием. Он писал красивую музыку.

- С каким героем Шекспира вы бы связали печальные песни Доуленда, с Ромео или с Отелло?

- Прекрасный вопрос. Никак не ожидала его когда-либо в жизни услышать. Мне есть над чем задуматься теперь. Я подумаю…

- Произведения Доуленда поют мужчины с высоким голосом - контральто, такие как Филипп Жарусски, как вы считаете, песни Доуленда подходят для мужчин или для женщин?

- Практически нет разницы. Да, есть такие мужчины. У них не происходит ломка голоса. И они на всю жизнь остаются с высоким голосом. Мне больше нравится Андреас Шолль. Он и тенор, и одновременно неплохо берёт как контральто.

- Вы пели произведения композиторов «флорентийской камераты»?

- Да. Я пела Джулио Каччини. И до сих пор вспоминаю «Нету столько лучей сколько у неба… », - так там поётся. Мне нравится, что произведения этих композиторов всем удобно петь: и высоким, и низким голосам.

- Одну из песен неизвестного композитора времён Тюдоров вы сами перевели или вам помогли?

- Я попросила помощи. Если уже был бы профессиональный перевод, к примеру, Пастернака, то я бы не стала задумываться о переводе. Считаю, что не должно быть барьера между зрителями и композитором, публика должна иметь хотя бы приблизительный перевод текста, чтобы насладиться не только аккордом, но и смыслом.

- Исследователи считают, что музыку к комедии «Зачарованный остров» по произведению «Буря» Шекспира написал не Мэтью Локк, а некий Джон Уэлдон, а вы как считаете, похоже на Уэлдона?

- Не знаю ничего из Уэлдона. Считаю, что написал это всё-таки Локк. Если так рассуждать, то и существование самого Шекспира до сих пор под сомнением. Я не сторонница такого мнения.

- Какие следующие города в вашем концертном плане, в Псков поедете?

- Да, мы будем участвовать в концертах на фестивале органных концертов в лютеранской кирхе в городе Печоры. Ждите нас там.

 

 

Наше интервью с Константином ЩЕНИКОВЫМ-АРХАРОВЫМ:

- Как вам этот новгородский зал?  Как ощущали звучание инструмента в таком просторе?

- Это лучший зал, в котором я когда-либо давал концерт, в таком зале я играл бы и играл без конца (Улыбается).

- А на каких инструментах эпохи Тюдоров кроме лютни вы ещё играли?

- На ренессансной гитаре. Вообще моя специальность – все щипковые инструменты.

- Вы знакомы с деятельностью реставратора старинных струнных инструментов Владимира Поветкина, может быть, даже играли на восстановленных им шедеврах?

- Да, я знаком с его трудами и, как и многие, восхищён его работой. Но пока не задавался такой целью, чтобы попробовать поиграть на восстановленных им образцах. Это очень большой труд: не только восстановить, но надо сообразить, как настроить, как на нём сыграть, возникает и много других нюансов, когда инструмент оживает спустя долгие годы своего пребывания в забытьи. Я знаю и мастера по изготовлению древней лютни Вадима Гиньковского. Поверьте, таких умельцев очень мало. Такие инструменты предполагают, что хозяин сам будет их чинить, сам настраивать, сам играть. Строй становился разным, менялся иногда даже от сезона, от времени года. А теперь инженер и музыкант – это два разных человека.

- А почему вы проявляете интерес к старинной музыке?

- Я считаю, что музыка до Баха уже имела высокий уровень мастерства, была развита система жанров, вокальное письмо, исполнительство, но не все понимают, что это особый мир и мы должны иначе подходить к его изучению, чем к музыке после Баха. Жаль, что, даже получая высшее музыкальное образование в консерватории, мы не знаем этого, студентам всё преподносится так, будто до Баха никто ничего не играл, и не пел.

- Есть мнения, что сейчас интерес к классической программной музыке угасает, что вы на это скажете?

- Есть музыка для фона. А есть для серьёзного и внимательного прослушивания. И не всем дано это знание. Да, многие люди не умеют слушать программную и сложную музыку.

- Кем для вас, как для человека творческого является Шекспир?

- Это гений, который подтолкнул развитие не только драматургии, но и других направлений искусства.

 

Влияние эпохи Тюдоров на современную музыку

Музыка, существовавшая при жизни Шекспира, и, повлиявшая впоследствии на развитие всей культуры, получает сейчас всё большую популярность, на неё возрастает спрос, так как она не лишена простоты, в ней есть гармония, незамысловатый мотив. Это музыка непринуждённая, лёгкая, непрограммная, без драматического развития, свойственного уже 17 веку. Конечно, времена постоянно меняются, и вкус людей перемещается с одной музыки на другую в соответствии с эпохой. Но сейчас всё чаще появляются мнения даже у людей с дипломами авторитетных музыкальных академий, что классическое музыкальное образование, переживающее, «кризис смыслов», утратило свою актуальность, что в обществе, вообще падает интерес к академической музыке и всё больше возрастает интерес к уличной, к так называемой поп-культуре. А потому большинству детей лучше заняться чем-то более увлекательным и современным.

Люди изменили свои приоритеты в жизни, и музыка стала выполнять больше потребительскую функцию, то есть доставлять людям удовольствие и не принуждать к сложным рассуждениям. При таком ритме жизни мало отводится времени на академическую музыку, на прослушивание произведений сложных форм и усложнённых симфонических жанров (к примеру, опера-балет, – авт.). Но это во многом послужило возрастанию интереса к мелким формам музыки, в том числе, к музыке средневековья, где используются простые жанры: песня, несложная пьеса и др. И в частности к музыке времён Шекспира. И если музыка, таким образом, вернётся к началу своего развития, то, возможно, следом вновь придут другие этапы, где будет больше места музыке заставляющей думать. И будут не только диски раскупаться, но и билеты на концерты, где мы увидим новых музыкантов и артистов.

Тамара КОСТЕРИНА,

Фото Натальи ИВАНОВОЙ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Ещё материалы Тамары Костериной на тему музыкальной культуры:

Про неудачное открытие турне по России оркестра Йельского университета Америки

Звук пауков, духовный космос, вдохновлённый Ленин и матрёшка в Японии – наследие таинственного Термена

495 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту