Интернет-газета. Псков
16+

Джоу ГРИММ: что такое информационная война, есть ли будущее у газет, чем отличаются журналисты…

16 марта 2017 г.

На протяжении пяти дней Джоу Гримм, преподаватель Школы журналистики Университета штата Мичиган (США), читал лекции в Псковском государственном университете. Студенты и преподаватели кафедры «Связи с общественностью и журналистика», Факультета русской филологии и иностранных языков принимали активное участие во встречах. А Джоу Гримм согласился ответить на наши вопросы.

- Я немного смущен по поводу того, насколько, оказывается, я мало знал о географии, истории, образовании, о духовной составляющей и важности всего Псковского региона. Я приехал абсолютно неосведомленным и был очень приятно удивлен, - начал наш разговор Джоу. – Теперь я вернусь домой в Соединенные Штаты Америки более просвещенным и образованным. В Печорах мне даже удалось попасть туда, куда, наверное, не каждый может попасть. Конечно, там присутствует особая атмосфера, священная атмосфера, это потрясающе! Это, действительно, особенные места.

- Вы - профессиональный журналист, многие годы отработали в газете, и как вы решились перейти на педагогическое поприще?

 - Я всегда преподавал. Когда пришел учиться в университет, то одновременно изучал журналистику и «преподавание». Я работал в старшей школе, это была как практика - учился и преподавал. Это было ужасно. И тогда я сказал себе: никогда, никогда я не буду преподавать снова... После окончания университета пошел работать в редакцию, это было намного проще, чем работать в школе. Однажды мне в редакцию позвонил профессор из университета и сказал: «…это, вы являетесь автором колонки?». - Да, это был я. Он предложил мне начать преподавать курс о том, как писать. Подумал, что, возможно, у меня получится. Когда вам нужен ответ? - спросил я, - на что мне ответили: «…сегодня вечером уже первое занятие…». Всё же показалось, что вряд ли мне это под силу, и отказался. Ладно, у меня есть еще один человек на примете, - ответил мне мужчина, – спрошу у него. Позже мне перезвонил профессор и сказал: «Плохие новости, другой парень тоже не согласился на мое предложение. Поэтому ты попал!». И вместо того, чтобы отправиться домой и поужинать с семьей, пошел на встречу со студентами. У меня не было ничего, никаких записей, лекций, документов, я даже не был еще сотрудником университета – официально меня ещё не приняли. И с тех пор так и преподаю. На тот момент считался приглашенным преподавателем и оставался им на протяжении тридцати лет. И только после этого стал официальным сотрудником университета.

- Скажите, российские  студенты похожи на американских сверстников, и если похожи, то чем?

 - Хороший вопрос. На самом деле, студенты такие же, но и есть то, что их отличает. Думаю, общее заключается в том, как студенты используют современные технологии. Всех студентов объединяет молодежная культура, музыка, мода. Некоторые из ваших студентов одеваются намного лучше, чем мои студенты. И за то время, пока я читал лекции в ПсковГУ, успел отметить, что студенты очень внимательные. Возможно, они более сконцентрированы на том, что мы делаем в профессиональном плане. Мне нравится аудитория, где люди не боятся задавать вопросы и общаются со мной. Мне, конечно, не нравится, когда студенты на занятиях общаются между собой, к сожалению, это относится и к моим студентам тоже. Это отвлекает и меня, и остальных.

- На ваш взгляд, верят ли в США журналистам и той информации, которую они преподносят?

 - Отличный вопрос, спасибо. На данный момент американская журналистика испытывает кризис. Он заключается в потере доверия к журналистам: когда люди видят то, что освещается в медиа, и знают, что это не соответствует их собственному представлению или опыту. Также кризис в том, что, к сожалению, снижается количество рабочих мест в газетах и издательствах. Возникают проблемы со специалистами, появляется много грамматических ошибок в статьях, где-то слово пропущено, где-то наоборот. 

Когда вы допускаете маленькие ошибки на уровне текста, даже неправильно написанное слово, то это может привести к потере доверия читателя, как к журналисту, так и к редакции в целом. 

Более того, многие люди, включая президента, хотят, чтобы правда зазвучала как неправда, и наоборот. Сейчас наше общество очень политизировано. Для многих людей становится не важно, что сообщается, а важнее: кто это сказал. Это большая проблема. Мы стараемся больше работать со студентами в этом направлении, со всеми студентами, не только с теми, кто учится на журналистике. Мы обучаем их тому, что такое новости и как оставаться грамотным сегодня, правильно воспринимать новость и знать, какой она должна быть. После последних выборов в США общество стало настолько политизированным, что даже неважно, в чем заключается правда, а важно – кто находится сегодня на первых полосах газет. Это сложное время для нас.

- Недавно Дональд Трамп озвучил список информационных ресурсов, назвав их врагами народа США. Чем, по вашему мнению, это вызвано и к чему может привести?

 - У журналистики никогда не должно быть целью принести каким-то образом вред читательской аудитории. 

У нас есть такое выражение, оно очень старое, но мы до сих пор используем его: «Свети и освещай так, чтобы люди могли видеть вокруг себя». 

Быть неточным в подаче информации или освещать ее только с одной стороны, однобоко - это все противоречит принципам журналистики в целом. В Штатах каждый может назвать себя журналистом. При этом не нужно получать определенного сертификата или сдавать тест. Поэтому, те, кто не является журналистами по профессии, те, которые нечестно выполняют свою работу, но называют себя журналистами, они могут предоставлять недостоверную информацию, и это можно назвать информационной войной.

- Как и чем отличается подход к журналистской деятельности в США и России?

- Я думаю, что иногда американский журналист может не постесняться задать вопрос глубоко личного характера, который бы другие не задали. Я полагаю, что одно из важных различий заключается в следующем – американские журналисты менее формальны, зачастую они пытаются показать и вывести на поверхность только то, что может вызвать интерес у большинства, упуская при этом самое важное.

- А какова, на ваш взгляд, разница в практической работе американского и российского журналиста?

 - Американского журналиста часто больше может интересовать то, что относится к прошлому человека: его старые знакомства, связи, дети, семья. Думаю, что в большинстве случаев официальным и медийным лицам не удается оставить что-то в секрете от прессы и общественности, они всегда на виду и это делает работу американских журналистов интереснее. Я полагаю, что в России к этому относятся немного иначе, потому что вы четко и часто задаёте себе вопрос, что, возможно, это частная, личная информация и не стоит освещать этого. И американские коллеги заинтересованы в чем-то более сенсационном, для них важнее «раскопать» и показать сенсацию.

- Есть ли у журналистики будущее, и если да, то в какой форме?

 - Да, конечно, будущее есть. Сегодня многие люди интересуются различными видами новостей -  гораздо больше, чем когда либо. Появляется невероятное количество каналов: научные, кулинарные, спортивные и т.д. Это не именно телевизионные каналы, я имею в виду большой рост количества каналов передачи информации. Но есть и проблема - случается какое-то событие, например, выборы, которые касаются всей страны, однако, информация во многих источниках о них предоставляется по-разному. Попробуй, разберись! У нас есть выбор: получить эту информацию или обратиться к другому источнику. А потребители уже сами сортируют ее, в зависимости от того, что они считают более важным – источник информации или качество информации. Если говорить о форме СМИ, то здесь можно отметить, что молодежь больше предпочитает онлайн-издательства. Люди старшего возраста все еще доверяют печатным газетам, телевидению. Надеюсь, это так и останется, хотя газеты, к сожалению, устаревают.

- Можно ли бумажным газетам надеяться на будущее?

- Нет, конечно же, у бумажных газет будущее есть, но оно не такое хорошее, как хотелось бы. Это будет неправдой, если я скажу, что все газеты в скором времени совсем исчезнут. Нет, я бы таких заявлений не делал. Когда мы создаем определенный контент, мы должны распространить его по всем источникам: радио, телевидение, газеты. И одна и та же информация должна предоставляться по-разному, в зависимости от канала, через который она будет опубликована. И вся ситуация довольно непростая.

- Почему, на ваш взгляд, на Западе и в США образ российских журналистов представляется зачастую негативно?

 - Я не считаю, что мы думаем о русских журналистах, мы, скорее, думаем о России в целом. Думаем о контроле над прессой. Мы не спускаемся ниже, то есть мы не думаем о журналисте как об отдельном человеке, а думаем о журналистике в целом. Мы думаем, что российским журналистам, наверняка, приходится трудно - у вас нет той свободы права освещения информации, как у американских журналистов. Мы, скорее, думаем не индивидуально о ком-то, а в целом о профессиональных сложностях.

- Согласились бы вы работать в российской редакции?

- Я думаю, это было бы очень интересно. Мне вообще нравится посещать различные редакции. Было бы неплохо попробовать.

- А есть ли смысл сегодня учиться на журналиста?

- Делайте то, что вы любите! Занимайтесь тем, что нравится именно вам! Я думаю, что если вам интересна политика или что-то другое, вы можете совмещать это с журналистской деятельностью. При этом не обязательно иметь журналистское образование.

Елена АВАКИМЯНЦ

Фото Екатерины БЫСТРОВОЙ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Ещё материалы автора:

За визуализацию всей страны выступает псковская молодёжь

Они превратились в детей

Социолог, это вам не…

555 просмотров.
Теги: Медиа

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту