Интернет-газета. Псков
16+

Продуктовые карточки в России: кому и как их будут выдавать

22 января 2022 г.

Фото: получение хлеба по карточкам, кадр из х/ф "Блокада", 1973-77гг.

«Национальная Служба Новостей» провела пресс-конференцию на тему введения в России продуктовых карточек. Обсуждали, насколько повысятся цены на продукты питания в 2022 году, введут или нет продуктовые карточки и как их введение отразится на российской экономике, говорили о механизме выдачи карточек - кому и по какому принципу их будут выдавать, на какую сумму могут рассчитывать получатели и что смогут купить. В дискуссии участвовали: экономист, доцент кафедры политической экономии экономического факультета МГУ Максим Чирков, председатель Союза потребителей России Пётр Шелищ; президент Российской гильдии пекарей и кондитеров Юрий Кацнельсон.

Цены на продукты будут расти и дальше

Пресс-конференция 18 января началась с вопроса, будут ли и дальше расти цены на продукты питания и какие существуют прогнозы? Пётр Шелищ высказался за то, что в 2022 году продолжится рост цен на пищевые продукты и непродовольственные товары и на услуги: «Не помню периоды, когда цены не росли бы. Другое дело, что до последних семи-восьми лет одновременно с ростом цен проходил рост доходов населения, опережающий зачастую рост цен и позволяющий его не замечать».

На фото: Вопрос введения продкарт в России возник в годы сильнейшего расслоения общества по доходам. Большей части россиян остаётся только фотографировать шикарные витрины дорогих магазинов, которые давно стали "не для них"

Сейчас, по его словам, есть две группы причин, по которым нет основания ожидать снижения темпа роста цен. Первая - это рост издержек производителей, которые усугубились пандемией: нарушены логистические процессы в мировой экономике, были проблемы с урожаем из-за климата, выросла стоимость рабочей силы из-за дефицита работников во всех отраслях. Другой фактор, определяющий рост ценэто, как выразился эксперт, «работа печатных станков казначейств США и европейских стран, нагрузка по обеспечению этих денег легла на всех, кто пользуется этой валютой, в том числе и на Россию. У нас это усугубилось огромным ростом потребительских кредитов, в прошлом году у нас где-то между 5-6 трлн рублей было выдано кредитов наличными, которые пошли в основном на текущее потребление».

Максим Чирков высказался за то, что повышение цен, которое мы наблюдаем по всему миру, и не только на продукты питания, а на все товары, имеет монетарную природу и пояснил: «Мы видим, что в условиях экономического кризиса, который имел медицинскую природу, все страны активно начали стимулировать свои экономики и вливать деньги в национальные экономики, и цены растут на все <...> Я бы назвал это не ростом цен, а обесцениваем национальных валют, самых разных, причём это не касается только России. Тем не менее, цены растут, и на некоторые промышленные товары быстрее, чем на продовольственные. 2021 год прошёл под знаком роста цен и в 2022 году мы увидим достаточно серьёзную инфляцию, поскольку конца мер смягчения я не вижу».

Кто получит продуктовые карты

При таком росте цен эксперты считают введение продуктовых карточек оправданной и даже необходимой мерой.

Пётр Шелищ напомнил - попытки сдержать рост цен на сахарный песок и растительное масло оказались непродуктивными, цены на эти продукты выросли выше, чем в среднем по продовольствию. «Эти попытки во многом дезориентировали рынок и сдерживали вложения, заставляли производителей сомневаться, стоит ли увеличить мощности, пассивы и так далее. Это непродуктивно, остаётся помочь тем, кому тяжело справиться с ростом цен». По его мнению, самая нуждающаяся группа населения - даже не пенсионеры, а семьи с детьми, где на одного работающего приходится наибольшее количество иждивенцев - детей. Помощь нуждающимся в период быстрого роста цен Пётр Шелищ назвал вложением в будущее государства и выразил сожаление по поводу того, что проект Минпромторга, представленный ещё восемь лет назад, заморожен. «Это проект выдачи самым бедным семьям социальных продовольственных карт или сертификатов, его надо срочно размораживать», - пояснил эксперт и подчеркнул: он не хотел бы, чтобы новый инструмент вызывал у людей ассоциации с карточками времён Великой Отечественной войны, или с талонами, которые выдавались при Хрущёве. «Надо понимать, что это абсолютно другой инструмент, дававший право за свои деньги покупать дефицитные товары. Теперь дефицита нет, но у людей нет денег, чтобы их купить, и речь идёт о том, чтобы помочь деньгами», - сказал Пётр Шелищ и предложил механизм, как обеспечить нуждающихся продуктами без лишней бюрократии: «Уже сегодня в стране есть семьи, которые получают жилищные субсидии, эти семьи уже доказали свою нуждаемость. У них есть счета, на которые перечисляются эти субсидии, в среднем 1600 рублей на семью. Эти семьи могут стать первыми получателями продовольственных карт. И безработные - вместе это порядка 13-14 млн наших граждан, которым если дать по 10% регионального прожиточного минимума, то есть в 1200 рублей на человека, потребовалось бы по моим расчётам 195 млрд рублей на год, и это в общем решило бы очень серьёзно эту проблему. Достаточно решения правительства, тут не надо никаких законов о выделении таких средств».

Пётр Шелищ считает, что продовольственные карты должны выделяться семьям только на покупку отечественных продуктов. «Таким образом мы поддержим и наших нуждающихся потребителей, и отечественную пищевую промышленность, через неё аграриев, и часть этих денег вернётся в бюджет разных уровней». Юрий Кацнельсон его в этом поддержал: если малоимущим гражданам будет предоставлена возможность покупать по соцкартам необходимое количество хлеба, тем самым государство стимулирует хлебный рынок и производителей. «Помимо социальной ответственности производителя, это стимул к развитию, допзаказы, некая гарантия того что около 10% рынка будет обеспечено финансами со стороны государства, это некий госзаказ, что перспективно и положительно, - высказался Юрий Кацнельсон. - У потребителей два основных пищевых продукта - вода и хлеб. Лучше заранее предусмотреть социальные и политические явления, связанные с хлебом, чем потом тушить пожар. Мы должны всегда помнить историю, что февральская революция 1917 года началась с темы хлеба. Нужно делать так, чтобы хлеб всегда был доступен для слоёв населения, в первую очередь для малообеспеченных».

Максим Чирков считает, что многие в России готовы к введению продкарт. Есть инициативы профильных министерств и депутатов госдумы , и общественное мнение скорее за, и те люди, от которых это зависит, склоняются в сторону использования этого инструмента, тем более что механизмы есть. По сравнению с Украиной, где тоже ведутся разговороы о введении карточек, в России более высокий уровень цифровизации и неизмеримо выше финансовые возможности. «Примеры подобных мероприятий мы уже видели. Полтора года назад, когда шло голосование по конституции, первый раз выдавались специализированные карты для участников референдума, я тоже принял участие и взял в магазине продукты на 1000 рублей», - вспомнил эксперт.


Продовольственные карточки в истории страны не новшество, их вводили в самые сложные периоды жизни государства, чтобы поддержать граждан в часы испытаний. Это были либо военные годы, либо первые годы после чрезвычайных потрясений.  Об этих эпизодах рассказывают книги, документальные и художественные фильмы. Ниже кадры из знаменитого х/ф Станислава Говорухина "Место встречи изменить нельзя", 1979 г. 

Парадокс в том, что сегодня в 21 веке о карточках заговорили, когда страна не испытывает никаких чрезвычайных потрясений,  в казне полно денег, и немалая часть общества не просто не бедствует, а откровенно жирует, количество олигархов растёт день ото дня... 


И цены растут, и качество страдает

Эксперты акцентировали, что основным механизмом сдерживания цен сегодня становится ухудшение качества - замена сырья более дешёвым, упрощение технологий, ликвидация или крайнее упрощение производственного контроля - всё это плохо отражается на качестве.

«Притом что дорожает явным образом, мы ещё получаем другой продукт, от этого потребителя надо защитить, - отметил Пётр Шелищ. Но государству не до этого - на первом плане рост цифр на ценниках. То что оборот торговых сетей вырос двузначно - это следствие двузначного роста цен. Если посмотреть бюллетени Центробанка, которые изучают, как население воспринимает инфляцию, там будет все 30%, так люди оценивают, насколько выросли цены».

Что касается прибыли, пояснил он, у торговых сетей показатели не больше 4%, у производителей повыше, но тоже не безумные суммы. «Нам надо помнить, что цена это показатель на стрелке весов, на одной чаше которой предложение, на другой спрос». Защитить потребителя от некачественного продукта может только конкуренция - но добросовестная. Надо, чтобы в России было больше производителей, тогда и конкуренция будет острее, считает эксперт. С другой стороны, надо ограничить выдачу потребительских кредитов, которые идут в основном на текущее потребление, и они готовы покупать и покупают товар даже по повышающимся ценам. Пётр Шелищ назвал сложившуюся ситуацию угрозой для всей банковской системы и предупредил: «Если пойдет кризис неплатежей, это ударит по всем, это опасная история. Государство для того и существует, чтобы перераспределять доходы и поддерживать тех, кто без него не справится».

Полторы тысячи на еду в месяц

По сообщениям СМИ снижение наценки на социально значимые товары, о которой заявили крупнейшие торговые сети, коснётся не всех продуктов, только так можно будет избежать дефицита.

Экспертов попросили прокомментировать, какие продукты будут доступны по продуктовым карточкам. Пётр Шелищ объяснил механизм торговой наценки. По его словам, в торговую наценку входят издержки торговых сетей, они равномерно распределяются по разным продуктам. Торговые сети обещали снизить торговую наценку до 10% на порядка 200 наименований товаров из перечня социально значимых товаров. «Естественно, издержки торговли от этого не снизятся. Просто больше поднимутся цены на другие продукты, более дорогие», - пояснил эксперт и вспомнил ситуацию, когда ограничивали цены на какие-то группы молочных продуктов. «Если ты пришёл к открытию магазина, ты ещё мог их купить. Стоит начать ограничивать цены, следующим шагом придется обязывать производителя поставлять определенное и все большее количество товаров, на которые цены ограничены». Контроль за ценами, по его мнению, не решит проблем нуждающихся россиян: сейчас людям нужны именно деньги на покупку продовольствия.

Денежный номинал продуктовой карточки Пётр Шелищ определил с учётом инфляции около 1500-2000 рублей на человека. В перечень социально значимых продуктов, которые можно будет купить на продуктовые карточки, он считает целесообразным включить товары отечественного производства, любые продукты, кроме алкоголя и табака. По мнению Юрия Кацнельсона, нужно смотреть, как будет работать система, на что будут тратить люди эти деньги, чтобы не получилось так, что они недоедают или потребляют одни и те же продукты, например, хлеб. Если его съедать, скажем, по 800 гр. в день, это не очень хорошо отразится на здоровье человека. «Нужно смотреть и на то, что происходит с отраслями и производителями пищевых продуктов, что происходит с торговлей», - заметил эксперт.

Поддерживать малоимущих выгодно для экономики

Максим Чирков на вопрос о выгоде системы продуктовых карточек для российской экономики ответил, что она, безусловно, выгодна. По его словам, люди, которые получат эту помощь, если у них образуется излишек средств, потратят их не за границей. Они не ездят в дорогостоящие поездки и не покупают дорогие продукты иностранного производства на территории России. Они будут тратить деньги на товары первой необходимости у себя дома.

Пётр Шелищ привёл данные Всемирного банка по исследованию, в котором изучали, как связана динамика валового внутреннего продукта с уровнем расслоения по доходам. Выводы были такие: если на 1% увеличиваются доходы 20% граждан с самыми низкими доходами, это в ближайшие пять лет даёт прибавку 0,37% ВВП ежегодно; рост доходов у 20% людей с чуть большими доходами, и уже наблюдается меньший прирост ВВП; при увеличении дохода 20% людей с самыми высокими доходами - ВВП снижается. Объяснили это характером расходов потребителей. «Если увеличиваются доходы самых бедных, они идут на потребление внутри страны. Когда у более богатых растут доходы, они на потребление не направляются, они куда-то вкладываются, в недвижимость или акции, в том числе за рубежом», - объяснил Пётр Шелищ.

В заключение пресс-конференции эксперты сказали, что со своей стороны поддержат введение продуктовых карточек и будут участвовать в этом процессе, чтобы он дал положительный результат.

Кирилл ГРАДОВ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вам также может быть интересно:

Франция борется с нищетой с помощью самого большого в мире ресторана

«Богатый папа, бедный папа» Роберта Кийосаки: нет никакого золотого ключика

Каждый седьмой житель РФ находится за чертой бедности

495 просмотров.
Теги: Еда

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу