Интернет-газета. Псков
16+

Гданьску, принимающему в этом году Ганзейские дни, есть из-за чего нервничать

20 мая 2024 г.

На фото: заставка с официального сайта дней Ганзы в Гданьске

В польском городе Гданьске с 13 по 16 июне пройдут 44-е Международные Ганзейские дни. В руководстве муниципалитета и самого ганзейского союза Нового времени считают, что Гданьск – идеальное место для проведения Ганзейских дней: «город стал не только источником многовековой истории и богатого наследия, но и символом перемен и прогресса». Но на самом деле, у Гданьска есть свои скелеты в шкафу, которые время от времени ворочаются и стучат в стенки шкафа. И всё сказанное в этом городе об истории и будущем имеет свои смыслы и символы. Особенно в связи с предстоящими Международными Днями Ганзы.

 

О чём говорят за столом?

Гданьск, действительно, очень симпатичный город на берегу Балтийского моря, просторного Гданьского залива – одновременно это и город-порт – морские ворота, и калитка в красивые курортные места, тянущиеся вдоль балтийского побережья.

Исторически город, рождённый в конце 10 века, всегда имел особые привилегии,  наделявшие его фактически статусом вольного, самостоятельного города, так же как знаменитые вольные германские города Гамбург, Бремен, Любек и др… И статус этот пусть частично, но сохранялся независимо от того, к какой стране в разные периоды истории город принадлежал. С началом 14 века город, входивший тогда в состав Польши, захватили рыцари Тевтонского ордена и переименовали его в Данциг – так город оказался в составе Пруссии. Именно в те годы, и под именем, которым его наименовали германцы, вступил в Ганзейский торговый союз, начав быстро развиваться и богатеть, благодаря своему географическому положению, и под покровительством всесильной Ганзы. И потом на протяжении всей истории, вплоть до 1945 года подавляющим большинством населения города были немцы. Этим судьба Гданьска очень похожа на судьбу другого города Пруссии – Кёнигсберга, после Великой Отечественной войны ставшего российским Калининградом.

В очередной раз вернулся город в состав Польши именно после окончания Второй мировой войны благодаря СССР. Но чтобы это произошло, 25 марта 1945 года части Красной Армии с кровопролитными боями освободили Данциг от гитлеровских войск ценою жизней более десяти тысяч бойцов и командиров. После войны на Потсдамской конференции было решено, что Восточная Пруссия прекратит своё существование, а её значительную часть вместе с Гданьском, передали Польше. И все тогда понимали, что если бы не советские руководители, передавшие эти территории польским коммунистическим властям, то этот город мог и не вернуться в состав Польши. И население в нём, по-прежнему, было бы в подавляющем большинстве немецким. После войны практически всё немецкое население было депортировано, они уехали, оставив всё своё движимое и недвижимое имущество. Остались в городе, который вновь стал носить польское название Гданьск не только комфортные жилые дома, но и мощные порты, и знаменитые судоверфи.

И сегодня, когда немцы говорят «Гданьск», то подразумевают Данциг, а в обычных немецких разговорах «за столом» есть те, кто называют город его германским именем. И когда представители немецких ганзейских городов соберутся 13 июня в Гданьске на Международные ганзейские дни, то интересно, каким именем они будут называть город про себя, или за бокалом пива в разговорах между собой?

 

Зачем нужна Ганза?

В нынешние времена противостояния европейских элит с Русским миром не менее символичным воспринимается и другой исторический факт

В 1939 году Германия фактически в ультимативной форме потребовала от Польши вернуть город и более того - предоставить беспрепятственные сухопутные пути для связи Германии с Восточной Пруссией. Но поляки  отказали немцам – это решение фактически и дало толчок Второй мировой войне, фашисты только искали повод, чтобы начать вторжение – и они его нашли, организовав провокацию с нападением на немецкие приграничные объекты переодетых в польскую форму военнослужащих.

Таким образом, именно из-за Гданьска-Данцига формально и началась Вторая мировая война, изменившая всю Европу. И когда нынешние городские руководители выбирают для Ганзейских дней девиз: «Перемены (или изменения) начинаются здесь», то невольно закрадываются и такие аналогии, результаты которых заставляют содрогнуться.

О каких переменах, как заведенные вещают гданьские чиновники, поощряемые руководителями всего Ганзейского союза? Перемены, которые в прошлом начинались в Гданьске, имели слишком разрушительные последствия. Это и Вторая мировая война. И забастовочное движение, начавшееся в 1980 году, и вылившееся в создание профсоюза «Солидарность», и ставшее, по сути, началом разрушения послевоенного равновесия в Европе, и, значит, нынешнему противостоянию с Русским миром.

И тогда слова из официальных релизов типа: «Гданьск, как город, прошедший долгий путь от ганзейского порта до символа борьбы за свободу, является местом, которое показывает, как наследие может вдохновлять на создание лучшего будущего», действительно воспринимаются неоднозначно. В связи с этим можно вспоминать множество умных посылов, что «Свобода одного начинается там, где заканчивается свобода другого», и что «Забывающий своё прошлое, не имеет будущего». И как в связи с этим воспринять, например, слова заместителя мэра Гданьска Петра Боравского, который на одной из встреч по подготовке Дней Ганзы приветствовал представителей разных ганзейских городов: «Сегодня мы находимся в особенном месте – в Европейском центре солидарности, возле которого началась дорога к падению коммунизма и железному занавесу в Европе. Мы гордимся этим наследием».

Причём здесь падение коммунизма и железный занавес? О какой солидарности речь? Ганзейский торговый союз образовывался для стимулирования международной торговли, для ликвидации и преодоления политических, военных, клановых и иных препятствий, которые мешали торговым операциям. И ганзейские купцы в истории действительно беспрепятственно возили свои товары и взаимодействовали с коллегами-торговцами даже когда наблюдались политические охлаждения, начинались пограничные конфликты и шли широкомасштабные военные действия. Рассвет, развитие и богатство многих городов случились именно потому, что торговцы были независимы от политики и противостояний общенациональных элит. А сегодня ганзейское движение и связи муниципалитетов в Европе стали полностью зависеть от политиков, их попытались превратить в обычные инструменты давления и изоляции неугодных. И именно поэтому европейские реалии сегодня в том, чтобы политики диктовали как жить простым людям, с кем дружить, с кем торговать. И, видимо, не случайно, в переводе слова заместителя мэра звучат именно с тем смыслом: что «началась дорога к железному занавесу в Европе». Да, сегодня выстраивают новый железный занавес и Польша, и страны Балтии – это они в реальности пытаются отгородиться заборами от России и Беларуси, где есть и точно такие же города, входящие в Ганзейский союз Нового времени.

 

Назад в средневековье или лучше в светлое будущее?

И чиновникам Гданьска, и руководителям Ганзейского союза Нового времени нужно говорить о первенстве исторических традиций, продолжать попытки общения городов, создавать новые поводы для сближения, для понимания между жителями вопреки политическим противостояниям.

И если накануне мероприятий в Гданьске разговор идёт о таких изменениях, то о них нужно не просто говорить, а показывать в действиях. Но мы пока слышим и видим обратные посылы и никакого ганзейского взаимопонимания. Два года назад руководители Гданьска разорвали партнёрские отношения с российскими городами – Петербургом и Калининградом. Причём, с Ленинградом-Петербургом сотрудничество длилось почти 60 лет, начиная с 1961 года. Возможно, на такой исход в отношениях повлиял и другой печальный символ, что в руководстве Гданьска уже не было мэра Павла Адамовича, который оказался смертельно ранен в январе 2019 года мужчиной с ножом в руках – неким бывшим преступником, имя которого не называется. Адамович стоял у руководства мэрией Гданьска почти двадцать лет и был откровенным сторонником добрососедских отношений между Россией и Польшей, в отстаивании которых не боялся идти против центральных польских властей. И это, видимо, было последним проявлением традиций вольного города Гданьска, руководство которого в большинстве периодов истории города могло мыслить автономно и даже выстраивать свою почти независимую внешнюю политику, обеспечивающую беспрепятственную торговлю. В 1466 году польский король Казимир к широким привилегиям Гданьска добавил даже возможность города чеканить свою монету. То есть в далёком средневековье у европейских городов было больше свободы и возможностей договариваться. Вот такой «прогресс» и перспективы свободного будущего.

Конечно, все, кому близко ганзейское движение хотели бы, чтобы 44-е Международные дни Ганзейского союза в Гданьске стали «платформой для лидеров, предпринимателей, ученых, творцов и новаторов, которые хотят формировать мир будущего», как заявляется в официальных релизах. Да, и у Гданьска есть необходимость прервать череду печальных последствий от тех событий, которые здесь происходят. И когда-нибудь это обязательно произойдёт.

Александр ФУРМАНОВ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вам также может быть интересно:

Новгородцы собрали застывшие мгновения Ганзы и показывают их всему миру

Что оставила Ганза в Пскове после лета 2019 года?

Статус "Ганзейский город" - это не просто табличка

Настоящую дружбу не заморозить и не приостановить: 6 городов сообщили о приостановке или прекращении связей с Псковом

313 просмотров.
Теги: Ганза

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу