Интернет-газета. Псков
16+

Чтобы носить национальные костюмы, одного желания мало

23 февраля 2017 г.

Почему современные жители России не носят национальные костюмы хотя бы на праздники, как это делают многие соседи? Этот вопрос часто слышишь от людей разных поколений и из разных стран. А правда, почему? С этим пыталась разобраться Александра ОБРАЗЦОВА в рубрике «Модный пресс».

Наша сдержанность при выборе цвета повседневной одежды объяснима. Родовая память сильна: испокон веков населяющие северо-западные окраины страны народы не отличались броской внешностью –  русые волосы, светлые глаза и кожа создают тот цветотип, который не назовешь эффектным. Это была красота другого рода – со смыслом: образ женщины в древности рождался природной средой, в которой она выросла. Буйства цвета в традиционном для Северо-Запада России костюме не увидишь – по сравнению с южными губерниями, где природа гораздо более щедра на краски.

Умение безошибочно сочетать цвета, орнаменты и материалы выдает в наших предках художественное чутье и тягу к творчеству. В Музее этнографии в Санкт-Петербурге сохранились богатые коллекции оригинальных костюмов, уникальных даже в пределах одного уезда – влияние городской моды усилилось к середине XIX века, тогда народный костюм повсеместно вытесняется однообразным мещанским стилем, одеждой городского простонародья. В Псковской губернии, по мнению этнографов, новые веяния прижились раньше, чем где-либо: сказалось положение на перепутье. 

Утраченные с бабушкиными сундуками исконные рубашки и сарафаны лишают нас памяти о мастерстве коренных жительниц, своими руками создававшими нужный образ. 

Человек жил по законам общины, и его внешний облик не был личным выбором, а зависел от сложившейся в его поселении традиции – а она диктовала ношение достаточно сложного, относительно дня сегодняшнего, костюмного комплекса с обязательным декором. Повседневные украшения отличались от праздничных сдержанной цветовой гаммой, меньшим размером и ценностью деталей, способом обработки материала.

«Ребенок впервые встречался с украшениями вскоре после рождения, -  пишет Елена Марлевская, автор исследования по русской народной культуре, - ему на шею надевали нитку с бусинами или бисером. Важной вехой был момент перехода от детского возраста к подростковому, в 7-8 лет». Девочке тогда  впервые в жизни дарили недорогие бусы, иногда просто из ягод. По мере взросления количество украшений росло, больше всего их было у парней и девушек, достигших совершеннолетия, и молодых женщин, определяя их престиж в своей возрастной среде. Собственно, и в богатом, и в бедном хозяйстве у женщины был одинаковый комплект одежды, разница была в качестве ткани и в отделке материала. Дошедшие до нас образцы традиционного русского костюма Северо-Западной части России – одежда и головные уборы – исполнены в ныне утраченных для большинства техниках золотного шитья, низания и плетения, сажения по бели (объемная вышивка или шитье жемчугом).

К примеру, на территории Псковской губернии были распространены кокошники, представлявшие собой цилиндрические головные уборы «в виде плоскодонной круглой шляпы».  Полями для нее служили четыре жемчужных «ряски» или «забора» из жемчуга, нанизанного на конский волос. В качестве отдельного головного убора использовались шелковые, вышитые золотом по углам и лбу, косынки, концы которой завязывали сначала сзади, а затем на лбу двойным узлом –  их называют «золотая головка». Из одежды носили предпочтительно рубахи с пышными рукавами, пришитыми прямо к горловине и украшенными вышивкой и нашивками, или туникообразные рубахи-долгорукавки с дополнительным отверстием для кисти руки. В Великолукском уезде был зафиксирован глухой косоклинный сарафан – при пошиве в узкую, в ширину ткацкого станка ткань, вставляли клинья. Ложные рукава во время работы завязывали за спиной. Для пошива использовали шерстяное домотканое сукно на холодное время года, чаще синего или красного цвета, летнюю одежду изготавливали из набивных льняных полотен  и отделывали подол, проймы и горловину фабричной тесьмой, вышивкой, лоскутной отделкой, шнуром.  Расшивали и передник, который надевали «на люди».  Низ сарафана могли подшивать другой тканью – он очень быстро изнашивался. 

Расцветка варьировалась, но в предпочтении были приглушенные тона: яркой оранжево-желто-алой палитры на Псковской земле и соседних территориях не встретишь. 

В этих местах цвету не придавали такого значения, как в центральных и южных губерниях, поэтому вся смысловая – и «силовая» –  нагрузка была за декоративными элементами –  преимущественно с геометрической или растительной вышивкой, если брать наиболее древний вариант костюма, распространённого около XII века, и более сложными деталями в поздний период.

С развитием  текстильного производства в XIX веке отпадает необходимость в освоении трудоемких ремесел. Хранить в семье традицию ткачества или вышивки, не находя ей практического применения в условиях меняющегося мира, было бессмысленно. Деревня к тому времени уже была под влиянием городской среды, неизбежно подчиняясь новым модным веяниям. Фабричные ткани и галантерея стали достаточно доступными и дешевыми, чтобы их использовали повсеместно – дорогостоящие вещи  ручной работы становились роскошью.  

Сегодня же люди «настолько отформатированы массовой культурой, что не умеют одеться даже в готовые вещи», –  такое мнение высказала Наталья Бочина, специалист отдела декоративно-прикладного творчества Псковского областного центра народного творчества в интервью «АиФ Псков». Инстинктивное стремление быть в гармонии с природой по-прежнему заставляет людей выбирать естественные тона в одежде. Время кричащих кислотных цветов давно прошло, мы возвращаемся к пониманию, что красота не должна быть навязанной: оттого, вероятно, в 2017 году этнический стиль снова на пике популярности.

Александра ОБРАЗЦОВА

Фото Игоря ДОКУЧАЕВА

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Читайте также:

Счастье женщины не в деньгах, а в покупках

198 просмотров.
Теги: Стиляги

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту