Интернет-газета. Псков
16+

ДИСТстанция, или В поисках вольных женщин

20 мая 2018 г.

Все женщины разные. Как сегодня, так и в средние века, и в раннее средневековье, и в ещё более ранний исторический период. Одних сжигали на кострах только потому, что они были чертовски красивы. Других ссылали в монастыри, потому что они были слишком умны. Третьих продавали в бордели, потому что они были необычайно строги и целомудренны. Четвёртые, совершенно безропотно, считали своей ролью лишь родить и накормить детей, и услужить мужчине. Пятые… А пятые сами сбегали от всех. Свободные, никому не принадлежащие, вольнодумные, преданные истине, ищущие путь и веру – где они могли найти своё место в таком же безумном, как сейчас, мире? В монастырях? – нет – какое уж там вольнодумство. В царственных ложах? – нет - какая уж там свобода... И всё-таки свое место они находили.

Беги Бегги, беги!

Бегинаж – именно сюда могли сбежать те необычные, нестандартные, оригинальные, вольные, ищущие женщины прошлого. Куда сегодня сбегают такие девушки и дамы постарше? Это вопрос хороший. Но вы с ним как-нибудь сами разберитесь, наверняка, рядом с вами есть такие, а может, вы и сама такая, читающая эти строки, и тогда вам подобные наблюдения весьма пригодятся. Мы же пойдём по следу ваших попутчиц, но из прошлого.  

«Бегинки», так их называли с одиннадцатого века. Странно, но это слово, произносимое на позднелатинском языке beguinae, очень схоже звучит с русским «беглянки», а в арабском со словом «бедуины». И, в общем-то, по содержанию все эти слова из разных языков тоже несли похожий смысл. И хотя считают, что «бегинки» - это название таинственного женского ордена произошло от имени собственного – их святой покровительницы – Бегги, дочери короля Пипина Ланденского, но так хочется верить в совпадения смысла слова на разных языках. Хотя, и имя Бегги, тоже очень напоминает русское – «беги». Бежать от кого или чего? Конечно от мира, от безумств, которые в нём творятся. О Бегги – дочери короля и зачинателя знатного рода Пипинидов, а позже переросшего в ещё более известный королевский род франков – Каролингов, мы знаем мало. Больше о её отце – короле Пипине. Древние манускрипты говорят, что управлял он своими владениями и людьми «с осторожностью, честью и добротой и привязал их всех к себе узами дружбы». Естественно, что и две его дочери, и два сына выросли в такой же атмосфере: чести, достоинства, доброты.

Возможно, именно потому и стали называть этих женщин и девушек «бегинки», в честь святой Бегги, потому что не чужды были эти черты короля Пипина и его дочери, их внутреннему миру и поступкам – всему образу жизни. Они не были монашенками, хотя на протяжении веков и в различных источниках как их только не называли, причисляя и к монашкам, и к особому религиозному течению, и к церковному ордену. Ничего подобного: они были свободными, вольными, при этом, не давая обетов безбрачия, и в случае чего могли жить с кем захотят. В том числе и в своём закрытом, тайном сообществе.

Их дом - бегинаж

Тайные сообщество женщин-бегинок очень быстро стали популярными по всей Европе 12-13 веков. Бегинажи – особые, уединённые общежития бегинок стали появляться в разных странах: Франции, Бельгии, Нидерландах. Сосчитать сколько их было на самом деле – практически невозможно, потому что они появились в большинстве городов того времени, в особо крупных их могло быть несколько. Проще всего представить их в виде общины. А если на современный манер – в виде общежития, в котором проживали бы одни женщины. Это мог быть даже маленький городок, деревня, которые размещались в тайных и тихих уголках города. Сначала обособлялись несколько женщин и строили себе дома и домики вокруг большого двора, который со временем становился внутренним двором общины. Во дворе они строили часовню, зал для общих встреч. Здесь же, в общине, во дворе или рядом, они разбивали сад, огород, цветники и размещали прочие хозяйственные постройки. Свою общину по внешнему диаметру чаще всего они обносили внушительной стеной, и даже окружали рвом с водой. Впрочем, делалось это, видимо, вовсе не с целью держать оборону от нападения отрядов неприятеля, а для устрашения посторонних зевак. Никаких сведений о героической обороне того или иного отдельно взятого бегинажа в истории не встречается. Если весь город оборонялся от врага, то и затворницы вставали на городские стены вместе с остальными жителями. Но были бегинажи и очень внушительных размеров: с огромными домами для многочисленных жительниц, и даже с несколькими улицами. Тогда внутреннего двора уже не было, и сам бегинаж походил на маленький город. Где над дверями домов бегинки устанавливали статуи или лики святых, которым поклонялись, молились, которых просили о покровительстве.

Свобода женщинам не нужна?

Интересно, что официальная церковь практически с самого возникновения бегинажей, считавшая их участниц распространителями ереси, не передавала их на суд печально-известной Инквизиции. Можно предположить, что защитила их чья-то более сильная рука, хотя в это и сложно поверить, учитывая ту власть, какую имела Инквизиция и ярые сторонники официальной церкви. Но почему «рука» была так заинтересована в сохранении этих женских общин? Во многом это остаётся загадкой.

Со стороны жизнь бегинок могла показаться исключительно нравственной и соответствующей библейским заповедям. Кроме ведения своего внутреннего уклада жизни в общинах, они всеми силами старались помогать слабым, больным, неимущим, детям без родителей и родственников. Но при этом оставались вольными, свободно мыслящими, говорили, что хотели, выражали свои взгляды и желания открыто, могли уходить из общины, потому что влюблялись или их манила другая цель. Могли и возвращаться – никто их ни к чему не обязывал. Многие сразу сообщали, что пришли лишь на время, например, пока муж или возлюбленный находился в боевом походе. Кстати, многие жены крестоносцев были бегинками. Вы думаете, такое свободолюбие тогда воспринималось нормально со стороны большинства общества? Открытые мысли, вольнодумство и свобода действий в любые времена не в чести у правителей, элит, и части общества. В сегодняшние времена, в цивилизованном, кажется, 21 веке, открыто и свободно выражать свои мысли рискуют тоже далеко не все. В результате, к началу шестнадцатого века бегинки стали более сдержанными, и поэтому всё чаще растворялись среди остального общества. А дальше – больше – женские общины бегинок стали исчезать. Сейчас о них напоминают только оставшиеся  архитектурные комплексы бегинажей, да работы историков. При этом нас стараются уверить, что  бегинок больше не существует, что их больше нет. Что, женщинам больше немило свободолюбие и вольность?

На фото: Брюгге - этот бельгийский город имел несколько бегинажей, здания и память о которых сохраняются здесь до сих пор

Едем искать

Строения бывших женских общин сохраняются во многих городах Бельгии, Нидерландов. Большие бегинажи в Брюгге, в Антверпне, в Льеже, в Амстердаме. В некоторых из них размещаются социальные учреждения: дома престарелых, приюты. В других живут небогатые категории: студенты, молодёжь. Есть и те, которые просто стали комфортабельными жилыми домами и городскими виллами. Все они сохраняются, как памятники истории и архитектуры. Но есть в этом списке город, где бегинаж весьма необычный: и архитектурно, и конструктивно. И самое интересное, по некоторым свидетельствам в нём и сегодня встречают образы настоящих бегинок. Не знаю как вам, а мне очень хочется понять: куда сегодня бегут, уходят, скрываются свободолюбивые женщины, и есть ли они вообще?

     

Итак, мы отправляемся в Бельгию, в Дист, искать особенный бегинаж из прошлого, а ещё больше образы вольных женщин-бегинок.

И поэтому, читайте продолжение:

ДИСТстанция, или чем закончились поиски вольных женщин

 

Игорь ДОКУЧАЕВ,

фото автора

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вам также могут быть интересны: 

Как мы нашли в Германии город с печатью дьявола

Секреты «Wolfsschanze». Что скрывает подземный город Гитлера?

160 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту