Интернет-газета. Псков
16+

Андрей Филатов и его Остров сокровищ

18 мая 2017 г.

Фото Юрия Мартынова

Один из самых известных псковских рестораторов, руководитель группы компаний «Ресторанный партнёр», открывает новое заведение на острове посреди Псковского озера. Остров обитаемый, живут несколько десятков семей рыбаков и столько же дачников, приезжающих сюда на сезон. Зачем на острове Залита ресторан? Что связывает главного псковского специалиста в ресторанном деле и этот остров? Как к инициативе отнеслись местные жители? Эти и другие вопросы мы задали Андрею ФИЛАТОВУ.

- Андрей Юрьевич, всё-таки это - риск?

- У меня – нет. Я прагматик. Всё просчитано. Я упёртый оптимист. Потому что есть доходная часть - она, конечно, сейчас уменьшилась ввиду общей экономической ситуации в России. Не у меня, в стране изменились показатели, в последние годы экономика сжалась, и мы, к сожалению, начали сужаться. Но нужно обратить внимание, куда мы стали перемещаться: если раньше стремились уезжать далеко за пределы своего города, то теперь многие стараются найти развлечения рядом. И теперь, когда будем планировать свой досуг, у нас уже будет определено место, куда с семьёй или друзьями можем приехать на день. На самом деле есть люди, которые готовы платить за отдых. Мы работаем на базе отдыха в «Плескове», так там 300 рублей стоит только вход на территорию, только для того, чтобы комфортно отдохнуть. И люди по 100, 200 человек приезжают только для того, чтобы побыть там, потому что нет нигде оборудованных территорий, где можно было бы отдохнуть. 

Людям хочется даже просто полежать, посмотреть на облака. 

- А почему вдруг остров Залита? Другого места не нашлось?

- Когда мы проводили гастрофорум в Пскове, я выступал с докладом, в котором ответил на вопрос, кто такие туристы. Туристы – это мы с вами. Мы часто ждём, что к нам кто-то приедет из-за рубежа, но ведь мы сами чаще иностранцев путешествуем по своей стране. И привычка псковичей ездить на однодневный отдых в Печоры, Изборск – стала уже слишком обычной. Мы с детьми, например, туда уже не ездим, потому что есть усталость от места, дети туда тоже не хотят. Действительно, должны быть новые места, новые открытия. Порхов и Гдов – хорошие направления, но они не оборудованы и далековато расположены. А вообще есть такое понятие в индустрии отдыха, как тридцатикилометровая зона, то есть рассчитанная на тур выходного дня. Я хочу выехать в лес, на природу. А куда? Ведь все берега озера уже оккупированы частниками и подобраться к берегу остаётся немного возможностей. Поэтому остров остался практически единственным привлекательным объектом в этой тридцатикилометровой зоне. Когда мы отчертили этот круг на карте, то Талабы попали в него, я даже не ожидал.

- Но тут ведь не всё просто, масса проблем открывается, например, с пассажирскими рейсами, катер ходит один и не так часто?

- Да, вопросы есть. Мы сейчас открываем информационный центр, который будет владеть всей необходимой информацией. Для того чтобы попасть на острова нужна логистическая поддержка. А это переговоры с муниципалитетом, чтобы имеющийся пассажирский катер «повернулся» не только к жителям, но ещё и к туристам. Мы хотим, чтобы местные власти поучаствовали в этой части проекта. Ведь муниципальный катер ходит по такому расписанию, которое может быть не очень удобно туристам. Нужно, чтобы катер выходил, например, в 11 часов на острова, и возвращался в 5 или в 6 часов вечера, чтобы туристы смогли увидеть и узнать остров и отдохнуть здесь. Говорят, что на острове нужно часов пять-шесть, чтобы пребывание было комфортным. Люди должны спокойно высадиться, погулять, посетить экскурсионные предложения, пообедать. Пока есть проблема, поскольку имеющийся катер ходит только в среду, четверг, пятницу, субботу, а в воскресенье только один рейс. А именно в воскресенье может быть основная масса отдыхающих. И как тогда турист сюда попадёт? С местными жителями поедет? Но здесь много ездят: обратный рейс в воскресенье обычно полностью загружен и туристу там места не найдётся. Поэтому договариваться всё равно надо.

- Но ведь остров пока вообще слабо приспособлен для приёма отдыхающих – одного ресторана и гостиницы недостаточно, чтобы людям здесь было комфортно.

- По совместному проекту с ЕС планируется строительство двух причалов – это запроектировано, и это проект, который мы ждём. Получается, что мы несколько с опережением начали, и этот год будем работать немного по спонсорски. Можно, конечно, сидеть и ждать, когда это всё будет… Но я понимаю, что нужно построить тут инфраструктуру, обеспечить её развитие до того, как появится поток отдыхающих. Потому что если потом это делать, когда люди захотят поехать – то будет сбой. А  в нашем случае мы уже будем готовы. Сюда и сейчас много приезжает паломников, но это для нас бонус, если можно так сказать. Уже сегодня паломнические фирмы, которые везут сюда людей, пытаются у нас разместить заказы: на июнь, июль, август предложения есть, но мы хотим работать полную навигацию: с мая по октябрь. И мы развиваем это место, потому что нам самим это интересно.

- Здесь на острове большая проблема и с утилизацией отходов, мусора - открывая ресторан, как вы собираетесь её решать на своём объекте?

- Да, проблема есть. Мы собираемся свой мусор частично сжигать, а другую часть – вывозить в специальной упаковке. Вообще на острове есть пресс для отходов, возможно, в дальнейшем какие-то варианты будут предлагаться. Когда мы ещё задумывали этот проект, продумывали его инфраструктурно, то понимали, что с этим придётся что-то делать. В том числе, в масштабе всего острова.

- Получается, что проект только на первый взгляд рассчитан на гостей острова, а на самом деле он важен и для самих островитян…

- Мы хотим сейчас привлечь к этому острову внимание, на его экономические возможности. И самое главное, нужно сделать туристическую инфраструктуру, чтобы местные жители захотели зарабатывать. Почти каждый местный житель здесь коптит рыбу. И мне бы хотелось, чтобы кто-то из них догадался, заинтересовался, или мы вместе начали делать этнодеревню – деревню рыбака. Чтобы человек жил и хотел показывать, как жили и как живут залитские рыбаки. Здесь есть домик старца Николая Гурьянова, в который водят на экскурсии приезжающих. И точно так же должен быть хотя бы один из домов рыбацким, то есть - туристским объектом. И тогда, я знаю, что всё сложится. Сейчас большое количество детей, да и взрослых людей, понятия не имеют о жизни деревни. А здесь остаётся ещё та самая, прежняя, деревня. Здесь все даже смеются по-другому. И это дорогого стоит, потому что сейчас искусственно такого не соберёшь. Этот колорит в других местах уже утрачен, а здесь во многом всё сохраняется. Здесь и люди другие – они островные, может, немножко замкнутые, настороженные.

- А откуда такое знание нравов и быта островитян?

- Залита – замечательный остров – люблю его с детства, я в первый поход пешком пришёл именно сюда на Залита. В Елезарово был спортивный лагерь, назывался «Нептун», и там я пошёл в свой первый поход, мне лет десять было. Здесь летом на озере, когда отлив, образуется коса, можно пешком перейти с материка на остров. Местные раньше всегда знали о таких явлениях и пользовались.

А потом я приезжал сюда по работе, помню ещё период, когда здесь на острове Залита жили больше двух тысяч человек, в школу ходили много детей, а рыбаки из рыбколхоза ежедневно на промысел. Жёны даже приходили разбираться: почему с Толбы водку в магазин не привезли. Там небольшую баржу, полностью загруженную ящиками, райпо оставило. И вот она стоит в Толбе, а на остров не везут, потому что путина шла и, видимо, чтобы её не срывать, баржу и задержали. В те времена я и не знал, что означает на острове слово «чайки» – оказалось, что это жёны рыбаков, потому что они так галдели тогда, собираясь вместе. И в тот раз, требуя водки для мужиков, эти женщины собрались у конторы: ничего не было слышно из-за их разговора, председатель стоит, они его окружили и внушают: мужики замёрзли в озере, они умирают, их надо согревать… 

Я тогда связистом долгие годы работал, приезжал на остров. Однажды, когда связь делал, свалился и руку сломал, поэтому у меня многое связано с этим островом. Когда раньше собирался ехать сюда, в Пскове все знакомые просили привезти рыбы. Я ведь и зимой ездил, и в озере на машине сидел – воткнулся раз в полынью, и по воде катался. И каждый раз вёз полный багажник рыбы. На острове раньше стоял пункт приёма рыбы: там взвесят несколько ящиков, в багажник выгружают, и я ехал в город.

- Местные жители как восприняли появление ресторана и гостиницы?

- Сегодня местные жители не очень довольны. Многие же из них дачники – и у них своя настороженность существует: «не хочу, чтобы здесь ходили посторонние, я же здесь дачу купил». Но когда появляется отдыхающий, путешественник – появится торговля, а значит, появятся финансы и образуется жизнь.

- А работать у вас здесь кто будет, из числа местных жителей?

- Частично местные. Но других будем привозить с материка.

- Не все же в штыки начинание воспринимают?

- По-разному. Я встречался с жителями ещё в прошлом году, предложил им выращивать тут морковь, свеклу, другие овощи. Говорю им: я у вас должен всё это покупать. Но мне тогда сказали «нет», чего я вовсе не понимаю. Мне бы хотелось здесь покупать возможные продукты, не привозить ничего из города, ведь у них тут есть возможность выращивать. Но для них рыба – это всё. Основное занятие.

- А помните, здесь была пекарня своя? Нам местные женщины сказали, что свой хлеб больше не пекут, мол, прежние пекари состарились, а молодёжь не хочет заниматься.

- Пекарня и сейчас есть. Хлеб, который будет на столе в ресторане – он местный, залитский, очень вкусный. Может быть, не каждый день пекарня работает, но хлеб пока пекут. Мы, например, купили позавчерашней выпечки.

- А кухню здесь, в Талабском проекте, какую вы собираетесь предлагать?

- Я давно дружу с коллегами из эстонского Причудья – там кухня одинакова с талабской. Мы договорились, что я поеду в Причудье специально, возьму уроки по приготовлению традиционной кухни. Они там за три-четыре года работы убрали из предложений солянки, шашлыки – отказались от них совсем и сделали упор только на местную кухню – и спрос на неё там растёт. Они покажут, как это сделали, ведь они очень долго, монотонно изучали и практиковались в способах приготовления местной рыбы.

И это естественно: сюда, на Талабы надо ехать не на шашлык, которого можно и в Пскове поесть, а чтобы пробовать традиционную местную кухню. Для меня это оригинальные и вкусные местные пироги: то, что оставалось после рыбалки, всю рыбью требуху хозяйки раньше использовали для начинки. Интересная вещь. Второе – мы в прошлом году губернатора кормили и использовали рецепт залитской ухи, были женщины с острова Белов, которые сказали потом, что уха была невкусной. Почему? – спрашиваю. Они говорят: «потому что это не наша уха». Представляете, два рядом лежащих острова, но рецепт ухи, которые здесь и там готовят – разный. Кроме того, здесь очень хорошо налажен процесс копчения рыбы. Здесь вообще много рецептов традиционной чухонской кухни – это локальные традиции, местные. (чухонь – так называли прибрежные территории по обе стороны озера и живших там людей, - ред.). И здесь очень любят готовить крупяные рецепты, с перловой крупой, например, и специальные подливы. Или блюда с капустой. В Пскове хозяйки постарше тоже такие рецепты знают. Я думаю, что нам нужно рекламировать именно свою локальную кухню, для того чтобы люди ехали сюда пробовать то, что уже утрачено в городе. 

Ведь везде в городах еда международная: всё везде собралось в одно меню от салата «цезарь» до хачапури. 

А здесь пойдёт именно кухня острова, и она сложится – но не сразу. Потому что сначала придётся предлагать людям ту еду, к которой они привыкли, а потом постепенно предлагать блюда местных рецептов.

- То есть получается, что для вас - это настоящий остров сокровищ, который несёт массу возможностей?

- Да, здесь можно сделать и велопрогулки, и пляжный отдых – здесь много чего можно придумать. Но самое главное, чтобы местные захотели это делать. То есть, если у них будет желание вкладываться и при нормальном развитии предлагать свои услуги, то развитое предпринимательство даёт хорошие деньги.

- А для души чего бы ещё хотелось здесь воплотить?

- Я дружил с Петром Павловичем Оссовским – очень известным художником. Он много рисовал Талабы, и после его смерти у меня сохраняются хорошие отношения с его семьёй, мы уже договорились с ними, что в летний период сделаем здесь вернисаж из его работ - можно будет приезжать, чтобы их посмотреть. Есть и другие художники, которые здесь работали, думаю, что эта история будет в развитии…

Игорь ДОКУЧАЕВ, фото автора

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вас также могут заинтересовать:

Петр Оссовский: я всегда оставался просто русским художником…

Псковский порт восстановить можно только в одном случае

Возобновление водного сообщения между эстонским Тарту и российским Псковом возможно, - отметил эстонский министр

Такое хитрое-хитрое Псковское море

 

91 просмотр.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту