Интернет-газета. Псков
16+

Летает голубка, стережёт клад…

22 апреля 2016 г.

Фото Игоря Докучаева

Псковская певица, преподаватель вокального мастерства Наталья Широкова – наследница знаменитой песенной традиции Усвятского района, которую прославила на весь мир народная исполнительница – Ольга Сергеева, рассказала для читателей «Прессапарте» о человеке не менее уникальном – о своей бабушке, чей голос и исполнение песен можно также отнести в мировую коллекцию русского песенного искусства.

Иногда важно просто не пройти мимо того культурного богатства, которое находиться рядом с нами, да так близко, что можно не заметить, относясь к нему как к естественному процессу жизни. К моему великому счастью его величество случай помог мне увидеть в любимой бабушке настоящую носительницу песенной традиционной культуры. Хотя, долгое время в детстве, проживая бок о бок с родным человеком, даже не подозревала о том, что бабушка обладает таким ценным богатством – песенной традицией Усвятского района.

 

Анна Артемьевна Широкова, в девичестве Прохоренко, родилась 2 февраля в 1933 году в деревне Перелазы Усвятского района Псковской области. В 1958 году вышла замуж и переехала в Великие Луки, где и проживает.


Дочка Усвятской земли

Моя бабушка истинный носитель традиционной культуры, которая с самого детства впитала в себя традиционные звуковые впечатления и, несмотря на свой солидный возраст, способна с точностью воспроизвести песни, услышанные в раннем и юношеском возрасте. Конечно, она совсем не задумывается над интонацией песни, над тем правильно ли она произносит те или иные слова, она просто поет, как это делали многие поколения женщин в ее деревне, сохраняя традицию. В ее мелодиях много мелизмов, мелких длительностей, заставляющих «играть» каждый звук, характерных для певческой традиции Усвят. Все эти приёмы настолько естественны в её исполнении, что любуешься каждой музыкальной интонацией, мелодическим поворотом. В мелодиях песен, напетых бабушкой, все эти мелизмы  ни в коей мере не утяжеляют мелодий, а, напротив, придают изящество и утонченность. Несомненно, бабушка, знающая песни своей деревни и прекрасно их исполняющая, оказала сильное влияние на моё мироощущение, на появление моей любви к русской народной песне. 

Именно бабушка приобщила и показала всю красоту и глубину народного песенного творчества. 

И я приняла, как настоящий подарок судьбы, возможность записать и сохранить народные песни от моей родной бабушки. Хотя, когда мы только начали разговаривать, ей казалось, что она ничего не помнит. Однако оказалось, что целостное воспоминание сохранилось в ее памяти, рассказывая о свадебном обряде, бабушка пела все новые и новые песни. Почему именно свадебный обряд?

- Запомнилось всё потому, - вспоминает Анна Артемьевна. - Что когда были маленькими, на печке сидели и наблюдали за тем, что происходило на свадебном пиру.

Человеческая память настолько индивидуальна, что порой трудно найти ключи, чтобы полностью открыть «дверцу человеческого подсознания», особенно к событиям, происходившим в юношеском возрасте. Но на лице и в глазах Анны Артемьевны было видно, как память, словно по кадрам фотоплёнки, возвращает ее  в родную деревню, к событиям и традициям, в которых она жила в молодости.

Фото Игоря Докучаева

Известная исследователь Елена Разумовская когда-то проделала огромную работу, собрав максимально полные сведения об усвятском свадебном обряде. Благодаря собранным ею этнографическим материалам можно наблюдать традиционную свадьбу, те изменения, которые произошли в 70-80-х годах, как они отразились на песенном материале и обряде в целом. Не менее интересно как работает память у отдельных исполнителей: у мастера, и у обычного жителя деревни. И мне захотелось проследить, уловить музыкальную память моей бабушки Анны Артемьевны Широковой.

 

Мы нашли клад

Свадьба – самый яркий пример бытового обряда, одна из главных картин большой пьесы. Той пьесы, длина которой ровна человеческой жизни. Свадьба, как для молодых, так и для их близких – это всего лишь один из жизненных эпизодов, правда, он может оказаться одним из самых примечательных. Возможно, именно поэтому свадебные песни так сильно закрепились в памяти моей бабушки, Анны Артемьевны. Правда, она, в отличие от известной всему миру исполнительницы, народной мастерицы, Ольги Сергеевой, мало участвовала в самом свадебном обряде.

Дом, в котором в последние годы жила известная исполнительница русских песен Ольга Сергеева. Фото Игоря Докучаева

Сравнивая небольшой объем свадебных песен, напетых бабушкой и свадебный репертуар Ольги Сергеевой, я заметила, что диалектные особенности произнесения текста, интонационная сторона песен «А сватьюшки, а родные здаров вам», «Бирезничек листыватый» у обеих певиц практически совпадает, за некоторыми незначительными исключениями.

Сначала бабушка говорила мне, что ничего уже не помнит. Но результат нашего общения был неожиданным. «Помню, - говорит, - только одну вот эту песню». И начинает петь «Красна девица-раскрасавица». Во время того разговора у меня не было диктофона, и я постаралась тут же повторить слова песни, запомнить, да не тут-то было. Я поняла – это сложная музыкально-песенная традиция, которую с первого раза не уловить на слух, необходима запись на диктофон и неоднократное прослушивание, чтобы запомнить песню. Тогда, увидев моё затруднение, бабушка, не долго думая, говорит: «Тогда давай полегче спою песню, её ты запомнишь». И запела «Летала галубка по саду», вот тебе и «ничего не помню». Слушая бабушку, я наслаждалась изящными песенными интонациями, специфическим диалектным говором, который слабо проявлялся у неё в обычной жизни. Неудивительно, ведь она пела так, как это делали в её родной деревне много лет назад, ничего не меняя и не придумывая. 

Тогда я поняла, что надо срочно сделать запись этих песен, что эту уникальную возможность нельзя упускать ни в коем случае, ведь это настоящий песенный клад, цены которому просто нет. 

По крупицам

Именно с той минуты начались наше общение с бабушкой, посвящённое песням и усвятской традиции. И в каждую из наших встреч, она вдруг легко вспоминала новые песни, рассказывала, как именно происходила свадьба, другие обряды, уточняла, дополняла, отвечала на мои вопросы. Песни вспоминались необычно, по ассоциациям, одна «вытягивала» из памяти другую… Вот так, по крупицам, мы постарались максимально полно записать вспомнившийся в течение общения песенный свадебный материал и ее воспоминания о свадебном обряде в целом.

Судьба моей бабушки – это часто встречающееся в последние десятилетия стечение обстоятельств, когда обычный житель деревни покидает свои родные края и переселяется в город, тем самым переходя в другой уклад жизни, совсем не схожий с традиционным миром деревни. Удивительным остается то, что и в новых условиях жизни её память может удерживать в себе музыкально-песенные традиции своей местности, сохраняя своеобразное художественное мышление, диалектные особенности, архаичные жанры и формы.

Вот такой он - Усвятский район

Различные способы передачи фольклорной традиции происходят в детстве, при непосредственном участии старшего поколения, показывающего их младшим. Но и в более позднем возрасте передача традиции продолжается, уже в непрерывном взаимопроникновении, в получении заимствований у других локальных традиций музыкальной культуры. Процесс это сложный.

Особенности вокального звукоизвлечения – то есть пения, представляют собой относительно самостоятельный круг факторов, имеющих значимость для народных исполнителей. Жанровые, функциональные черты, присущие разным формам народной культуры, диктуют выбор того или иного способа исполнения, отношения к звуку. Так, например, закликания ветра, разнообразные виды ауканий, гуканий, пение в поле, на воздухе – все эти формы предполагают открытое звукоизвлечение. Домашний контекст, наоборот, предопределяет другие исполнительские средства и цели. Негромкое пение лирики или духовных стихов предполагало интимное отношение к звуку. Но в случаях исполнения обрядовых песен внутри дома, деревенская изба сама, словно превращалась в резонатор. Всё это было знакомо народным исполнителям с детства. Отношение к звуку, тонкое понимание разнообразия его проявлений само по себе входило в неотъемлемый круг средств, традиционно передаваемых по наследству.

 

Моя бабушка, Широкова Анна Артемьевна, в силу возраста, а ей 83 года, а может быть и в силу передаваемой традиции, поет мягко, как будто наслаждается пением, как будто прислушиваются к нему, «играет» звуком. И я обязательно напишу книгу о ней и песенной традиции, которую она сохраняет, представлю в книге и нотные записи, и поэтические тексты, потому что хочу поделиться ими с любителями народной песни. Бабушка увидит книгу, поймёт, что ее песни живы и будут жить. Очень хочется, чтобы традиции, которые могут передать близкие люди, сохранялись и передавались следующим поколениям.

Наталья ШИРОКОВА, фото из личного архива 

Фото Усвятского района - Игоря ДОКУЧАЕВА

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

 

2320 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу