Интернет-газета. Псков
16+

Почему хотят переименовать улицу Гмайнера на окраине Пскова?

21 марта 2022 г.

В Пскове появилась инициатива переименовать улицу, названную именем австрийца Германа Гмайнера. Её выдвинуло научное сообщество Псковского государственного университета ГУ по итогам международной научно-практической конференции «Фашизм 2.0: Актуальные вызовы международной безопасности», которая состоялась в Пскове 16 марта. Собравшиеся историки рекомендовали администрации Псковского района рассмотреть возможность переименования улицы Германа Гмайнера после того, как открылись факты биографии этого известного австрийского социального педагога, который в годы Второй мировой войны, как оказалось, был убеждённым нацистом и сторонником Гитлера. Честно говоря, есть некоторый шок от того, что мы узнали.

 

Улица Гмайнера в Пскове

В последние тридцать лет мы не раз сталкивались с попытками переименовывать улицы, несущие советские символы, понятия, или названные в честь героев и кумиров эпохи СССР. В каких-то российских городах это было похоже на тотальную зачистку, где-то это было точечно, в других – жители остаются верными делам своих отцов и дедов, а где-то традициям и идеалам социалистической действительности.

В Пскове переименования названий с именами советского периода случались. Так, на заре демократии в Кузнецкую была переименована улица, носившая имя советского писателя Николая Островского. А несколько лет назад не выдержала натиска переименователей улица имени немецкого коммуниста Карла Либкнехта, получившая имя воеводы Ивана Шуйского из далекого 16 века. Но инициатив о перемене названий, которые общественные пространства получили только «вчера» в разгар либеральных реформ, по всей России пока немного.

В 2010 году во время строительства на городской окраине Пскова «Детской деревни-SOS» российское подразделение международной благотворительной организации направило официальное обращение в администрацию Псковского района, на территории которого строился объект, с просьбой рассмотреть возможность присвоения улице, на которой появилась деревня, имени основателя организации Германа Гмайнера. В результате, органами власти муниципалитета было принято решение об удовлетворении этого ходатайства. Так на окраине Пскова появилась улица Гмайнера. Большинство псковичей и жителей Псковского района даже не слышали о такой – улочка небольшая и появилась только из-за строительства этого объекта.

На фото: Герман Гмайнер (фото из доклада, прозвучавшего 16 марта в ПсковГУ)

«Детская деревня-SOS» в Пскове – это 14 больших семейных коттеджей, в которых единовременно проживают, как правило, около 100 детей и их мам-воспитателей. Это тот принцип, который заложил в основу проекта сам Герман Гмайнер. Он справедливо считал, что только семья может удовлетворить все потребности ребенка, создать возможности для его полноценного развития. Поэтому его идея по воспитанию детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, состояла в том, чтобы воссоздать условия большой семьи, пусть и не с родными по крови близкими людьми. И поселить такую семью в одном доме, где бы рядом жили дети разных возрастов, как настоящие братья и сёстры, и могли бы расти здоровыми и счастливыми. При этом дети могут ходить в обычные детские сады или школы, посещать спортивные секции, кружки и занятия, дружить со сверстниками из обычных семей, выстраивая социальные связи с раннего возраста, чтобы потом без проблем войти в обычную жизнь общества. Идея не новая в истории воспитания, но стараниями Гмайнера она обрела свои черты, основу, спонсоров и оказалась принятой в разных странах мира, продолжая воплощаться даже спустя годы после смерти основателя в 1986 году. А в основу проекта легла история семьи самого Германа Гмайнера.

 

С именем Эльзы связано многое

Его жизнь началась 23 июня 1919 года в небольшой деревне, расположенной в Тироле - самой западной федеральной земле Австрии. Герман был шестым ребёнком в многодетной и очень бедной семье горнорабочего. Из 9 детей – пять мальчиков и четыре девочки, выжили 8.

На фото: Австрия, типичная горная деревушка

После смерти мамы в 1925 году, о восьмерых братьях и сёстрах заботилась старшая сестра. «Моей сестре Эльзе тогда было всего 16 лет, и она была слишком молода для этой большой задачи и еще большей ответственности. Но чем отчетливее она ощущала, какое благодеяние она приготовила всем нам, своим братьям и сестрам и нашему отцу, тем легче ей было влиться в эту роль суррогатной матери», - вспоминал Герман Гмайнер.

Главный персонаж в любой детской деревне-SOS именно суррогатная мама – роль которой Гмайнер будто очень точно скопировал со своей старшей сестры Эльзы, взвалившей на себя непосильную ношу по воспитанию оставшихся без матери братьев и сестёр.

Отец как мог, обеспечивал жизнь детей, и поэтому рассчитывал, что все дети, подрастая, будут помогать зарабатывать на жизнь. А Герман мечтал только об учёбе. Он совершал ежедневные походы в расположенную в соседней деревне маленькую народную школу. Но дальнейшее обучение детям из бедных семей было недоступно. Помог ему деревенский священник, знакомства которого дали мальчику шанс учиться в соседнем городке Фельдкирх. Юноша долго готовился к экзаменам с помощью подруги одной и старших сестёр, и сдал их с правом поступить во второй класс гимназии, хотя он был уже значительно старше своих одноклассников. Позже, за отличную успеваемость Герману присвоили стипендию, и он продолжил учёбу. Юный Гмайнер интересовался медициной, философией, историей, поиском истины в жизни. Но при этом, конечно, он не мог не замечать того, что происходило в соседней Германии 40-х годов, когда у власти там уже несколько лет был Гитлер и его единомышленники. Как в марте 1938 года Германия присоединила к себе Австрию, создав практически, одно отечество для подрастающей молодёжи. Потом была аннексия Судет, затем полная оккупация Чехословакии и продолжение продвижения германской армии по европейской территории. Знал он и о начале Второй мировой войны.

И неизвестно, как судьба Германа стала бы развиваться дальше, если бы в его жизнь не ворвалась военная служба. В 1940 году, когда молодому человеку исполнился 21 год, его призвали. И с этого момента всё изменилось.

 

«Я просто хотел участвовать в этой войне»

Он мог оказаться обычной жертвой фашистского государства, попасть под армейский призыв, в душе оставаясь противником верхушки гитлеровской власти. Нацистская пропаганда в Германии 30-40-х годов многих немцев и жителей других европейских стран сбила с толку и сделала невольными пособниками выстроенной машины смерти.

На фото: Герман Гмайнер в военной форме вермахта (фото из доклада, прозвучавшего 16 марта в ПсковГУ)
 

Из воспоминаний о Г. Гмайнере (из доклада, прозвучавшего на научно-практической конференции в Пскове):

«Призыв в вермахт в феврале 1940 года открыл двадцатилетнему человеку новые перспективы, избавил его от заботы о существовании. Он давно мечтал о великих делах, хотел изменить мир, но не знал, как и чем. Он был рад возможности покинуть школу, «мир маленького городка», свой маленький, тесный мир, в котором ничего не происходило и не происходило никаких поворотов. Таким образом, война показалась ему жизненным доказательством, временем испытаний; этот путь он хотел пройти как мужчина и никогда не отступать. «Я знал, что так и должно быть. Вы ничего не можете сделать», говорил он. Он был уверен, что переживет все благополучно, он твердо верил, что война готовит для него «очень важную задачу», он мечтал о товариществе и самопожертвовании с ним как с признанным героем, который руководит другими. «Имея это в виду, я просто хотел участвовать в этой войне(...)».

Ему нравилось то, что происходило в Европе. Понравилось и новое «предприятие» - нападение на СССР. Еще до того, как он оказался на фронте, он уже видел себя «в зале подготовки к войне против Коммунизма». Получается, что молодой человек принял службу в германском вермахте по убеждению, несмотря на веру, гуманистические представления и консервативные принципы. И этот выбор потом не раз подтверждал.

Как и многие австрийцы, он стал сражаться за Германию как за родное Отечество. В июне 1941 года Гмайнер оказался на фронте в финских лесах, но уже через месяц был в России, где на 11 день своего участия в войне получил первое ранение – пуля перебила руку – ранение было тяжёлое, и Гмайнер мог бы оставить службу. Но после лечения он «вернулся в казарму к горным стрелкам и добровольно отправился на фронт». Уже в 1942 году Гмайнер получил звание ефрейтора в третьей роте первого высокогорного батальона, где позже, по его словам, дослужился до командира разведывательного подразделения. После очередного ранения и вновь добровольного возвращения на фронт, он проходит горную подготовку по покорению Кавказа, правда, он был слегка разочарован тем, что опоздал на Эльбрус, там уже развевался немецкий флаг.

В конце 1942 года он заявил своему духовному другу в письме из лазарета: «Чтобы встретить великих людей нашего времени, испытать свое собственное сердце и силу, я дважды добровольно предстал перед врагом. Я сделал это не ради игры, не из жажды приключений, не из честолюбия. Нет! Но одно право надо получить среди людей – право немца, право смелого».

Он был ранен пять раз, неоднократно награжден, получил звание унтер-офицера. А в апреле 1943 года был записан кандидатом в офицеры и начал учиться в Венской школе пехоты. Но во время очередных каникул курсантов вызвали из дома и отправили на Восточный фронт. Герман Гмайнер ехал туда в очередной раз. Он тогда написал своему другу, что отправляется на битву в плодородную долину Кубани. «Я иду один, так как должен, я также иду, чтобы нести долг за Отечество». Уже в августе он был в Херсоне, участвовал в битве на Кубани.

Из воспоминаний о Г. Гмайнере Людвига Эрлахера, одного из его боевых товарищей: «В шкафу у него был форменный китель лейтенанта или обер-лейтенанта горного стрелка, украшенный множеством наград, в том числе Железным крестом, военной наградой, которая вручалась за проявленную храбрость на поле боя.

Себя он считал вождем: «Наверное, я могу просто сказать, что в то время маленький простой солдат почитал и любил меня. Я был очень популярен, меня очень любили. (...)Война вовсе не была для меня такой мерзостью, на самом деле она вовсе не была такой уродливой для меня.

Я хотел только одного: быть человеком в этом событии, быть хорошим в этом событии, помогать в этом событии как можно больше и отворачивать от страданий, насколько это возможно.(…)Мне пришлось совершить со своими людьми какое-то нападение, какое-то военное действие, какое-то жесткое военное действие».

 

Послевоенное перевоплощение

Из доклада, прозвучавшего на научно-практической конференции в Пскове: «Гмайнер создавал свою картину - «нравственной» войны. В то время, когда сотни тысяч немцев уже несли покаяние за совершённые преступления против человечества, Герман Гмайнер «писал» свой большой послевоенный рассказ о «чистом» вермахте, «чистоте» и идеализме своего поколения. Гмайнер почти никогда не описывал ужас войны: множество безлюдных деревень, мимо которых он проходил, мучительную судьбу советских военнопленных, их переселение и голод, их гибель в массовых казнях, расстрелы гражданского населения, партизанские бои. Все эти ужасы войны и преступления чрезвычайной жестокости были известны любому солдату в Третьем рейхе от самого маленького рядового, до генералов. Фронтовики вермахта старались убедить всех, что они были к этим преступлениям непричастны. Но одни из них действительно каялись за всё, а другие прикрывались идеализмом и оставались верными идеям нацизма».

На фото: Обложка книги автора Horst Schreiber «Endzeit. Krieg und Alltag in Tirol 1945» («Окончание. Война и повседневная жизнь в Тироле 1945»), в которой есть глава «Hermann Gmeiner: Identifikation mit der Wehrmacht». («Герман Гмайнер: Идентификация с Вермахтом»), основанная на личных воспоминаниях Г. Гмайнера, его сослуживцев и близких друзей.

Надо отметить, что тирольцы были представлены во всех родах германских войск, вплоть до Ваффен СС, сражались на всех театрах военных действий. 5-я горная дивизия участвовала в захвате Греции, в том числе в высадке на Крите. Как и 6-я дивизия, ранее участвовавшая в сражениях во Франции. В Греции массовые убийства были бесчисленными, особенно отличалась жестокостями и совершала ужасающие военные преступления 1-я горная дивизия, в которой было значительно меньше северных, и больше южных тирольцев. После Греции 5-я дивизия была переведена на Восточный фронт, где в 1942-43 годах участвовала в боях под Ленинградом. Затем 5-ю перебросили в Монтекассино к югу от Рима, а летом 1944 года – тирольцы зверствовали на итальянско-французской границе в Западных Альпах. 2-я горная дивизия отличилась жестокостями в Польше. Гмайнер восхищался своими сослуживцами: «Совершенно фантастический человеческий материал из молодых людей, молодых идеалистов, которые любили горы, любили природу, записались в этот высокогорный батальон». Записались, чтобы убивать, чтобы нести кровь, боль, смерть, чтобы стать ненавистными миллионам мирных людей.

В конце 1943 года Герман Гмайнер воевал под городом Галаце в Румынии. В мае 1944 года был вновь ранен и несколько месяцев пролежал в лазарете, потом вновь возвращается на фронт, в его послужном списке были и бои в Венгрии.

На фото: Герман Гмайнер в послевоенные годы (фото из доклада, прозвучавшего 16 марта в ПсковГУ)

В ноябре 1945 года Герман Гмайнер вернулся домой и начал воплощаться в детского и социального педагога. В первые послевоенные годы эта деятельность была очень необходимой - много брошенных, потерянных, осиротевших детей. И Гмайнер выступил с идеей, что для детей-сирот, или лишенных опеки, должны быть созданы условия приближенные к семейным. Так в 1949 году в австрийском городке Имст появляется первая SOS-Kinderdorf. И за то, что в разных странах мира теперь действует этот проект – мы говорим спасибо его основателю Герману Гмайнеру.

 

Ответ напрашивается сам собой

Как же относиться к инициативе научной общественности в Пскове? Вопрос, казалось бы, непростой, ведь Герман Гмайнер действительно известный в мире социальный педагог, основатель ставшего широко известным благотворительного проекта «Детские деревни-SOS». Но как выяснилось, эта полезная и общественно важная деятельность Гмайнера была уже после того, как он вернулся в 1945 году домой из капитулировавшей фашистской армии. Как воспринимать эти подробности из биографии педагога, которые всплыли в ходе международной научно-практической конференции в Пскове? Кстати, публикации по этому вопросу появлялись и раньше, только это оставались в рамках узких дискуссий в интернете.

Конечно, не лишним задаться вопросом, что и о чём думали ответственные лица в Псковском районе, принимавшие решение о наименовании улицы именем Гмайнера. Почему биографию человека в таком случае не изучают с необходимой пристальностью. У нас разве присваивать улицам имена можно по любому ходатайству? Понятно, что основной гирькой на весах принятия решения было желание отблагодарить создателя проекта за его давнюю инициативу, а также современных европейских руководителей проекта, что выбрали окрестности Пскова местом строительства очередной детской деревни. У этой организации, кстати, сложилась даже традиция – называть улицу, на которой стоит деревня, именем основателя проекта. Так были названы улицы в деревне Маурино под Вологдой, в поселке Томилино, Люберецкого р-на Московской области, в городе Кандалакша Мурманской области.

К слову, о нацистском прошлом Германа Гмайнера информации практически не было, имевшиеся источники очень скудно преподносили факт службы молодого Гмайнера в германском вермахте, упоминая, что он служил там по призыву. Именно поэтому таким шоком стал доклад исследователя с исторического факультета ПсковГУ. Уникальные сведения Даниил Сергеев получил благодаря работе с немецкими источниками и статьями, посвященными педагогическому опыту Гмайнера, научным руководителем молодого историка стала заведующая кафедрой всеобщей истории и регионоведения ПсковГУ кандидат исторических наук, доцент Татьяна Хришкевич.

«По словам Даниила Сергеева, проблематика нацизма заинтересовала его в связи с тем, что в школьных учебниках недостаточно информации о том, как получилось, что после Первой мировой войны, проигранной Германией, спустя 20 лет люди снова стали готовы взять оружие. Предпосылкам зарождения фашистской идеологии посвящена его курсовая работа, в рамках которой и затрагивается биография Германа Гмайнера», - сообщает подробности выбора темы сайт университета.

Так искупил ли Герман Гмайнер вину перед людьми за своё нацистское прошлое, чтобы его именем можно было называть улицы? Да, пока он был жив, успел внести большой вклад в благотворительность, словно, возмещая свою небольшую толику, нанесенного фашистами ущерба мирному населению во время Великой Отечественной и Второй мировой войн. «Деревни-SOS, помогают детям уже долгие десятилетия. Однако настораживает то, что ни на информационных порталах таких школ, ни в Википедии, ни в других популярных массовых источниках нет никаких покаяний от Гмайнера, как активного участника военных действий. Складывается вывод, что принято замалчивать нацистское прошлое Германа Гмайнера. Получается, что можно быть нацистом, совершать преступления против человечества, развязывать и вести ужасающие войны, или помогать в этом кровожадным преступникам, а потом просто достаточно осознать совершённое и начать помогать детям. Может лучше не доводить до того, чтобы нацизм мог совершать такие преступления? Замалчивание, равнодушие, модное толерантное поведение – и мы снова у края фашисткой пропасти», - говорится в докладе исследователя.

За четырёхлетний период фашистской оккупации Псковской области, враг развернул на этой территории жесточайший террор, массовое уничтожение мирного населения и военнопленных, подвергнул разграблению города и деревни. И, конечно, жители Псковской области никогда не согласятся ни с искажением истории Великой Отечественной войны, ни с героизацией фашизма, ни с прославлением имён тех, кто приходил на эту землю завоёвывать и убивать. Вопрос, естественно, нужно задавать и самой благотворительной организации – понимают ли они этичность и провокационность самого предложения – давать имя бывшего солдата вермахта улицам в той стране, в которую он когда-то пришёл воевать, и убивать её граждан? Естественно, очень странно и обидно, что рядом с мемориалами невинно убитым мирным жителям, воинам, героически погибшим за освобождение нашей земли от фашистов, появилась улица с именем бывшего врага, пусть и искупившего вину.

Так, совсем рядом с улицей Гмайнера проходит улица Байкова. Практически, улица с именем австрийца выходит на Байкова, которая названа в честь геройского сапёра Семёна Байкова, руководившего в начале июля 1941 года группой подрывников, минировавших мост через реку Великую, чтобы задержать ворвавшихся в Псков фашистов и обеспечить отход отступающих частей Красной Армии. Лейтенант Байков совершил подвиг – ценою собственной жизни ему с бойцами удалось взорвать опоры моста – сам Семён Байков при этом погиб. За отвагу и геройство он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. В 1986 его именем названа новая улица в Пскове, имя героя носит расположенный рядом Псковский педагогический комплекс, в 2015 году в уличном сквере установили бюст героя. А с другой стороны, к улице Байкова выходит улица, носящая имя маршала Победы Константина Рокоссовского. Уместно ли такое соседство с улицей имени Германа Гмайнера, даже с учётом того, что солдат и офицер вермахта осознал и искупил свою вину? Ответ, конечно, напрашивается сам собой.

Очевидно, что появившуюся инициативу научной общественности Пскова о переименовании улицы Гмайнера – нужно воспринимать как простую попытку исправления ошибки, совершённой ранее. Не более того. При этом, без сомнения,  псковичи с уважением относятся к Герману Гмайнеру, как основателю благотворительного социального проекта и к самой организации, об этом они говорят и в социальных сетях, и на форумах, где обсуждают открывшиеся факты и инициативу о переименовании улицы. И сам факт такого открытого обсуждения говорит о многом: у нас есть гражданское общество, которое может дискутировать, давать свои объяснения происходящему и выносить справедливые оценки историческим фактам. И будем надеяться, что в этом случае общественность также во всём разберётся. Хочется также выразить большую благодарность всем женщинам и сотрудникам и «Детской деревни-SOS» в Пскове, в других регионах России, в других странах мира, и иным специалистам, приёмным родителям и опекунам, которые решаются брать на себя ответственность воспитывать или становиться родителями для множества чужих детей.

Александр ФУРМАНОВ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Читайте также:

Молодые должны понимать: историк в Пскове больше, чем историк

В Бельгии не хотят слышать про эсесовцев

В Псковской области может появиться Мемориал жителям советских деревень, погибшим в годы Великой Отечественной войны

Есть немцы, для которых Псков стал символом и покаяния, и примирения, и дружбы

1107 просмотров.
Теги: S-энск

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу