Интернет-газета. Псков
16+

Фотомедитация от Оксаны Харенко: некрасивых людей не бывает

03 ноября 2015 г.

Оксана Харенко сотворила в Пскове маленькое чудо. Она начала переворачивать традиционные представления о фотографии - доказала, что фотоснимок может не только показывать, говорить, но и передавать запахи… Её вернисаж в Пскове «На вдохе» с первого дня стал настоящим событием и надолго запомнится любителям фотоискусства. Как удалось молодому автору произвести впечатление на искушённую публику? И кто она, вообще, такая – Оксана ХАРЕНКО?

- Родилась в Киеве, там родственники, училась в вузе там же. Но в школу я ходила в Пскове и окончила её тоже здесь. Так меня судьба и раскидала на два города, - рассказала корреспонденту «Прессапарте» Оксана.

- А вы псковитянкой себя считаете?

- Не причисляю себя к какому-то конкретному месту или городу - нравится определение «человек мира». У меня два любимых города: Псков и Киев – между которыми я постоянно делю себя.

- А то, что запечатлено на фотокартинах выставки «На вдохе» навеяла на вас псковская действительность?

- Да… Знаете, знания я получала в Киеве, но тогда я ещё не работала в жанре пикториальной фотографии, получается, что я всё время копила и копила. А работать и выплёскивать результат я начала здесь. Наверное, в Пскове всё-таки особая энергия.

Разговор о живописи. Эта работа задала стилевое направление в творчестве Оксаны Харенко


Объятия. А эта вдохновила автора на работу с цветом.


- Хотите повторить похожую выставку в Киеве?

- Пока таких мыслей не было…

- А как вы пробиваетесь со своими работами к людям, к публике через море фотографий и фотографов, существующих в нынешние времена? Тем более есть точка зрения, что фотография - уже вчерашний день, и подножку поставила этому искусству цифровая техника в руках у каждого, которая даёт возможность снимать кому угодно, как попало, из любого положения…

- Фотография, конечно, обесценилась. С появлением цифровой техники она стала сверхдоступна.

Но мне, честно, просто смешно, когда фотографы пытаются друг с другом конкурировать. Я считаю, что конкуренции никакой нет.

По сути, если ты искренне что-то делаешь, у тебя всегда будут люди, которые тебя искренне поддерживают. Будут и почитатели. Будут и негативные отзывы… Часто слышу, как говорят: «человек не умеет в руках камеру держать, поэтому и смазано», «ерунда всё это» и прочие выражения… Но всё равно гну свою линию и делаю всё прежде всего для себя, не пытаясь кому-то угодить. И действительно, я не испытываю конкуренции, хотя понимаю, что фотографов очень много и каждый второй взявший в руки камеру, считает, что может с ней зарабатывать. Я развиваюсь как автор и мне легко и хорошо. Это то, что приносит мне удовольствие, я не мучаюсь от мысли: как бы мне урвать что-то, увести клиентов. Мне хорошо и так.

- А свои умения ставите на коммерческие рельсы: снимаете свадьбы, например?

- Конечно, иногда нужно и зарабатывать – деньги сегодня добываются так. Но не смешиваю такие съёмки с увлечением художественной фотографией… В соцсетях выставляю творческие работы. А если работаю на заказ, то получаю с людей деньги и отдаю им работу. Делаю всё профессионально, но самовыражаюсь я в таких работах, которые представлены на выставке.

- Как считаете, будущее у фотографии есть? И какое оно, можете пофантазировать?

- Почему нет… есть, конечно. Но могу говорить только за себя и будущее своей фотографии: путей и идей много. Например, я с детства рисую – такой нереализованный художник, поэтому и фотографии мои отчасти напоминают живопись. Возможно, чуть позже через фотографии опять вернусь к рисованию, и так буду дополнять рисунок и фото, возможно, соединять их. В мыслях сейчас многофигурные композиции, вкладывать больше смысла, делать ставку не на эстетические эффекты, а закладывать мысль, которая бы раскрывалась каким-то букетом. Путей много и возможностей миллион. Я не считаю, что фотография выдохлась и сказать ей больше нечего… Главное, не замыкаться в каких-то рамках – это огромный мир. Можно, например, делать инсталляции.

- Представьте себе, что вам Бог дал возможность поруководить всеми фотографами в мире, как бы вы использовали такой шанс?

- Поруководить всеми… Всё-таки не могу представить. Моё мнение всё же субъективное и отличное от других, но я считаю, что в фотографии всё начнёт возвращаться к истокам. Будет минимум обработки. Уже сейчас это в тренде. А придём мы к максимальной естественности. Сейчас очень активно используются программы по обработке снимков, делая их полуфантастическими. Но это не действительность, это нечто другое. Считаю, что скоро ситуация полностью поменяется и в моду войдёт естественная фотография и естественная красота – не модельная.

- А модели как реагируют, если вы им скажете: «я буду снимать тебя такой, какая ты есть»? Ведь многие наоборот просят убрать дефекты кожи, волос, лица, пропорций…

- Я чётко разделяю: если занимаюсь коммерческим заказом – это работа, за неё деньги получаю. Если человека что-то смущает, или ракурс не такой, то естественно всё можно изменить, решить, поскольку моя задача угодить заказчику.

Когда провожу творческую съёмку, то люди, которые со мной работают, знают на что идут.

Не гонюсь за тем, чтобы сделать просто красивый портрет человека, иначе это уже буду не я. Ведь воспринимаю себя, как фотохудожника, а не просто фотографа. И мне приятно, что много людей хотят участвовать в моих экспериментах, которые могут показаться и странными, или вовсе безумными. Всегда предупреждаю: «возможно, вы себя не узнаете, или покажетесь себе смешными»… Но я, прежде всего, себя снимаю – это мои портреты посредством других людей. Мне нравится сам процесс съёмки: ты начинаешь, погружаешься и уже собой не руководишь – это приходит откуда-то, и я просто стараюсь это запечатлеть. Когда прихожу в себя после съёмки – не помню что было, что происходило – остаётся только результат. Это какая-то медитация…

- Вы слышали, что журнал «Плейбой» отказывается от публикации обнажённой натуры? Но многие женщины хотели бы попробовать себя в стиле «ню» и иметь такого рода фотографии в своём архиве. Вы с таким стилем дружите?

- Это психологический момент: если чувствую, что модель не стесняется себя, и прежде всего не стесняется меня, то могу предлагать ей сделать снимки в обнажённом виде, если модель отвечает согласием, то только тогда мы будем работать. Иногда люди приходят и сразу говорят: «я хочу, чтобы было вот так…», тогда мне становится легко, потому что не надо преодолевать психологический барьер и раскрепощать человека – он уже готов. Люди все уникальные и реагируют по-разному. Это как химическая реакция: я – человек – и то, что в итоге. Обнажённая натура в фотографии продолжит царствовать, всему виной эстетика женского тела. Она всегда привлекала художников, и будет продолжать это делать.

- А как вы относитесь к ситуации, когда молодые фотографы говорят: «этого человека невозможно красиво сфотографировать, потому что он некрасивый»?

- Это такая глупость невероятная… Многие люди, которых я начинаю снимать считают своим долгом прежде всего сказать эти же слова: что они некрасивые, плохо получаются на фотоснимках, не умеют позировать… Меня всегда удивляет – откуда у людей такая нелюбовь к себе? Понимаю, что такое мнение навязано, и в частности, это – результат рассматривания журналов, красивых картинок. Искренне  считаю, что нет некрасивых людей – я это утверждаю. Когда, например, еду в автобусе, то любуюсь людьми – в каждом что-то есть своё, особенное.

- Художественные фотографии сегодня покупают?

- У меня пока не было такого опыта, но люди интересуются. Я, конечно, готова продавать свои работы. Но для меня очень сложный вопрос определения цены. Никогда не ориентировалась на зарабатывание денег своим творчеством, поэтому не знаю, сколько это может стоить. Одно знаю точно, что должно влиять на цену и на решение покупателя… Техника пикториальной фотографии, в которой работаю – уникальна – второго кадра повторить невозможно. Ни я сама не смогу, даже зная настройки, с которыми снимала первый кадр. И никто другой не сможет. Если студийную постановочную съёмку можно повторить, то здесь срабатывает набор факторов: и моя голова, и модель, и стечение обстоятельств. И такие уникальные вещи, конечно, ценны – это практически картина.

- Вы любите работать в студии?

- В студии редко. Люблю настоящий, натуральный свет. И не ищу комфортных условий, какие даёт студия, там всё специальное, а я не люблю всё специальное – оно убивает творчество. Мне нравится, когда моя голова думает, когда у меня есть настольная лампа, или луч из окна, или простой фонарик – и тогда начинаю экспериментировать. Вот оно – творчество. А использовать схемы, которые есть в изобилии в Интернете, плюс специальный свет – это уже совсем не творчество.

 

Мы попросили Оксану оценить представленные на выставке работы: какие из них идеально сочетаются с подобранными парфюмерами из  «Иль де Ботэ» ароматами. И вот, что выбрала автор:

В свете фонаря. Аромат "Сады Гучи" - Gucci. Воспевающий юный оптимизм и лёгкий кокетливый флирт

Морская пыль. Аромат "Майкл Корс. Спорт и цитрус" - Michael Kors. Аромат излучает уверенность, лёгкость и удовольствие.

Муза. Аромат "Ангел" -  Thierry Mugler. Символ вселенской нежности и женственности, оригинальности и утончённости женской натуры.

Свет чистоты. Аромат "Цветение" - Byredo. Вдохновляет своей стойкой нежностью, взращивая в душе чувство удивительной свободы, готовое вырваться наружу с каждым вдохом этого удивительного аромата. Посвящён весне и цветочному великолепию. 

Медовый вечер. Аромат "Гипнотический яд" - Christian Dior. Скандальное воплощение запретного плода...

Объятия. Аромат "Сладкий, вкусный"  - Dolce&Gabbana. Это удачная попытка передать волшебный аромат только ещё зарождающейся невинной влюблённости, первых нот безграничной и страстной любви. 

Игорь ДОКУЧАЕВ,

фото из архива Оксаны Харенко

«Прессапарте»

2693 просмотра.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту