Интернет-газета. Псков
16+

Анна Дмитриева - режиссёр со светлой стороны

11 марта 2022 г.

Без неё не обходится практически ни одно масштабное культмассовое событие в городе Пскове. Потому что именно она и есть тот человек, который их организует и проводит – она режиссёр массовых мероприятий. Анну Дмитриеву, в творческих кругах зовут коротко, по отчеству – Маратовна. И дополнительно уже ничего не надо объяснять – это уже её личный бренд, который сложился за долгие годы работы. В городе на берегах Великой и Псковы она давно – видела и знает многих: и местных артистов, и «звёзд» с самого высокого небосклона – и рассказать тоже может многое. 

 

Молодёжь всё равно нужно учить

https://pressaparte.ru/upload/information_system_1/3/4/0/item_3405/property_value_17624.jpg

- Творческая жизнь в городе Пскове двадцать лет назад и сейчас сильно отличается?

- Конечно. И некое чувство ностальгии по тем временам меня гложет. Было много мероприятий патриотических - к ним мы все относились очень ответственно, продумывали до мелочей. У меня дед воевал, и я тоже очень трепетно к этому отношусь. Самое первое торжество, которое мне поручили организовать - у памятника в Крестах на 23 февраля. Парад, митинг - всё слишком серьёзно. И не знаю, как бы я справилась, если бы не добрая душа - Иван Егорович Калинин (заместитель по социальным вопросам мэра города Пскова в конце 90-х- начале 2000-х гг., - авт.), Царствие ему небесное, говорит: «У тебя по соседству живет Евгений Павлович Нечаев (писатель ветеран Великой Отечественной войны, - авт.). Он всегда очень долго вещает, но учти, завтра мороз -40°… Поэтому идёшь к Евгению Павловичу, садишься с ним душевно разговариваешь, он тебя любит, к тебе хорошо относится, и уговариваешь его говорить коротенько». Я так и сделала. Евгений Павлович клятвенно обещал. А на митинге мы ждали уже семь минут. Речь его не заканчивается. Меня дёргает Иван Егорович, говорит: «Иди, делай что-нибудь, люди мёрзнут, -40°». Евгению Павловичу-то ничего, ему хорошо...

Не хочу сказать, что сейчас меньше ответственности при подготовке мероприятий. Но форматы проведения значительно поменялись. Сейчас молодёжь легкомысленнее к этому относится и поэтому выбирает формы развлекательного характера даже в подаче и сопровождении серьёзных памятных дат.

 

- Но ведь и двадцать, и тридцать лет назад основными зрителями тоже были молодые люди, приходили, смотрели, участвовали, организовывали – почему такая разница?

- Потому что воспитание и образовательный процесс поменялись. Я себя помню школьницей и помню всех своих детей школьниками. Мы из школы уходить не хотели после уроков, оставались, чего-то придумывали: концерты, вечера, программы, ходили в походы. Так было и у старшего сына, и у дочери в школе. Очень много зависело от классного руководителя. У дочки классным руководителем была Людмила Ивановна Гриневич – это, вообще, сказка. А у младшего уже не так. Отучились день - до свидания. Какие-то редкие-редкие-редкие мероприятия, и их не готовят. А уж про образование вообще молчу. Прежде ребята знали много и были заинтересованы больше, их к этому приучали. Молодёжь всё равно нужно учить. Делая ритуалы на могиле Неизвестного солдата, у меня есть полторы, две, три минуты, чтобы каким-то небольшим эмоциональным отрезком попытаться достучаться до молодёжи. Поэтому у меня перед возложением гирлянды обязательно идёт, пусть маленькая, история о том, что такие же молодые ребята, которые часто себе годы прибавляли, уходили на фронт и гибли, защищая родину.

 

На фото: во время массового мероприятия с настоятелем храма Александра Невского о. Олегом Тэором 

- Получается, что часто многие из них просто не понимают сути мероприятий, что там происходит?

- Раньше их готовили перед тем, как привести. А сейчас часто для «галочки». Я говорю, форматы поменялись. Вот с волонтёрами лучше получается.

 

- В волонтёрстве тоже чувствуется отсутствие высокой идеи, идеологии...

- Она есть – это помощь людям, опять же, любовь к родине.

 

- Раньше тоже и тимуровцы были, и другие формы добровольчества, но они всё равно входили в общую систему…

- Сейчас уже тридцать лет профукано, этим не занимались. Сейчас мы всё делаем по новой. И многое из методов работы нам преподносят как какие-то открытия, как будто этого не было никогда. А ведь у нас раньше потрясающие ребята выросли – вспомните шестую роту - ребята там были молодые, двадцати лет. Я многих знала, например, Димку Кожемякина, Лёшу Воробьёва - два совершенно разных по характеру, по темпераменту человека. Но - мужики, бойцы. Конечно, их подвигу тоже уже более двадцати лет.

 

- Патриотическое воспитание сейчас вроде бы есть, но рождаемая на этой почве культура, с трудом воспринимается молодыми. Если не предпринять ничего, что может случиться со следующими поколениями?

- Об этом даже не хочется думать, минусы сегодняшних подходов я тоже хорошо вижу. Может получиться, как с национализмом на Украине, а в юном возрасте, таком безапелляционном, это очень страшно. Будем как Иваны, родства не помнящие. Это же всё взаимосвязано.

 

На светлой стороне Луны

- До сих пор в Пскове кого ни спроси из старших поколений творческих людей, музыкантов, исполнителей – все друг друга знают с прежних времён. Сегодня спрашиваю у молодых: ты знаешь вот такого-то, а они - не знают… Есть ли в Пскове вообще творческая общность или многие теперь всё больше по одиночке?

- Всё зависит от человеческой заинтересованности. Мне лично интересно, как молодые живут. Нас было мало в городе – режиссёров, ведущих, других творческих людей. Дедов Морозов и Снегурочек тоже было мало, все их знали. Сейчас их достаточное количество, молодёжь, она такая – «пятки рвёт», молодцы. Интересно некоторые работают. Жаль, что они друг другу все конкуренты. Мы не конкурировали между собой и умели договариваться. Накануне наступающего нового года, например, мы все собирались, договаривались по ценам, по взаимодействию. Если меня пригласят в какой-то ресторан работать, а я знаю, что в прошлом году там работал другой - я позвоню ему, мы переговорим, чтобы не перейти дорогу. Мы очень тактично друг к другу относились и понимали это. Сейчас у них конкуренция, и они, может быть, в силу этого не хотят никакой общности. Может, ещё есть какие-то причины.

Мы не конкурировали друг с другом, нам наоборот - было интересно.

 

На фото: с детьми

У меня старший сын говорит: «Я ненавижу Новый год, потому что у меня с детства не было праздника - я знал, что вот этот Дед Мороз - дядя Витя Бабич, тот - дядя Серёжа Попков, третий - дядя Коля Лунин, а настоящего Деда Мороза у меня не было». А ещё и мама у него Снегурочкой в городе каждый год. Мы друг другу и тогда были интересны, и так продолжается до сих пор. С удовольствием раз за разом иду на концерт, например, Наташи Александровой, с удовольствием слушаю Аркадия Галковского, хотя я их уже слушала-переслушала за минувшие годы.

 

- Понятно, что конкуренция сегодня может рождать зависть, ненависть и прочие вещи с тёмной стороны Луны, но всё-таки, как создать эту творческую общность и нужно ли её создавать в нынешних условиях жизни, не социализм, всё-таки?

- Когда я минувшей осенью пришла на юбилей ГКЦ, мне было очень приятно, что девчонки, которые сейчас работают – а они пришли, когда я дорабатывала там - представляли меня своим родителям: «Вот Анна Маратовна, она нас учила и на сцену выходить, и работать». Они проявляют уважение. Я, когда уходила, оставила им всё, что у меня было наработано, сказала: «Девчонки, вам все материалы и разработки пригодятся. Берите, пользуйтесь». Это и есть, по-моему, частица общности – доверие. Мне даже интересно, как они это сделают, может быть, получится совсем по-другому. И они делают. Хореографы в Пскове тоже дружат между собой. Теперь бы дело за аниматорами... Анимационные услуги сегодня очень развиты, да, они деньги приносят. У меня младший сын аниматор, и я его дома не вижу, он всё время что-то делает. Но надо как-то и им собираться вместе. Вот, например, Псковский областной Центр народного творчества очень хорошую работу проводит - праздники танца, когда все собираются и смотрят на работы друг друга.

А первый праздник танца, кстати, мы проводили в Доме офицеров, где я сейчас работаю. Раиса Фёдоровна Пушкарь, когда жива была, говорит: «А давайте-ка сделаем…». Я говорю: «А давайте». И с 10 утра до полуночи, целый день, народ танцевал. Мы начали с детей, и дошли до самых взрослых профессиональных коллективов. Потом сели хореографы в кружок и обсуждали работы друг друга. Может быть, так и надо делать: творческим людям собираться вместе.

 

На фото: слева Анна Дмитриева, Наталья Рыжикова - справа Светлана Дмитриева, Светлана Коломеец

- То есть включать энтузиазм и самим объединяться, ведь в официальные программы такие встречи не включают?

- Конечно. Я ещё раз говорю, пока нет личной заинтересованности – ничего не будет. Я давно не веду корпоративы, уже пережила это, но с удовольствием смотрю, как это делают другие. Очень жаль, что и мы наработавшиеся профессионалы, и молодые коллеги практически не видим и не знаем, чем занимаются другие.

 

- Анимация, это ремесло от культуры или его тоже можно назвать творчеством?

- Это тяжёлый хлеб. По шаблону ты не будешь работать аниматором никогда. Каждый раз новые дети, если это детские программы, а рядом совершенно другие родители. Тут настолько нужно чуйку иметь, чтобы встроиться. Моё глубокое убеждение: без творческого порыва, без внутренней заинтересованности я даже полы мыть не буду. Пусть они будут стоять как есть, если у меня нет возможности или желания сделать это как-то творчески. Иначе нельзя, я не представляю, как по-другому работать.

 

«Кто нас с тобой выводит в люди…»

- Были примеры в творческой среде в первые годы работы – кто показывал, как вести себя на сцене, в отношениях с публикой, в режиссёрских решениях?

- Мой мастер - Евгений Владиславович Вандалковский. Он очень известный режиссёр массовых представлений, руководитель моего курса в вузе. Я заканчивала режиссуру массовых театрализованных представлений в Московском институте культуры. Мы до сих пор с мастером поддерживаем отношения. Сейчас он заведующий кафедрой Института современного искусства. И до сих пор заинтересован в общении, потому что мало людей с нашего курса остались в профессии. Когда бываю в столице - он мне: «Ну, чем тебе помочь?». Москва есть Москва, там другие праздничные бюджеты, другой подход, и, конечно - он режиссёр мирового уровня, и за границей ставил, и в России. За постановку спектакля «Мир победит войну» на стадионе «Динамо» в Москве в дни XII Международного фестиваля молодежи и студентов в 1985 году, был удостоен Государственной премии СССР. Он и нас за собой везде возил.

 

- Сразу было понимание, где учиться и кем хочется быть в жизни?

- Да, я хотела именно туда. Поступала из Великих Лук, где тогда жила.

 

- А кто ещё кроме Евгения Вандалковского стал примером?

- Безусловно, Иван Егорович Калинин - удивительный человек, удивительный характер, талантливый. Действительно, мы с Вячеславом Рахманом (псковский музыкант, ведущий, режиссёр, - ред.) считаем себя его учениками.

 
На фото: псковский музыкант, бард, режиссёр Вячеслав Рахман

- Он по специальности режиссёр, но долгие годы отработал чиновником, и получается, когда по-настоящему творческий человек на чиновничьей должности – это хорошо, он и там работает по творчески, ищет подходы и решения.

- В случае Ивана Егоровича я считаю - он  феноменальный человек, а какие книги написал(!). И это будучи чиновником, причём, на самой «застрельной» должности. Социалка - это всегда тяжёлая ноша. Я Несмашному (Алексей Несмашный, и.о. заместителя главы Администрации города Пскова, - ред.)  сказала, когда мы знакомились: «Знаете, вы сейчас на должности такого человека… и я не знаю, что вам нужно сделать, чтобы о вас потом так же помнили». Иван Егорович способствовал появлению в Пскове хосписа, интеграционных мастерских. «Тёплый кров» - больница для детей, оставшихся без попечения родителей - это же всё он. И это результат его заинтересованности, его творческого подхода, когда надо было уговорить, придумать – когда нужны режиссёрские ходы, чтобы это всё произошло.

 

- Сейчас в ходу другая позиция. Говорят, что главное для руководителя - это менеджерская жилка, чиновник – это сегодня простой менеджер, управленец фактически…

- Всё от человека зависит, только от человеческих качеств. Говорят, хороший человек - это не профессия, но на самом деле, ещё какая профессия(!).

 

Когда андеграунд был на кухне в собственной квартире

- Когда-то в Пскове и музыкального андеграунда было достаточно. Сейчас в городе андеграунд заметное явление?

- Думаю, что он есть. Но мы его меньше замечаем. Раньше нам было это интересно, у меня на кухне андеграунд был каждый раз, когда собирались известные псковские музыканты, на девяти метрах до тридцати человек сидели.

 

- Почему псковских музыкантов разных поколений было хорошо слышно в 80-е, в 90-е годы, а сейчас их роль в творческой жизни города очень слабая?

- Квартирный вопрос нас испортил - собираться есть где – вот все по ячейкам и сидят. Мне сейчас молодёжь даже жалко. Нам было проще, не нужно было выживать. Моя первая зарплата в 75 рублей – и её «с головой хватало», чтобы прожить. Мы даже не задумывались о том, как это – выживать? Нам всего хватало. А сейчас тяжело стало жить. Сейчас ты думаешь, как заработать. И оттого, что думаешь об этом, твоя творческая профессия превращается в ремесло. Мы об этом не думали - отсюда творчество. Мы могли сутками сидеть, придумывать, играть, петь. Когда Мамедов (Александр Мамедов – псковский музыкант, - авт.) брал в руки гитару - всё, весь вечер мы с музыкой. У меня в квартире были и гитара, и пианино, поэтому любили у меня собираться. И тогда Гарик (Игорь Остафейчук, псковский музыкант, один из лучших пианистов не только Пскова, но и России, - ред.) у плиты готовит ужин на всю банду нашу. Да, мы сутками могли не выходить, и нам было интересно - мы придумывали, сочиняли.

 

На фото: псковский музыкант Александр Мамедов

- Помнишь псковский рок-клуб в 90-е?  

- Наш рок-клуб на три года раньше питерского появился, это зафиксировано. Игорь Александрович Попов (псковский музыкант, - ред.) - мой большой друг - он тогда у истоков этого рок-клуба стоял, и это зафиксировано документально. Есть запись в энциклопедии русской рок-музыки.

 

На фото: псковский музыкант Александр Галковский

- Видишь, и андеграунд был, и рок-клуб гремел - пытались творческие ребята каким-то образом присутствовать в городе, давать возможности и себе, и публике. Почему сейчас-то этого нет?

- Я склонна думать, что сейчас и творцы, и публика заняты выживанием. Ещё раз повторю: мы-то об этом не думали. Мы боролись единственное с чем - очень хорошо помню - как пройти худсовет тем же самым музыкантам из рок-клуба. Для того чтобы где-то играть, выступать, нужно было программы сдать. В этом была сложность, потому что все программы прослушивались и утверждались. А больше сложностей-то и не было.

Такая неформальная музыкальная среда в городе очень нужна. Мне нравится, как Лиза Степанова со своей группой работает. Она сама человечек светлый, жизнерадостный, и я с удовольствием слушаю всё, что она делает: и в интернет выкладывает, и на каких-то концертных площадках - живьём. Анечка Роор - очень талантлива, мне нравится, как она работает с детьми, она их воспитывает, и они уже точно не будут плохие. Что Лиза, что Аня - они, конечно, разные. Но так и должно быть.

 

Оркестр – Туш!

- В Пскове в тёплый сезон, когда люди гуляют, когда приезжают гости, многие удивляются, что в городе нет музыкальной уличной среды. Лиза Степанова с группой иногда дают выступления, но их одних для этого, конечно, не хватит.

- Сейчас, может быть, какая-то другая разрешительная система - я просто никогда этим не озадачивалась. Вижу, что иногда ребята-любители в арочке, где старый почтамт, играют, поют. Кажется, неплохо чувствуют себя дуэтом в «Империале» Виктор Шибанов, один из лучших псковских барабанщиков, и Михаил Шилов - на гармони. Они разные песенки играют, даже в период коронавируса. Этот дуэт музыкантов когда-то был очень известным псковичам трио – они часто выступали, на праздниках и мероприятиях, работали и на улицах, многие горожане их видели каждые выходные по дороге на Центральный рынок. Но саксофонист и организатор трио Олег Войдер умер. И вот их осталось двое.

 

- Уличная музыкальная культура в Пскове вообще реальна?

- Реальна. Но, опять же, я говорю, времена поменялись. Я очень хочу, чтобы что-то появилось, и мы уже договорились - будем делать такой уличный проект. У нас прекрасные военные дирижёры в Пскове. В бригаде - Владислав Гущин, парень с красным дипломом - талантливый безумно. Евгений Баранчиков – просто уникальный, очень творческий. «Старбэнд» - это он придумал. И они у нас репетируют.

 

- Пскову на военных дирижёров везёт…

- Да, это точно. И до недавнего времени в дивизии был отличный дирижёр - Юра Лепилин. Он теперь в Санкт-Петербурге, в оркестре какого-то высшего морского вуза.

 

- А что за городской проект, приоткрой тайну?

- Я им говорю: «Ребята, давайте в нашем сквере сделаем площадку оркестровую». И они мне на открытие прошлого сезона уже отыграли пробную часовую программу. Народ до слёз проникся, благодарили, говорили: «Спасибо, как хорошо, как здорово».  Поэтому мы будем над этим работать, но здесь, в нашем сквере у Дома офицеров, как говорится, ближе к своей «песочнице». Мы хитренькие. (Улыбается) Много лет сотрудничаю с армией, поэтому буду тянуть одеяло на себя. Я уже с ними договорилась, они мне делают программу - ребята сами с энтузиазмом отнеслись, они в очень хорошей форме. А когда начнётся весенний сезон и будет разрешение - сейчас это с коронавирусом связано, начнём. Считаю, что играющий духовой оркестр никого не заразит, кроме как оптимизмом и добрым настроением.

 

- Каким образом это будет проходить? В вечернее время, выходные?

- Думаю, что начнём с выходных дней. Но, конечно, это нужно согласовывать с командованием, потому что все люди военные. Время, скорее всего, дневное, потому что многие люди здесь гуляют, и к духовому оркестру очень трепетно относятся.

 

- Ты долгие годы работаешь с армией. Интересно?

- Да, армия - большой отрезок моей жизни. Последние семь лет - плотно сотрудничаем. С ними интересно, и очень надёжно.

 

- Культура и творчество в армии какое место занимают?

- Культура в армии зависит от приказа. Есть интересные творческие ребята. Но всё зависит от руководства. Вот был у нас командир в 104 полку. Захотел провести конкурс художественной самодеятельности. И провёл. Сколько лет прошло, ребята-участники те лет десять назад демобилизовались, уже дети у них, а они мне пишут до сих пор. Поэтому от конкретного командира очень многое зависит. Захотел генерал хор в части - и замполит танкового батальона стал руководителем хора. И 500 человек как запели «Катюшу» на день ВДВ(!). И как чудесно пели. Так что, всё от приказа зависит, а задач невыполнимых для них нет - это десантные войска. Они могут всё. И спеть, и танковый вальс поставить. Да, танки у нас вальсируют: мы на них бабочки надели -  белая бабочка - девочка, тёмная бабочка - мальчик… Мы с Ириной Казимир (художественный руководитель заслуженного коллектива народного творчества России «Театр танца «Русские узоры», - ред.) работаем над тем, чтобы создать при дивизии хореографический коллектив. Они, правда, об этом ещё не знают (улыбается).

 

- Появилась надежда увидеть в Пскове танцующих военных?

- Да, например, десантную пляску. Ирина Казимир сказала, что если ей дадут хотя бы 20 человек, то через три месяца результат будет. А она может этого добиться. Зная настойчивость Ирины Владимировны, всё должно получиться. Сначала мы в Крестах «прощупывали почву», но у лётчиков сделать это сложнее, хотя я много лет, с 1994 года, с ними дружу и работаю - делали вместе и праздник на 50-летие части.

 

Есть над чем работать

- Я не случайно спросил про уличное музыкальное искусство в Пскове, потому что в городе в довоенный период в Ботаническом саду, в городском парке в летний период практически каждый вечер попеременно играли оркестры. Их тогда было много, практически на каждом предприятии были свои

- Были у нас в городе и потрясающие праздники духовой музыки

 

- А какие в советские десятилетия проводили фестивали художественной самодеятельности... Со всех районов съезжались артисты - это ведь тоже подпитывало творческую среду?

- Да, «Псковская весна» знаменитая - неделями отсматривали творческие номера. И хорошо, что ещё есть и великолепный псковский Русский хор, и ансамбль песни и танца «Радуга» и другие коллективы. К слову, композитору, поэту Николаю Михайловичу Мишукову, всю жизнь связанному с псковским Русским хором, в этом году 90 лет.

На фото: с композитором и поэтом Николаем Мишуковым

 

- В Пскове на счастье с советского времени сохранились многие творческие коллективы

- Опять же к Ивану Егоровичу Калинину возвращаюсь - это его огромная заслуга, когда всё распадалось вместе со страной, он сохранил практически все коллективы художественной самодеятельности. Тот же Ансамбль песни и танца «Радуга», действовавший при заводе ТЭСО, профсоюзные коллективы: Ансамбль «Сказ», Ансамбль «Радость», балетный коллектив «Щелкунчик» - всё было сохранено. Сегодня все они и  - активно действующие коллективы. В «Щелкунчик» дети ходят, занимаются, их много, хотя классический танец очень сложный, правда, и очень красивый.

 

На фото: с хореографом Ансамбля "Сказ" Юрием Колючкиным

- И всё-таки многое потеряно - раньше каждое предприятие в Пскове имело или хор, или танцевальную группу, ВИА или каких-то исполнителей: баянистов, гитаристов и т.д.

- Да, сейчас, к сожалению, этого нет.

 

- Твой известный проект – вечер памяти псковских музыкантов будет иметь продолжение?

- Думаю, что буду делать, продолжим. В минувшие годы пыталась делать всё, чтобы не забыли тех, кто уже ушёл. Теперь даже думаем, чтобы делать вечера памяти, пусть не раз в месяц, но хотя бы раз в квартал и посвящать кому-то одному. Продолжать буду, хотя эмоционально очень тяжело. Например, до сих пор не могу ходить на концерты Ансамбля «Сказ» после ухода хореографа коллектива Марины Гриневич. Недавно пришла, попробовала, и просидела в фойе - смотреть хореографию ансамбля не могу - всё время жду, что она выйдет из-за кулис, я с ней разговариваю.

На фото: с псковским музыкантом Александром Мамедовым

 

- Чего ты ещё не сделала в творческом плане, чего хочется?

- Ой, не знаю… много чего. Я очень хочу сделать грандиозное открытие фестиваля «Хельга». Начала общаться с ребятами-реконструкторами, они такие контактные, творческие, вдохновляющие и меня это очень затягивает - понимаю, что из этого может получиться крутой проект. Хочу сделать запоминающимся очередной юбилей Победы - настоящий вальс победного дня. У меня давно есть разработка, но, к сожалению всё как-то не складывалось, формы менялись. Ещё бы кино поснимала и поснималась. Я, между прочим, пусть в эпизоде, но была в кадре вдвоём с Александром Николаевичем Балуевым - в фильме «Дом у большой реки». Совершенно случайно получилось, просто больше некому было - решили, что это буду я. (Смеётся)  В общем, «пока есть порох в пороховницах» - мне интересно всё. Ковид проклятый - все карты сбивает. Я режиссёр массовых праздников, а у меня сейчас ни на сцене массам не собраться, ни в зрительном зале не собрать, приходится как-то выходить из положения.

Игорь ДОКУЧАЕВ

Фото автора и из личного архива Анны ДМИТРИЕВОЙ

 «Прессапарте»/Pressaparte.ru

Читайте также:

Мимо Ленинградского рок-клуба не пройдут. Ещё бы вспомнить о псковском

Алексей Маслов: один на один с Вселенной

Татьяна Комиссаровская об огне любви, пространстве «чёрной дыры» и как получают удовольствие актёры «Ахтеатра!»

Ходос – в поисках вечного драйва

536 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу