Интернет-газета. Псков
16+

Предсказания Черчилля

05 марта 2021 г.

На фото: 1924 год. Уинстон Черчилль обращается к людям после поражения на выборах. Источник фото: humus.livejournal.com

«Холодная война», «железный занавес» - принято считать, что эти понятия, характеризующие послевоенные десятилетия в Европе, в том смысле, который они несут до сих пор, запустил в оборот Уинстон Черчилль – фигура в мировой политике и истории XX века неординарная. Сам Иосиф Сталин после завершения встречи «большой тройки» в Ялте в феврале 1945 года произнёс в честь Черчилля тост, в котором сказал, что такие люди рождаются один раз в сто лет и назвал его самым храбрым из государственных деятелей во всём мире.

 

Аристократ по жизни

Черчилль и впрямь был человеком и политиком в единичном исполнении, который оставил яркий след в мировой истории – в молодости ищущий опасных приключений военный, талантливый журналист, писатель, исследователь – обладатель Нобелевской премии по литературе, между прочим… Настойчивый, думающий политик, легко меняющий тактику своих действий в достижении целей. И при этом всю жизнь остававшийся аристократом, потомком герцога Мальборо – знаменитого английского полководца.

На фото: 1895. Уинстон Черчилль, корнет 4-го её королевского величества гусарского полка. Источник фото: humus.livejournal.com  

Его судьба, как и его книги, написанные легко, понятным языком, увлекают, как лучшие романы. Чего стоит только история его пленения и побега из бурской тюрьмы в Претории, когда в Южной Африке разгорелась Англо-бурская война. Уинстон почти пятьсот километров в одиночку пробирался по вражеской территории до расположения британских войск. Так он захватил внимание британцев, и уже не сходил с общественной сцены до 24 января 1965 года, когда его не стало. Член парламента, заместитель министра по делам колоний, министр торговли, министр внутренних дел, первый лорд адмиралтейства, что соответствовало посту военно-морского министра, министр финансов – какие посты он только не занимал. И уже во время развязанной немцами Второй мировой войны он становится премьер-министром Великобритании, пережив на этом посту самые тяжелые для страны и всей Европы годы.

Он с благодарностью и большим уважением оценивал роль советских граждан в разгроме войск гитлеровской коалиции. «Воздавая должное британским и американским достижениям, мы не должны никогда забывать о неизмеримом вкладе, сделанном в общее дело Россией. На протяжении долгих лет безмерных страданий она выбивает дух из германского военного чудовища. Выражения, в которых маршал Сталин упомянул недавно в беседе о наших кампаниях на Западе, исполнены такого великодушия и восхищения, что я считаю себя в свою очередь, обязанным подчеркнуть, что Россия сковывает и бьет гораздо более крупные силы, чем те, которые противостоят союзникам на Западе, и что она на протяжении долгих лет ценой огромных потерь несла основное бремя борьбы на суше», - говорит он 28 сентября 1944 года в речи «Отчёт перед народом».

 

Что он сказал в Фултоне?

Почти через год после капитуляции фашистов, 5 марта 1946 года, Черчилль действительно произнёс речь «Мускулы мира», которую больше знают, как фултонскую речь, потому что произнесена она была в Вестминстерском колледже в городе Фултон штата Миссури в США.

На фото: Уинстон Черчилль на борту военного корабля «Принц Уэльский». Источник фото: photochronograph.ru

Тогда он уже не был британским премьер-министром – с июля 1945 года на этом посту был уже другой – поэтому всех присутствующих он сразу предупредил: «я хотел бы со всей определенностью подчеркнуть, что не выполняю ничьей официальной миссии, и не имею никакого официального статуса, ибо говорю исключительно от своего имени».

Когда говорят, что именно в этом выступлении Черчилль заявил, что СССР не освободил Центральную и Восточную Европу, а оккупировал её, то именно таких слов в самой речи нет. Да, он высказал в речи опасения: «Никто не может сказать, чего можно ожидать в ближайшем будущем от Советской России и руководимого ею международного коммунистического сообщества и каковы пределы, если они вообще существуют, их экспансионистских устремлений и настойчивых стараний обратить весь мир в свою веру». При этом Черчилль добавил: «Я лично восхищаюсь героическим русским народом и с большим уважением отношусь к моему товарищу по военному времени маршалу Сталину. В Британии, - как, я не сомневаюсь, и у вас в Америке тоже, - с глубокой симпатией и искренним расположением относятся ко всем народам Советской России».

Интерпретировать слова фултонской речи Черчилля, конечно, можно по-разному. Несомненно, бывший британский премьер-министр высказывал общие серьёзные опасения европейской буржуазии по поводу быстро распространявшейся популярности социалистических и коммунистических идей в разных странах Европы и мира после главного вклада Советского Союза в победу над фашизмом. Конечно, буржуазия и мировой капитализм не на шутку испугались последствий такого коммунистического натиска, отсюда и барьеры, которые начали резко рождаться, казалось бы после эйфории недавней совместной победы над общим врагом. Буржуазию взволновал рост популярности и численности коммунистических партий в европейских странах - «никогда не отличавшихся многочисленностью», но приобретших непомерно огромную роль в жизни своих стран.

Да, Черчилль говорит о «железном занавесе», который протянулся через весь континент, разделив страны Центральной и Восточной Европы, перечисляет столицы государств, попавших в сферу советского влияния. Правительства в этих странах, по его мнению, иначе как полицейскими не назовёшь, и подлинной демократии в них, якобы – тоже нет. Он беспокоится о возможном возникновении прокоммунистической Германии в советской зоне. Но ведь все эти слова можно рассматривать и как констатацию слабости буржуазных правительств. Тем более, Черчилль так прямо и говорит: «По нашу сторону «железного занавеса», разделившего надвое всю Европу, тоже немало причин для беспокойства». И они всё те же, например, рост влияния Итальянской коммунистической партии, отчего «будущее Италии остается во многом неопределенным». Или ситуация во Франции. Или то, что «в целом ряде стран по всему миру, хотя они находятся вдалеке от русских границ, создаются коммунистические «пятые колонны»… Но это опасения британского аристократа, высказывающего настроения в верхушках буржуазных сообществ. Какими они ещё должны были быть? Если проигрывает идеология, конечно, нужно бить в колокола, что Черчилль и сделал. А остальное додумали, и начали выстраивать мощную схему противодействия уже другие силы, каких на службе у буржуазии достаточно.

 

Всего лишь мнение

Тем, что основные положения его речи спустя 75 лет будут внесены и закреплены в резолюции Европарламента «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы» от 19 сентября 2019 года, Уинстон Черчилль был бы доволен. Но есть несколько «но»…

На фото: Черчилль, Рузвельт, Сталин во время Ялтинской (Крымской) конференции в феврале 1945 года. Источник фото: humus.livejournal.com

Документ осуждает советскую политику создания в Европе «социалистического лагеря» из числа стран «народной демократии», избравших некапиталистический путь развития. Но при этом не учитывается, что народы тех стран в те годы могли иметь свои мнения на этот счёт.

Да и неизвестно, как бы сам Черчилль отнёсся к тому, что в резолюции утверждается, что Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом 1939 года «поделил Европу и территории независимых государств между двумя тоталитарными режимами, что проложило дорогу началу Второй мировой войны». К сожалению, мы никогда уже не узнаем, как Черчилль отреагировал бы на мнение европейских парламентариев, что СССР был антигуманным и тоталитарным государством, что Сталина они сравнивают с Гитлером, и никакой решающей роли СССР в войне с фашизмом не признают. Но в резолюции закреплено лишь мнение европарламентариев.

Известно, что к Сталину и советским народам, несмотря на многочисленные противоречия с коммунистическими идеями, Черчилль относился с большим уважением: ««Маршал Сталин и другие советские лидеры желают жить в почетной дружбе и равенстве с западными демократиями. Я считаю также, что они – хозяева своего слова. Никогда никакое правительство не выполняло точнее свои обязательства, даже в ущерб самому себе, нежели русское Советское правительство», - говорит он 27 февраля 1945 года в речи «Крымская конференция».

Об огромной роли Советского Союза в победе над фашизмом и спасении народов Черчилль говорил не раз. Вот, только одна фраза из той же «Крымской конференции»: «Если бы не было колоссальных усилий и жертв со стороны России, Польша была бы обречена на полную гибель от рук немцев. Не только Польша как государство и нация, но и поляки как народ были обречены Гитлером на уничтожение или порабощение.

Более того, Черчилль видел в Европе именно совместную работу стран, о чём он говорит уже год спустя 19 сентября 1946 года в речи «Трагедия Европы»: «Задача полного избавления простых людей от угрозы порабощения и войны, в какой бы стране они не проживали, должна решаться на самой весомой основе, каковой должна быть готовность граждан этих стран, и мужчин, и женщин, скорее умереть, чем подчиниться чьей-либо тирании. В этой неотложной работе Франция и Германия должны сообща играть ведущую роль. Великобритания, Британское Содружество наций, Америка и Советская Россия (а я хотел бы надеяться на ее участие в нашем проекте, ибо в этом случае можно было бы и в самом деле рассчитывать на надежный успех) должны стать партнерами и поручителями в строительстве новой Европы и должны в дальнейшем защищать ее право на мирное существование и процветание».

Отношение России к принятой европейскими парламентариями резолюции выразило Министерство иностранных дел РФ, назвав её грубой фальсификацией истории и попыткой поставить знак равенства между нацистской Германией и СССР.

 

Его предсказания сбываются

На самом деле Уинстона Черчилля ценили и ценят за его многочисленные предсказания будущего и тех путей, по которым должно развиваться европейское и мировое сообщество. Что-то из его предсказаний уже сбылось. Его схемы развития послевоенного мира стали буквально настольными планами и по созданию Организации Объединённых наций, и объединению Европы.

На фото: Черчилль в 1900 году. Источник фото: Library of Congress

«Выступая совместно в качестве основателей, мы все должны сделать первые шаги к созданию мировой организации, которая, как мы надеемся, с течением времени включит в себя все страны мира», - говорит он о создании ООН.

«Мы должны постоянно заботиться о том, чтобы работа ООН была как можно более продуктивной и носила реальный, а не показной характер, чтобы организация эта была активно действующей силой, а не просто трибуной для пустословия, чтобы она стала подлинным Храмом Мира, где когда-нибудь будут вывешены щиты с гербами огромного множества стран, а не превратилась во вторую Вавилонскую башню или в место для сведения счетов», - сказал он в Фултоне. Там же он прогнозирует, что «Со временем, когда установится подлинное братство людей, найдет свое реальное воплощение в учреждении международной организации, которая будет обладать всеми необходимыми средствами, чтобы с ней считался весь мир, разработки в области атомной энергии могут быть без всяких опасений переданы этой международной организации».

Что касается будущего Европы, Черчилль был уверен, что спасение только в объединении: «Есть одно кардинальное средство, которое, если к нему прибегнут сообща все европейские страны, чудесным образом изменит нынешнюю картину и за считанные годы сделает всю Европу, или, по крайней мере, ее большую часть, такой же свободной и счастливой, какой мы видим сегодня Швейцарию. В чем же заключается это чудодейственное средство? В воссоздании европейской семьи народов, причем в возможно полном составе, и в придании ей такой структуры, которая обеспечила бы ее мирное, безопасное и свободное существование. Нам необходимо построить нечто вроде Соединенных Штатов Европы».

Единственная разница в результате осуществления его плана действий в том, что это объединение стран называется Европейский союз, а не так, как предложил Черчилль. Остро негативно он мог бы отреагировать и на состоявшийся брекзит и выход его родной Великобритании из состава ЕС. Ему было бы, что сказать нынешним властям, принимающим решения в Лондоне.

 

Из предсказаний Уинстона Черчилля. Какие из них сбылись, какие нет – решите сами

 

На фото: 1911 год. Уинстон Черчилль, министр внутренних дел. Источник фото: humus.livejournal.com 

«Судьба мира была бы мрачной в случае возникновения какого-либо страшного раскола между западными демократиями и русским народом, в случае, если бы будущая всемирная организация развалилась на части и если бы будущая всемирная организация развалилась на части и если бы новый катаклизм немыслимого насилия разрушил то, что осталось от сокровищ и свобод человечества…».

 

«Благодаря международной организации все нации, великие и малые, победители или побежденные, будут гарантированы против агрессии строжайшим законом и международными военными силами».

 

«Этот организм (об ООН) воплотит в себе многие черты и особенности своих предшественников. Вся работа, которая была проделана в прошлом, весь опыт, накопленный в процессе работы Лиги Наций, не будут отброшены, однако новая орагизация будет отличаться от Лиги Наций в одном существенном принципе, а именно в том, что она не побоится диктовать свою волю любым нарушителям миропорядка своевременно и с применением оружия».

 

«Польша жизненно заинтересована иметь полное взаимопонимание с ее могущественным соседом на востоке».

 

«Будущая судьба поляков будет находиться в их собственных руках, с единственной оговоркой, что они должны будут последовательно проводить, в гармонии со своими союзниками, дружественную политику по отношению к России».

 

«Когда-нибудь немцы получат место в общей семье народов, но лишь после того, как все признаки нацизма и милитаризма будут эффективно и окончательно ликвидированы»

 

«Чтобы миллионы и миллионы людей… действительно чувствовали себя в безопасности, они должны быть защищены от двух чудовищных мародеров – войны и тирании».

 

«Организация Объединённых наций не сможет эффективно работать, если не будет иметь в своем распоряжении международные вооруженные силы. В таком деле нужно действовать не спеша, шаг за шагом, но начинать мы должны уже сейчас. Предлагаю, чтобы каждое входящее в Организацию Объединённых наций государство выделило в ее распоряжение определенное количество эскадрилий. Эти эскадрильи будут проходить обучение и военную подготовку у себя на родине, а затем перебрасываться в порядке ротации из одной страны в другую. Военная форма у летчиков может быть национальная, но нашивки на ней должны быть интернациональные. Никто не может потребовать, чтобы какое-либо из этих соединений воевало против своей собственной страны, но во всех других отношениях они должны быть в полном подчинении у ООН. Начать формирование международных вооруженных сил следует на достаточно скромной основе, а затем, по мере увеличения доверия к ним, можно приступить и к постепенному их наращиванию. Этот замысел, возникший у меня еще после Первой мировой войны, так и не был осуществлен, и мне бы очень хотелось верить, что он все-таки станет реальностью, причем, в самом ближайшем будущем».

 

«Если будет устранена опасность войны и тирании, то не может быть никаких сомнений в том, что развитие науки и международного сотрудничества позволит человечеству, прошедшему столь жестокую школу войны, достигнуть в ближайшие несколько лет, максимум в ближайшие несколько десятилетий, такого стремительного роста материального благополучия, которого оно не знало за всю свою многовековую историю».

 

«Катастрофа, которая последует в случае применения конфликтующими сторонами атомной бомбы, будет настолько чудовищной, что вызовет не только гибель всего того, что мы называем цивилизацией, но и, по всей вероятности, приведет к прекращению самой жизни на Земле».

Игорь ДОКУЧАЕВ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Читайте также:

Правду о Второй мировой войне познают в мире

«Подольские курсанты» нам показали войну

Виктор Чижиков: война не мать родна…

505 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу