Интернет-газета. Псков
16+

Репортаж из крепости убеждений

28 мая 2024 г.

Когда говорят, что у объединённой Германии нет общего будущего – в этом есть доля логики, которая опирается на действительность. С момента падения Берлинской стены и формального воссоединения ГДР и ФРГ прошло более тридцати лет. Но в ментальном поле, которое состоит не только из восточной и западных территорий, а из множества кусочков в головах у граждан, - объединения не наблюдается.

 

На границе двух параллельных миров

Более того, в Германии есть немалое число немцев, которые не жили в ГДР - кто по возрасту, кто по факту рождения, но сегодня они оказались в числе сторонников той самой Восточной Германии. И это ментальное ГДРовское поле в головах у германских граждан продолжает оставаться и даже крепнуть. Вера в то, что социализм – это единственный путь, который спасёт нормальных людей от безысходности жизни, не исчезает. И пополняется число в этом убеждённых за счёт молодёжи…

Когда им говорят, что социальное государство, построенное на принципах справедливости невозможно, сама история ГДР эти пропагандистские слова опровергает. Приверженность разным политическим идеалам продолжает неформально разделять немецкие города и земли. И чтобы убедиться в этом мы отправились в Зальцведель – город, входивший в состав ГДР, и до 1990 года официально находившийся на границе двух параллельных миров – социалистического и капиталистического.

На фото фрагмент карты периода ГДР

Нам заранее было известно, что Зальцведель – город спокойный, приветливый, преступления и правонарушения – здесь большая редкость. А политическая обстановка весьма показательная: город и окрестности известны сильным антифашистским и социалистическим движением.

Зальцведель благополучен и внешне, и внутренне. Кирхи, исторические здания и постройки, обычные дома, которые у нас называли бы историческими памятниками, а здесь это просто жильё или хозпостройки.

На фото: обычный городской дом постройки 1534 года

Город не пострадал ни в годы Второй мировой войны, не был перестроен ни во времена ГДР, ни в последние десятилетия, сохранив в себе многовековую архитектуру, устройство быта и городского пространства… Он похож на большой пряник, или точнее – на баумкухен – местное кондитерское изделие, ставшее кулинарной достопримечательностью Зальцведеля. И всё городское историческое богатство сегодня становится частью декораций для заявлений части жителей о своих убеждениях: граффити, надписи, простые рисунки на стенах домов, на почтовых ящиках и других подходящих поверхностях говорят, что социализм – это не только часть прошлого, но и возможное будущее.

Антифашистские, и социалистические взгляды у жителей здесь не только потому, что город – родина Женни - жены Карла Маркса – основоположника марксизма, не только потому, что сорок пять лет город был частью ГДР, не только потому, что здесь работают предприятия, кафе, школы, ансамбли, созданные и построенные ещё в эпоху социализма. Но и потому что здесь ещё помнят, что такое реальный фашизм, и до чего он может довести не только страну, но и полмира. В 1942 году фашисты прямо в городе, на территории завода по производству удобрений, создали концентрационный лагерь, в котором содержались женщины многих национальностей, в том числе и те немки, которые казались фашистам неблагонадёжными. Освободили заключённых лишь в середине апреля 1945 года.

 

Крепость убеждений

Пребывать на границе двух миров городу не в новинку. Можно сказать даже, что ему исторически была предопределена именно такая сущность. Альбрехт I Бранденбургский – тот самый, которому с детства прилипло прозвище Медведь, в противостоянии со славянскими племенами построил крепость Зальцведель в начале 12 века, где сам некоторое время жил. Вокруг крепости стало расти поселение - о появившемся городе в хрониках есть запись под 1233 годом.

А через 15 лет недалеко от первого несогласные с городской политикой жители построили Новый город - и старый, и вновь построенный долгие века жили независимой друг от друга жизнью, хотя находились в одной крепости. Случай уникальный – крепость, служившая коммунальной квартирой. И только спустя полтысячелетия, в 1713 году, Старый и Новый города объединились. Хотя черты их независимой жизни остаются здесь до сих пор – и в архитектурных, и в содержательных отличиях разных уголков ныне одного города. А также - в праве выражать собственные убеждения, отличные от других.

Зальцведель разный. Кварталы старого города, где кафе и рестораны, с уютными зановесочками на окнах. Дома находятся в идеальном состоянии, хоть и построенные двести, триста, пятьсот лет назад. Тихие улицы, витрины магазинчиков, соблазнительные запахи пекарен и кондитерских – точки притяжения и любопытства туристов.

В этой части города нет надписей и граффити на стенах – выражающие свои убеждения таким образом понимают, что могут это сделать на других площадках - людей, которые зарабатывают своим трудом, уважают и задавать лишнюю работу по отмывке стен явно не собираются.  

  

Зальцведель и сегодня по-прежнему находится на границе западного и восточного миропонимания, и приверженность социализму его сторонники отстаивают самым простым и доступным визуальным способом – граффити, листовки, плакаты – антифашистские знаки можно встретить в самых неожиданных местах и никого из местных жителей их обилие не удивляет. Хотя в последние годы националистические настроения появляются во многих городах Германии – правые взгляды, а также откровенный нацизм вновь пытаются увеличить количество сторонников. В землях Западной Германии всё более заметен реальный сдвиг вправо. Всё чаще слышны и видны реальные ситуации, когда немцы восторженно поют: «Германия для немцев – иностранцы вон!». Общество в широком понимании это, похоже, не беспокоит. А отдельные реакции - увольнение с работы замеченных в расистских и нацистских склонностях - большой роли не играют, поскольку тенденция сдвига вправо в головах у части немцев очевидна. И поэтому антифашистским силам дремать не приходится. Иначе можно проспать всё то, что было обретено за вторую половину ХХ века.

Для Восточной Германии, для ГДР, это была не только приобретение толерантности в отношении к другим национальностям, но и опыт социалистического хозяйствования и образа жизни. Именно об этом и напоминают красные звёзды, серпы и молоты, автомобильные символы социалистического ГДР – «Трабанты», выполняющие роль не только ретро-моделей, но и реально используемые жителями в повседневной жизни, и множество других символов «оттуда», появляющихся на стенах в Зальцведеле и других городах. А точнее – маяков в этом диком капиталистическом мире, откуда многим точно хочется вырваться.

Гер АЙДОК,

фото автора

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вам также может быть интересно:

«Ленин, мир твой…»

Эта фотография становится символом антифашизма в Европе

В самом сердце Германии немцы десятилетиями хранят пристанище русских военных певцов

Как мы нашли в Германии город с печатью дьявола

188 просмотров.
Теги: По миру

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу