Интернет-газета. Псков
16+

Как народный промысел из Пушкиногорья сражается с долларом

26 мая 2015 г.

«Сорок лет мы делали это, набирались опыта, а теперь придётся всё прекратить», - говорят рукодельницы из села Тригорское, что рядом с Пушкинскими Горами. Корреспондент «Прессапарте» отправился на место, чтобы запечатлеть оригинальный промысел, на случай если он вот-вот исчезнет. И поговорить о причинах сложившейся ситуации.  

 

В Тригорском, при подходе к музею-усадьбе, огромная экспозиция с пушкиногорскими шалями. Множество разнообразных узоров, цветов, техник, качества материала.

- Да, у нас здесь значительно больше вариантов шалей, чем в других местах, где их продают в районе. За сорок лет тренировки мы научились это делать. Именно столько я занимаюсь ручной вязкой шалей, - рассказывает одна из мастериц. – И на машине вязальной работу освоила, но она так дома и стоит, сейчас только руками и вяжу. На машине такие изделия не сделаешь. Это исключительно ручная работа.

- Но скоро, наверное, не будем вязать, потому что очень дорогие нитки, - включается в разговор вторая мастерица, тоже торгующая своими изделиями, вывешенными здесь вдоль дороги на верёвке, натянутой меж двух берез. – Стали сейчас очень дорогие нитки –подорожала пряжа. Потому что все эти нитки, которыми мы пользуемся – импортного производства, - вся пряжа турецкая.

Откуда им поставщики возят нитки, женщины не знают, но сделаны эти нитки в Турции. Ангора, мохер, хлопок, полушерсть – всё стало очень дорогим, в том числе и из-за того, что курс доллара вырос. Поэтому вязать такие изделия, уже мало смысла - не продать.

У нас и так принцип один: сколько вложили ниток в изделие – столько и цена, плюс те, что за работу – тысячу рублей. И с этой суммы мы сейчас скидываем и сто, и двести рублей. Потому что не продать.

А что такой же отечественной пряжи у нас не делают? - спрашиваю.

- Нет у нас отечественной пряжи такого качества… Есть нитки российского производства, но они для вязки шалей не подходят, - слышу в ответ.

 - Если дороже пряжа, то и стоимость готового изделия в разы дороже, - разъясняют мне суть экономики представительницы вязального промысла. - А если взять хлопковые нитки – моточек маленький, и на шаль таких клубков надо много, они тоже в цене выросли, и получается очень дорого. Мы уже лишнего ни одного рубля не добавляем в конечную цену. На средних размеров шаль нужно три мотка – это пятьсот рублей только на одни нитки. Плюс тысячу рублей стоит работа – это везде столько возьмут за такое большое изделие, если любой возьмётся вязать и из любых ниток. И вот мы продаём эту шаль средних размеров за 1400 рублей, а покупатели говорят, что очень дорого. И как им объяснить всё – не знаем… Мы ведь не просто так сидим днями за этим трудом ради баловства, надо ведь и заработать что-то на этом. А если перейти только на руковички: вязать варежки и носки, то это совсем не выгодно. Они маленькие, дорого не продашь, а труда на них, если по-хорошему делать, уходит много, а ещё сил и нервов.

Чтобы связать пару носков или варежек нужен целый день. А чтобы связать шаль – два с половиной дня. Но тут и изделие получается красивое и большое, его и продаешь дороже. При этом все эти два с половиной дня я ничего больше не делаю, только вяжу, перерывы только «на покушать» и сон.

Они, конечно, уже знают многие рисунки наизусть, привыкли вязать, освоили свои методы - это облегчает дело. За столько лет, что они это делают, уже пол России обеспечили шалями. И каждый раз у них какие-то новые рисунки, другие цвета. И неужели скоро всё это прекратится? Неужели перестанут вязать?

В Пушкинские Горы специально люди приезжают, останавливают автобусы и покупают, и покупают. Те, кто уже не в первый раз, знают места, где шали и другие вязанные изделия продают. Конечно, для того, чтобы купить настоящую пушкиногорскую шаль нужно хотя бы немного, по мнению моих собеседниц, разбираться в вязаных изделиях, чтобы не нарваться на некачественный, непрофессиональный товар, на халтурную вязку, на дешёвые нитки. Если таких знаний и опыта нет, да еще есть горячее желание купить подешевле, то можно приобрести пушкиногорскую шаль и за тысячу рублей. Но в результате получите некачественное изделие, которое очень быстро разочарует. На этом рынке тоже есть свои секреты, хитрости, противостояние и конкуренция, о чем мало кто хочет говорить.

В других районах Псковской области такого широкого промысла по вязке шалей нет. Можно говорить о сложившемся уникальном именно пушкиногорском промысле. Тут, конечно, есть те, кто начинали этим заниматься первыми: учились вязать, накапливали рисунки, разрабатывали свою методику, потом появились и последователи, а сейчас, видимо, и те, кто пытаются копировать, встроиться в струю промысла – так всегда и везде было и это именно приметы складывающегося уникального ремесла, свойственного для конкретной местности. О котором уже знают и в других регионах страны, и за рубежом.

Возможно, в других районах работы больше, рабочих мест хватает и людям не надо что-то изобретать, чтобы прокормиться. У нас – ничего нет. Всё началось с того, что исчезла работа, или зарплаты стали платить такие мизерные, что на них не проживёшь.

- Вот у меня шесть тысяч оклад на той работе, где работаю, 5200 получу на руки, мне только за квартиру пришла квитанция об оплате на пять с лишним, и плюс коммунальные, уже шесть с лишним – моей зарплаты уже нет – улетела вся. И что делать? Как жить? Поэтому надо что-то еще делать. Вот я знаю девочку, которая живет в селе неподалёку, у нее зарплата 7 тысяч, а семья молодая… Она стала валять шерсть и делать из нее всякие вещи: шапочки, береты, рукавички, горжетки, бусы, заколки, сумочки – все какой-то доход. А валяные вещи очень хорошо сейчас покупают. Теперь вот лето начинается, люди будут ходить в лес за ягодами, грибами – вот так и живут. Но это во всех районах так люди живут…

По словам моих собеседниц вяжут уникальные шали в Пушкиногорском районе всего несколько человек – на пальцах руки можно сосчитать. В самих Пушгорах их тоже мало – два человека. И все свои узоры они знают. «Когда люди мимо нас идут в шалях – мы уже знаем чьих рук работа на их плечах». При этом пытаются, чтобы у каждой из них не повторялись рисунки, чтобы не было одинаково. И друг у друга узоры не таскают, всё по-честному. Сложно вязать такую красоту? – любопытствую.

- Первый раз – да. Потом легче. Вторая, третья, четвёртая шали - с каждым разом все легче и легче, – улыбается одна из них. - Не сложно, если рука набита. Если рисунки есть. Кстати, новые рисунки сами разрабатываем: из журналов берем, из компьютера, что-то добавляем, какие-то детали, элементы.

Выдумки у них хватит надолго. Вот ещё бы цена на нитки снизилась, может, и удалось бы сохранить и продолжить оригинальный народный промысел. Но тут сами рукодельницы бессильны – не они правила игры устанавливают.

Александр ВАСНЕЦОВ,

«Прессапарте»

1325 просмотров.
Теги: Дело

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту