Интернет-газета. Псков
16+

Идеальная тюрьма посреди бирюзы

02 мая 2020 г.

От Марселя до заветного острова в поисках Эдмона Дантеса. Продолжение истории. Часть третья.

Одним из самых любимых и самых таинственных героев прошлого во всем мире остается граф Монте-Кристо. А, уж, тем более в России, где историю моряка Эдмона Дантеса, которую поведал Александр Дюма в бессмертном романе, с детства знали и знают большинство граждан и в девятнадцатом, и в двадцатом, и нынешнем веке. И как бы ни закончилась та история, какой бы конец не придумал гениальный автор, насколько бы фантастичным ни казался сюжет истории, и как бы ни спорили исследователи о существовании в реальности этого героя или его прототипа, он останется среди людей на веки вечные… Потому что олицетворяет мечту миллионов людей: наказать зло, восстановить справедливость, отдать долги, воздать добром за добро. И в этом отношении «Граф Монте-Кристо» - самая массовая революционная книга.

В первой и второй частях нашего путешествия мы задались вопросом: почему автор поселил своего героя в Марселе, сделав город не только одним из героев книги. И начали знакомиться с далёкими эпохами, в которые уходят корни современных марсельцев. Сегодня мы продолжаем знакомиться с городом и его жителями, чтобы понять кто такой Эдмон Дантес.

 

 «…последуем за Дантесом, который, пройдя всю улицу Каннебьер, миновал улицу Ноайль, вошел в небольшой дом по левой стороне Мельянских аллей, быстро поднялся по темной лестнице на пятый этаж...».

Из Старого Порта ведут несколько путей: но главные - в море, в сторону Нотр Дам де ла Гард и на знаменитую Ля Канебьер – центральную улицу Марселя, о которой французы даже сочинили и до сих пор напевают песенку: «Наша Канне…». Кажется, ничего особенного – улица, как улица, длинной с километр. Но это пока не знаешь, сколько метаморфоз с ней происходило, начиная, с названия.

На фото: Центральная улица Марселя Ля Канебьер, конец 19 века

На ее месте во время древней греческой Массалии была фабрика по выработке пеньки, из которой плелись канаты, держащие и натягивающие паруса на кораблях. Пенька позже и дала название улице, где селились первоначально семьи матросов, портовых рабочих, рыбаков. Это был еще тот квартальчик, где бедность, порок и трудолюбие жили рядом, но здесь же были песни, танцы, запах моря, любовь и …свобода. Вот эти ощущения и пропитали Канебьер до последнего камня на мостовой. Их не смогла вытравить за пару столетий даже буржуазная сущность более поздних жильцов. Александр Дюма бродил по Канебьер уже в ту бытность, когда улица из квартала бедных превратилась в выставку шикарных особняков французской буржуазии. Но ощущения остались, и знаменитый романист вкусил их сразу, сделав одними из главных персонажей своего гениального произведения, наряду с главными героями.

И что удивительно, или, может быть, совсем не удивительно: давно нет Александра Дюма, истёрты до дыр множество изданий его романа, изучены судьбы героев, снято 23 киноварианта – первый фильм об Эдмоне Дантесе можно считать вовсе одним из первых в истории кинематографа – он был создан в 1907 году. Было немало попыток других писателей, правда, так и не ставших знаменитыми, выпустить в свет продолжение жизненного пути Эдмона Дантеса, или графа Монте-Кристо. А Старый Порт и улица Канебьер продолжают жить прежней жизнью, передавать те самые ощущения марсельского прошлого и претерпевать при этом изменения. И Мельянские аллеи - улица в центральной части Марселя, по которой, также, как по Канебьер, ходил и сам Дюма, и его знаменитый герой, продолжает свою привычную размеренную жизнь. Правда, с 1927 года Мельянские аллеи уже стали непосредственной частью расширившейся Каннебьер.

 

На фото: Центральная улица Марселя Ля Канебьер, наши дни

В последние годы Ля Канебьер вновь перестала быть буржуазной и стала пригодной для проживания на ней нормальных граждан, в том числе художников, фотографов, писателей, преподавателей и моряков. По ней даже пустили трамвай, проложив для этого рельсы, не боясь разобрать при этом многовековую мостовую. Но о модности, современности, экономической эффективности и экологичности трамвая, как вида транспорта нужно говорить отдельно. Сегодня трамваи в Европе просто переживают второе рождение – здесь продолжается настоящий трамвайный бум.

На фото: Центральная улица Марселя Ля Канебьер, прокладка трамвайных путей, наши дни

Вернемся к нашим героям. Даже если предположить, что сюжет зрел в голове у Александра Дюма задолго до его приезда в Марсель в 1844 году и начала в это время публикации отдельных глав романа в виде рассказов в газете Les Debats, то черты Эдмона, его благородство, стремление к справедливости, жажда свободы, и уж конечно, любовь к морю – родились именно здесь. Известно, что Дюма был знаком с историей некоего Франсуа Пико, сапожника из города Нима, который по доносу своих знакомых провел в тюрьме семь лет, где ухаживал за больным священником, который яко бы перед смертью рассказал ему о скрытом сокровище. После выхода из тюрьмы Франсуа выяснил причину своих злоключений и начал мстить, убив всех доносчиков, кроме одного. А тот обо всём догадался и сам убил мстителя, после чего сбежал в Англию, где на исповеди и рассказал эту историю. Сходство в сюжетной линии действительно есть. Но почему эта давняя история, начавшаяся в 1807 году в Ниме, возникла в голове у автора именно в Марселе?

«Лодка покачнулась от сильного толчка. Один из гребцов прыгнул на утес, о который легкое суденышко ударилось носом, заскрипела веревка, разматываясь вокруг ворота, и Дантес понял, что они причаливают. Жандармы, державшие его за руки и за шиворот, заставили его подняться, сойти на берег и потащили его к ступенькам, ведшим к крепостным воротам».

Когда Дантеса усадили в лодку в Старом Порту Марселя, он и не предполагал, что прощается с родным городом на долгие четырнадцать лет. И самое печальное, что все эти годы он был буквально в миле от города, от своего отца и невесты. Именно такое расстояние отделяет Марсель от острова Иф, где стоит, буквально вросший и слившийся с белыми от соли (Средиземное море одно из самых соленых в мире) скалами крепостной замок. Если средь бела дня катер подвозит к причалу острова, то в этой жемчужине среди лазурной воды трудно признать то мрачное заведение, которое описывал Дюма в романе, и которое предстало темными силуэтами перед глазами Дантеса.

Яркое солнце, голубое небо, подернутое сизым маревом и цвет воды – твердо убеждают, что это курортное местечко, да и только… Отсюда открывается прекрасный вид на Марсель, город, кажется игрушечным. Компьютерная стратегия да и только. Протяни руку и твори с ним все, что хочешь: подгоняй рыбацкие лодки и прогулочные катера, переставляй фигурки людей, руководи их страстями и желаниями, переноси с места на место дома… Ощущения всесильности очень реальные. Появлялись они и у тех, кто на протяжении веков не раз воевал с Марселем. Не случайно, что долгие годы остров служил убежищем для пиратов и контрабандистов, откуда они видели все входившие и выходившие из марсельского порта суда. Это ощутимое могущество – главенства над Марселем - охватило и французского короля Франциска I. Когда он побывал на острове, то понял, что город отсюда просто беззащитен и в тот же день отдал приказ строить на острове крепость.

Однако марсельцы были очень раздражены, даже разгневаны желанием Франциска устроить крепость на виду у всего города. Мы же помним, что жители этого древнего города всегда были свободолюбивы, как, например, и рядом живущие каталонцы. Кстати, в Марселе был не только большой квартал, где проживали именно каталонцы, но и сама Мерседес, невеста Эдмона рождена каталонкой.

В годы начала 16 века в памяти жителей был ещё вольный город Марсель и непростая ситуация с присоединением его в 1481 году к Франции. Не случайно, что привилегированное положение города и его уроженцев за сохранялось на протяжении всех последующих веков. И гордый нрав, отчаянность, порывистость, обострённое чувство единения и торжества справедливости – эти черты всегда были марсельскими, остаются они во многих коренных марсельцах и сегодня.

Протесты горожан, откровенный саботаж  и противодействие официальным королевским представителям продолжались долгие восемь лет, в течение которых марсельцы не раз доказывали, что они и без крепости на острове Иф самостоятельно справятся с защитой своего города. В 1524 году они отстояли Марсель даже от натиска войск могущественного последнего императора священной Римской империи Карла V, которого в Европе считают первым собирателем под своей властью всеевропейской империи, предвосхитившей европейскую интеграцию, названную Европейским союзом.

Несмотря на сопротивление марсельцев строительству крепости, её начали возводить на острове в 1524 году, в том самом, когда горожане не сдали город Карлу V. И неспроста в Марселе считали, что королевская власть таким шагом хочет показать марсельцам, кто в доме хозяин. Стены, башни и казематы возводили семь лет, проделав огромную работу. Ведь замок вырублен непосредственно в скале, на поверхности которой расположены лишь три круглые башни с внутренним двориком между ними и маяк. После размещения в крепости двухсот солдат и более двадцати артиллерийских орудий, марсельцам стало понятно, что центральная власть теперь будет постоянной на их территории. Крепость на острове Иф может записать в свой актив лишь одну славную военную осаду – войска Карла V  вернулись к Марселю в 1531 году, отряды на приступ города водил сам римский император. И крепость на острове Иф тогда сыграла ключевую роль в этой осаде. Карл V вновь ушёл от города ни с чем.

Ощущение курортности места, которое охватывает путника, отправляющегося сегодня на кораблике на остров, конечно, возникает только в современные годы. На самом деле бастионы, венчающие скалы выглядели в давние времена очень устрашающе. Замок был практически неприступным и защищен со всех сторон резко уходящими в море каменными грядами, к которым было не пристать кораблям, учитывая еще опасные прибрежные потоки. Да и сам островок очень маленький: в самом широком месте он достигает 180 метров, а его максимальная длина - 300 метров. Все эти условия делали замок не только защищенным военным объектом, но и идеальной тюрьмой. Первых арестантов поместили уже через несколько лет после возведения крепости, и с тех пор замок реально заслужил дурную славу тюрьмы, откуда невозможно сбежать.

Все эти факты реально знал создатель романа, он изучал и судьбы всех несчастных сидельцев этого места, в том числе и аббата Фариа, и человека «в железной маске», пребывавшего здесь долгие годы. В итоге, трагическая правда перемешалась с писательским вымыслом и сегодня уже мало кто разберет, что из событий романа действительность, а что выдумка.

 

Продолжение уже скоро…

           Игорь ДОКУЧАЕВ,

фото автора, Старые фото и иллюстрации из группы VieuxMarseille в facebook.com

«Прессапарте»/Pressaparte.ru


Начните читать с первой части:

От Марселя до заветного острова в поисках Эдмона Дантеса

Приключения продолжаются. Часть первая

А далее вторая часть:

И родина их - Марсель

От Марселя до заветного острова в поисках Эдмона Дантеса. Часть вторая

Вам также может быть интересно:

ДИСТстанция, или В поисках вольных женщин

Именно сюда могли сбежать необычные, нестандартные, оригинальные, вольные, ищущие женщины прошлого

Что происходит в Михайловском, когда никто не видит?

Поймать такие кадры могут только избранные

Анна Керн - «Прелесть, которая небесно поет…»

Ещё одну страницу из жизни прекрасной дамы восстановили сотрудники Пушкинского заповедника

131 просмотр.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту