Интернет-газета. Псков
16+

Псков и Тарту сто лет назад оказались в центре истории

01 февраля 2020 г.

В эстонском городе Тарту несколько дней подряд можно было свободно взглянуть на документ, который называют самым главным в истории эстонского государства. Оригинальный экземпляр Тартуского мирного договора, подписанного представителями Советской России и Эстонской Республики 2 февраля 1920 года, демонстрировали сначала в здании Национального архива, потом в Эстонском национальном музее. Для эстонцев документ важный и по сей день – именно в нём была подтверждена эстонская государственность – Советская Россия признала независимость Эстонии. Для советского правительства Тартуский мирный договор тоже имел немалое значение. Владимир Ленин комментировал тогда: «Мир с Эстляндией - это окно, пробитое русскими рабочими в Западную Европу, это неслыханная победа над всемирным империализмом, знаменующая собою перелом в русской пролетарской революции в сторону сосредоточения всех сил на внутреннем строительстве страны». И, конечно, важна была, пусть и шаткая, но мирная передышка на северо-западной границе Советской России. Но если для той и другой стороны это были стратегические результаты, то была ещё одна сторона, для которой мирный договор стал спасительным в прямом смысле слова.

 

Третья сторона Тартуского мирного договора

Естественно эта третья сторона не была прописана в официальном документе. Возможно, о ней конкретно не говорили и в момент переговоров по заключению мира, но она была и с нервным трепетом ожидала решения. Это люди, проживавшие в приграничной зоне. А, учитывая, что в приграничье тогда попали многочисленные деревни и города, то эта третья сторона насчитывала сотни тысяч человек, абсолютно измученных военным положением, длившемся более двух лет после революционного октября 1917 года. А если учесть ещё три года Первой мировой войны, накрывавшей своим дыханием эти территории, то состояние людей: и материальное, и психологическое - было критическим.  

Подписание в Брест-Литовске мирного договора между делегациями советского правительства и немецкой стороной со второго раза (не 10 февраля, а только 3 марта 1918 года, - авт.), значительно ухудшило ситуацию на российских фронтах Первой мировой войны. Войска императора Вильгельма II смогли за очень короткое время, используя железные дороги, занять Минск, Могилев, Витебск, города Прибалтики, Остров, Псков – дойдя на юге до Киева, Крыма и Северного Кавказа. Советская Россия потеряла миллионы квадратных километров территории, где проживали более 45 миллионов человек и работали крупнейшие на тот момент предприятия.

Как жилось мирным жителям на занятых германцами территориях хорошо известно – тяжело, опасно, голодно. «В Пскове люди буквально голодают, просят хлеба за какую угодно цену…», - записал в личном дневнике житель Изборска В.И. Кокорев после посещения Пскова в конце мая. Этот город был в немецкой оккупации с 24 февраля по 25 ноября 2018 года – за девять месяцев германские войска постарались вывезти из Пскова всё, что было можно. В номере за 28 февраля, первые дни оккупации, газета «Берлинер тагеблат» напечатала: «В Пскове захвачены трофеи: 104 локомотива и 1348 вагонов, из них 704 с грузом». Чуть позже командующий 8-й армией генерал-полковник граф Кирбах, назначенный командовать Северо-Восточной губернией, запретил любые формы продажи, переработки, вывоза товаров и сырья – немцы на всё накладывали свои руки. Кстати, штаб 8-й армии располагался в городе Ковно – ныне это второй город Литвы – Каунас.

На фото: парад кайзеровских войск на торговой площади в Пскове, 1918 год.

По ночам на улицах города военные патрули, комендантский час с 23 часов до 5 утра. Все жители города должны были зарегистрироваться у военных властей. Псковскую молодёжь сгоняли в привокзальные казармы, где содержались пленные солдаты и оттуда их отправляли в Германию. Введена жесточайшая цензура на печатные издания и книги – любые издания могли быть напечатаны только по специальному разрешению военного командования. Губернатором Пскова был назначен немецкий ротмистр. Представители псковской буржуазии сразу стали поддерживать германцев, войдя, в том числе, в быстро сформированный совет доверенных.

Оккупация, безвластие и постоянная смена режимов, репрессии, казни, насилие, грабёж, спекуляция, появившиеся налоги практически на всё, даже на владельцев собак, лошадей, коров, на наделы земли - создавали для граждан невыносимые условия жизни. Мало кто успевал понимать, что происходит не то, что в их городах, находящихся под германцами, но и в соседних, а тем более по всей России.

Люди перестали строить какие-либо планы на завтрашний день, на базар или в лавку можно было сходить бесполезно. Быстрая смена власти вносила сумятицу и в рыночную торговлю – в хождении были керенки, николаевские рубли, думские рубли, николаевские марки, германские имперские марки – сколько эти деньги будут стоить через день, какие деньги появятся - сложно было представить. Но эта валютная свобода давала возможность избранным лицам совершать грабительские сделки, и поэтому были выгодны немецкому оккупационному режиму. Как и намеренная «игра» ценами на продукты питания, реквизиция урожая, конфискация крестьянских хозяйств и имущества в результате которой разразился сильнейший голод. Газета «Псковские известия» в номере от 18 апреля, писала: «Сотни бывших офицеров, чиновников, служащих правовых органов, журналистов и других представителей интеллигенции сброшены ходом событий под откос. Они потеряли какую-либо возможность зарабатывать на жизнь и готовы взяться за любую работу, но не находят никакой. Им и их семьям угрожает голод. Многие из них в полном отчаянии».

Началось повальное бегство жителей из оккупационной зоны. Не только интеллигенция и городские мещане, но и крестьяне были обессилены и измотаны оккупацией, граждане в буквальном смысле изнемогали от свалившихся на них условий. В больших деревнях, и в городе у многих жителей были размещены на постой немецкие солдаты, которым разрешалось всё. Каждый германец мог забирать у крестьян любое продовольствие – солдатам разрешалось отправлять в Германию индивидуальные посылки. За несколько месяцев оккупации немцы только в посылках переправили с российских территорий в Германию 43 миллиона 800 тысяч пудов муки, сахара, масла и другого продовольствия.

 

Подлили масла в огонь разгоравшейся гражданской войны

Под прикрытием германских войск, на оккупированных территориях, стали зреть и серьёзные планы по антисоветскому реваншу. Явных и тайных сил, которые в такой смутной обстановке пытались достичь разных целей: взять власть, захватить территории, награбить имущества и ценностей и так далее, было немало. Даже сейчас, учитывая многочисленные архивы, свидетельства, карты сложно разобраться в складывавшейся тогда обстановке, а в те дни и месяцы это было и вовсе невозможно. Тогда противоборствующие силы разделились просто: за красных или против. Были ещё, конечно, те, кто выдавал себя за нейтральных: анархисты, например, или зелёные, или обычные бандиты. Почти на всей территории России разгоралась гражданская война, она уже была на пике и велась с ожесточением, какое присуще только гражданским войнам.

Карта боевых действий в окрестностях Пскова осенью 1918 - весной 1919 годов

В это время, осенью 1918 года германцы поддержали идею, предложенную подпольными монархическими организациями в Петрограде, по созданию регулярной белогвардейской армии для ведения войны против Красной Армии на северо-западе России. Германское командование взяло на себя финансовое обеспечение новой армии, а также помощь продовольствием, снаряжением, амуницией. Во многом эти действия осуществлялись немцами вопреки дополнительному соглашению к Брестским договорённостям о невмешательстве в российскую ситуацию. Формировать армию предполагали из добровольцев: русских офицеров, военнопленных, находившихся в лагерях Германии и Австрии, перебежчиков с советской территории - поэтому армию называли «добровольческой». В истории за новым формированием закрепилось название «Северной армии», а чуть позже её стали называть «Северо-западной армией». Присягнуть новое войско должно была российскому императору и Русскому государству. А задачами формированию ставили: взятие Петербурга, свержение большевиков, наведение порядка в России. В октябре 1918 года руководить армией назначен генерал Алексей Вандам. Штаб армии разместили в Пскове, в здании бывшего кадетского корпуса, где уже разместился штаб Отдельного псковского добровольческого корпуса – первой организованной единицы Северной армии. Тыловые подразделения и команды обеспечения дислоцировались в Изборске.

В оккупированном Пскове открыли главный пункт вербовки добровольцев. Кроме того они появились во многих городах северо-запада: Риге, Либаве (Лиепая), Митаве (Елгава), Ревеле (Таллин), Нарве, Юрьеве (Тарту), Резекне, Двинске (Даугавпилс), Дриссе (Верхнедвинск), Валке, Острове и других. Спустя неделю вербовочной кампании были подсчитаны первые результаты – полторы тысячи штыков. Результат, не обрадовавший ни создателей армии, ни германских покровителей. Дальше опасения подтвердились: ни бывшие военные, ни гражданские лица в армию записываться не стремились. В донесениях контрразведывательного отделения Северной армии указывалось, что у местного населения «к большевикам ненависти нет» и поэтому собрать из них значительное число добровольцев не получится.

И тогда по следу потенциальных рекрутов пошли нанятые сыщики, и мифу о добровольческой армии был положен конец – в солдаты вновь пытались загнать силой. В Пскове, других соседних городах, начали регистрировать в полицейских участках всех мужчин от 18 до 45 лет, принудительно мобилизовали даже учащихся старших классов учебных заведений, а уклонявшихся ждал суд. Несколько поддержали формирование рядов Северной армии военнослужащие и несколько подразделений, бежавших из Красной Армии. С горем пополам удалось собрать около 4,5 тысяч добровольцев, среди которых было 1,5 тысячи офицеров. На вооружении состояло 30 артиллерийских орудий, 44 пулемёта и 8 тысяч винтовок.

На фото: германские подразделения в Пскове, 1918 год.

Но уже в середине октября, в разгар комплектования белогвардейских подразделений, германское командование приняло решение о прекращении финансовой помощи Северной армии, а 11 ноября, после подписания Компьенского перемирия со странами Антанты и начала революционных событий в самой Германии, немцы и вовсе выходят из войны. Естественно, что командование Северной армии были готовы перехватить власть у уходящих немцев, но подразделения армии были не в состоянии заменить германские части на всех участках соприкосновения с Красной Армией, и вслед за уходящими немецкими частями, оказывая незначительное сопротивление наступающим красноармейцам, переместились на эстонскую и латвийскую территорию. В дальнейшем части Северной армии действовали уже при поддержке эстонского и английского правительств.

 

Казалось бы, выхода нет

На фото: ноябрь 1918 года - Красная Армия только освободила Псков

26 ноября 1918 года в Пскове была восстановлена советская власть. Но уже через два месяца 7 января 1919 года части Северной армии под руководством генерала Николая Юденича и подразделения эстонских войск во главе с командующим генералом Йоханом Лайдонером вновь начали занимать территории Советской России в направлении на Петроград. Для мирных жителей начались новые тяжелейшие испытания. В конце мая Изборск, Псков, другие населённые пункты были захвачены эстонскими подразделениями и отрядом под командованием С.Н. Булак-Балаховича, который запомнился псковичам исключительно «как бандит, вешатель, палач, садист и грабитель» - как о нём написал псковский историк П.А. Николаев.

Этим наступлением эстонских и белогвардейских войск обозначен очередной виток гражданской войны не только на северо-западе, но и в других частях России. Уже в сентябре 1919 года в наступление перешла не только Северная армия под командованием генерала Юденича, на южном фронте мощное наступление начала Добровольческая армия генерала Деникина. Этот натиск мог стать решающим в борьбе за власть. А мирные граждане на территориях, охваченных войной, уже более двух лет жили в условиях непрекращающегося страха, насилия, грабежей, обнищания и голода. Изборский житель В.И. Кокорин в своём дневнике в те дни записывает: «То и дело горят деревни, а с полей солдатами увозится хлеб. Сожгли деревни Зуево, Мылово, Новую, Косыгино, Волково и много других… Дошло до того, что крестьяне хорошо уцелевшие хоромы разбирают по брёвнышку, дабы уберечь от пожара. Положение деревень, находящихся вблизи позиций, ужасное, помощи ждать неоткуда. Живут в землянках». Только 5-6 ноября отряд Булак-Балаховича сожгли 25 деревень в Палкинской волости.

Так продолжалось все осенние месяцы 1919 года. И, казалось бы, выхода нет. У Советской России оказалось слишком много фронтов, на которых она одновременно должна была сражаться. И, несмотря на массовую поддержку советской власти со стороны большинства населения страны, сил не хватало, чтобы противостоять и иностранным интервентам, и врагам внутренним, и политической, военной, экономической блокадам, и в том числе бандитизму, саботажу, спекуляции. Приходилось находить иные выходы, в том числе дипломатические. Нужно было договариваться, чтобы хотя бы на некоторых участках прервать военное противостояние и дать возможность людям вздохнуть. Переговоры с эстонцами представители Советской России начали ещё 2 декабря 2019 года.

На фото: второй город Эстонии Тарту

Почему советское правительство пошло на подписание с Эстонией договора, который назовут Тартуским? Ответ можно не формулировать заново, а обнаружить в трудах Владимира Ленина: во-первых, «не хотим проливать кровь рабочих и красноармейцев ради куска земли, тем более, что уступка эта делается не навеки...», во-вторых, «Капиталисты из всех сил мешали заключению мира Эстонии с нами. Мы их победили. Мы заключили мир с Эстонией, - первый мир, за которым последуют другие, открывая нам возможность товарообмена с Европой и Америкой». И, кроме того, подписываемый договор не противоречил романтическим и революционным убеждениям большевиков о правах всех народов на свободное самоопределение вплоть до полного отделения.

Около часа ночи 2 февраля 1920 документ договор был подписан собравшимися в Тарту представителями сторон. Россия признала независимость и самостоятельность эстонского государства, между странами устанавливалась государственная граница и нейтральные полосы, в которых стороны обязывались не держать никаких войск, кроме пограничных. Этот договор действовал до 1940 года и прекратил своё действие с момента вступления Эстонской республики в состав СССР, переставшей существовать в виде самостоятельного государства.

Карта границы по Тартускому мирному договору

 

Музейный экспонат 

Но с таким выводом сегодня согласны не все. Время от времени в Эстонии звучат речи о продолжающемся действии Тартуского договора. В недавнем новогоднем обращении к гражданам спикер эстонского парламента Хенн Пыллуаас напомнил, что мирный договор 1920 года, заключенный между Советской Россией и Эстонской республикой «все еще в реестре ООН». И по этой версии есть необходимость выровнять границу между странами в соответствии с заключённым в 1920 году договором.

На такие реплики из Эстонии в Москве не раз заявляли, что требования по возвращению земель неприемлемы. Многократно эксперты отмечали, что в 1991 году Госсовет СССР признавал независимость Эстонской советской социалистической республики, а вовсе не исчезнувшего в 1940 году независимого государства. Тартуский мирный договор прекратил своё существование вместе с тем государственным образованием, так как договоры такого типа действуют до момента, пока существуют договаривающиеся стороны.

И тут надо понимать, если в Эстонии кто-то хочет иметь другое мнение, то это его личное дело. На уровне страны давно существуют определённость по этому вопросу. Ещё в декабре 1994 года премьер-министр Эстонии Андрес Таранд официально и определённо заявил об отказе от притязаний на часть территории Псковской и Ленинградской областей. И все последовавшие переговоры о госгранице проводились именно на основе отказа от территориальных претензий. 8 мая 2005 года в Москве Российская Федерация и Эстония после почти десяти лет подготовки подписали два договора по пограничным вопросам, согласовав прохождение государственной границы. Как известно именно парламент Эстонии создал препятствие для финальной точки по этому вопросу – через несколько недель во время ратификации документа парламентарии внесли во вводную часть упоминание о Тартуском мирном договоре. В сентябре 2005 года президент России Владимир Путин отозвал подпись России под пограничными договорами с Эстонией.

Поставить точку в этом вопросе, с ратификацией пограничного договора обеими сторонами, Эстония может легко – и все это знают. Документы подготовлены для ратификации. Очевидно, что эстонские политики на это идти просто не хотят, оставляя на всякий случай хоть какую-то надежду, что Тартуский документ может воскреснуть, пусть и через пятьдесят или сто лет. И хороня этими надеждами возможность улучшения сегодняшних отношений между двумя соседями.

По этой теме много написано, есть официальные заявления. Мы лишь хотели напомнить, какие тяжелейшие условия 1918-19 годов предшествовали подписанию Тартуского мирного договора, которому 2 февраля 2020 года исполняется сто лет.

Александр ВАСНЕЦОВ

Использованы исторические фото из книги "Немецкие следы в одном русском городе"

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Читайте также:

Атака мертвецов в Осовце стала виртуальным подвигом

По дорогам Первой мировой войны…

Дети в военной форме – вопрос не новый

Хорошо или плохо наряжать детей в военную форму?

В самом сердце Германии немцы десятилетиями хранят пристанище русских военных певцов

Адрес: Потсдам, деревня Александровка

334 просмотра.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту