Интернет-газета. Псков
16+

Марк Шлосберг: и физик, и лирик

04 апреля 2019 г.

О настоящих псковичах легко писать – наверное, оттого, что вся их жизнь проходит в городе открыто, как на ладони, как на открытом, публичном месте. Псков ведь город небольшой, и на протяжении десятилетий люди здесь всегда друг с другом знакомы, или слышали имена, или знают дела, которыми заняты. Один из таких псковичей хорошо знаком нескольким поколениям не только горожан, но и жителям области. А в последние десятилетия, разлетевшиеся по разным уголкам мира, они могут вспомнить о нём и там. Марк Наумович ШЛОСБЕРГ – этого человека хорошо знают настоящие псковские технари, каких в Пскове – некогда полноценном индустриальном, промышленном городе было много.

 

Из поколения догнавших время

30 марта в его квартире звонки раздавались за звонками – по телефону, в дверь. Марк Наумович в этот день в семейном и дружеском кругу принимал поздравления с 90-летием. Надо сразу сказать, что дружеский круг в этот день был очень широким – на семейном совете решили в этот день открыть двери всем друзьям, бывшим ученикам и коллегам.

Марк Шлосберг коренной пскович, родился в Пскове 29 марта 1929 года, но запись о рождении была сделана 30 марта – вот так двойной день рождения и отмечают каждый год. Рассказать о Пскове прошлых десятилетий Марк Наумович не только может многое, но и любит вспоминать и о городе, и о людях, и о событиях, которые оставили яркие следы в его жизни. А судьба его богата на вехи и зарубки. Он помнит Псков довоенный. Как перевернулось всё в жизни после 22 июня 1941 года – Марку тогда было 12 лет. За несколько дней до того, как фашисты вечером 8 июля вошли в город, часть их семьи успела выехать из Пскова – потом оказались в эвакуации в Киргизии. Где и прожили до окончания фашисткой оккупации города – тогда и засобирались домой. В шестнадцать лет – уже взрослым парнем, много упустившим из-за войны в школьном образовании, пошёл работать, но вечерами упрямо садился за парту в вечерней школе. Так многие молодые люди в те годы догоняли время – в классах таких школ были ребята самых разных возрастов, многие в полинялых фронтовых гимнастёрках. Учиться хотелось неимоверно. Они просто рвались к науке, к знаниям – это было феноменальное время, когда учиться шли не просто для того, чтобы получить диплом, или занять какую-то более высокую ступень в обществе, а для того, чтобы знания могли помочь познать мир, чтобы строить и изобретать что-то новое. Наука – именно она была целью поколения.

Марк поступает на физико-математический факультет Псковского пединститута. По распределению едет работать в Пыталовский район, в среднюю школу в большом посёлке Гавры. Спустя несколько лет работы школьным учителем, переходит преподавать физику и электротехнику в станкостроительный техникум, расположенный в Пскове. Позже, объединивший в своем составе несколько учебных заведений, техникум получил название «Псковский индустриальный». И несколько десятков лет своей жизни – вернее, можно сказать, - всю свою жизнь он посвятил работе в этом учебном заведении, которое готовило специалистов для заводов и фабрик не только Пскова, но и многих регионов страны. После получения диплома по распределению молодые технологи уезжали работать на предприятия по всему СССР.

 

Талант преподавателя и в том, чтобы не мешать юным быть юными

Выпускались в год только в этом учебном заведении больше сотни квалифицированных специалистов. Подготовка этого кадрового звена в стране вообще проходила по очень высоким требованиям. Из стен техникумов выходили не теоретики с минимумом практических навыков, а практики с теоретическими знаниями. Это они шли на заводы, и становились теми, кто непосредственно работал и с рабочими кадрами с одной стороны, и с инженерами, и конструкторами – с другой. То есть, если говорить образно – это они становились кровеносной системой всего огромного фабрично-заводского механизма страны, соединяли инженерный мозг с рабочими подразделениями. Это они становились коллегами инженерам, оставаясь своими для простых токарей, сверловщиков, фрезеровщиков, слесарей, шлифовщиков и многим-многим другим профессионалам в разных отраслях.

Поэтому и готовить эту кровеносную систему нужно было по-особенному: освоение теории шло вместе с практикой. И преподавателями такие учебные заведения наполнялись исключительно высокой квалификации, умевшими давать студентам не просто «голую» теорию, но легко реализуемую на деле. Выпускник, пришедший на завод мастером участка или технологом, не должен был «плавать» ни в серьёзных техпроцессах, ни в простейших ручных операциях, мог принимать решения, от которых зависел конечный результат. И поэтому практики у студентов было много.

В самом Псковском индустриальном техникуме, кроме полноценных, хорошо оснащённых аудиторий, были замечательные слесарные и механические мастерские. А длительную производственную практику, которая длилась полгода, учащиеся проходили на многочисленных псковских заводах: ТЭСО, Завод зубчатых колёс, Псковхимлегмаш, Радиозавод, ПЭМЗ, ЗЭТО, АДС, АТС и список можно продолжать долго.

Вот этим будущим специалистам, которые должны были пополнять отечественные производства, и читал физику, электротехнику Марк Шлосберг. Многим его ученикам, даже девушкам,  казалось бы, далёким от технического мира, физика открылась и запомнилась навсегда как неагрессивный предмет, помогающий познавать мир и использовать достижения и знания для пользы человека. Именно Марк Наумович показывал, как нужно учить довольно сложным техническим дисциплинам, чтобы обучающиеся получали от этого и знания, и положительные эмоции.

При этом Шлосберг со своими учениками был не только в учебных аудиториях, он оказывался почти везде: защищал тех, кто по юности лет совершал глупости, вытаскивал из передряг и поддерживал, как мог. Почти каждую осень, в сентябре, он уезжал со студенческими группами в колхозы – и там тоже не дистанцировался, не закрывался – а был рядом, подсказывал, шутил, беспокоился, если ситуация того требовала. Но при этом старался не мешать юным быть юными, молодым – молодыми. За что его всегда ценили и уважали. У многих преподавателей, учителей – у тех, кто работал и работает с детьми, подростками и молодёжью, были и есть сокращённые имена, своеобразные «позывные» - как их между собой зовут подопечные. Иногда обидные, иногда незаслуженные, иногда нейтральные, иногда – уважительные, или просто сокращённые, чтобы не произносить полностью имя и отчество. У Марка Наумовича в техникуме тоже был свой «позывной» - учащиеся между собой называли его «Маркуша» - ласковым и спокойным именем, словно мама в детстве позвала его с улицы. И это не случайно. Кажется, не было случая, чтобы на Шлосберга обижались. Никто из его учеников никогда не видел его раздражённым или рассерженным, грубым или невнимательным. Всегда доброжелательный и мягкий. Хотя ситуации и в группах, и в учебном процессе складывались разные, были и довольно серьёзные. Да и среди учеников были ребята с разными судьбами. 

 

Они уходили, чтобы прийти через сорок лет

Каждый год, весной очередные выпускники уходили. Всё как обычно, как десятки лет подряд: ученики уходят дальше, а учителя остаются. Они уходили радостные, в ожидании больших дорог, свершений – какой-то другой жизни, просто, чтобы почувствовать себя окончательно взрослыми. У некоторых, особо чувствительных, была грустинка, была тревога, было и чувство расставания с чем-то привычным. Они  уходили, а он оставался, чтобы встретить новых учеников: уже не подростков, но ещё не взрослых. И которым вновь надо будет рассказывать о физике, как о любимом многосерийном фильме, в котором все части связаны, все герои знают друг друга. Это и есть наш большой мир, в котором законы физики – это не столько наука, сколько описание этого мира, явлений природы и могущественной Вселенной.

Они уходили тогда, чтобы в его 90-летие - кто через тридцать, кто через сорок лет после выпуска, прийти к нему в дом с огромными букетами цветов и большой благодарностью. Весь день шли звонки по телефону из разных городов. Марк Наумович был растроган, видя в этих бородатых, взрослых мужчинах, тех самых парней, что сидели перед ним за партой: Сергея, Василия, Игоря, Юру, Сашу, Витю, Ромку… И он для них оставался всё таким же, не изменившимся - учителем и проводником в большой мир. С каждым из них ему есть, что вспомнить. Марк Наумович сходу называет группу, в которой учился его бывший студент: 147, 148…, начиная с 25-й, которую принял, когда молодым учителем только пришел преподавать в техникум. С тех пор он выпустил тысячи образованных и технически грамотных молодых людей, работавших практически на всех больших и маленьких предприятиях в Псковской области, в соседних регионах, и по всей большой стране. Многие стали крупными руководителями, профессионалами с большой буквы. В этом и его заслуга. И они об этом помнят.

В свои 90 лет он ходит гулять любимым маршрутом – очень любит берег реки. Продолжает ездить на дачу. Раньше его регулярно можно было встретить в пригородном псковском поезде. Теперь самостоятельно два-три раза в неделю, на протяжении всего сезона, ездит на дачу на автобусе. Там ему всегда есть чем заняться.

Игорь ДОКУЧАЕВ,

Фото из архива автора,

а также со страницы сына Марка Наумовича – Льва Шлосберга

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вам также может быть интересно:

Верните Пскову Лупандина

Почему об этом человеке вспоминают псковичи, когда речь заходит об автобусном движении в городе

Вернётся ли Глеб Травин в Псков героем?

Тогда Травин не стал народным героем. А сегодня?

287 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту