Интернет-газета. Псков
16+

Анна Керн - «Прелесть, которая небесно поет…»

27 февраля 2019 г.

Ещё одну страницу из жизни прекрасной дамы восстановили сотрудники Пушкинского заповедника

22 февраля праздновала свой день рождения Анна Керн. Судьба навсегда связала её не только с Александром Пушкиным, но и многими другими именитыми людьми российской истории. Анна Петровна оставила свой след и на Псковской земле. Её нежный романтичный образ навсегда поселился в Пушкиногорье, и в Пскове. В 2019 году исполнилось 219 лет со дня её рождения. И подарком Анне Петровне, и всем поклонникам творчества Александра Пушкина, мы предлагаем материал, открывающий ещё одну страницу из жизни прекрасной дамы и её знаменитого окружения.

 

Венецианская ночь в Тригорском

Богатая историей и цветущей природой итальянская земля стала в век Романтизма своеобразной Меккой и мастерской для многих служителей муз, устремившихся к ее берегам. Дань увлечения Италией отдали и русские поэты, друзья Александра Пушкина: Батюшков,  Веневитинов, Баратынский, Козлов и многие другие.

В 1825 году один из литературных приятелей Пушкина поэт Иван Иванович Козлов напишет стихотворение «Венецианская ночь», и посвятит его общему другу Петру Александровичу Плетневу.

 

Первая публикация стихотворения состоялась в альманахе А. А. Бестужева и К.Ф. Рылеева «Полярная звезда» 1825 года. В январе в первом номере «Сына Отечества» появилось «Объявление об издании «Полярной Звезды» на 1825 год», в котором издатели сообщили, что «издание замедлилось некоторыми обстоятельствами и появится не к 1 января 1825 года, но к Святой неделе». Цензурное разрешение было получено 20 марта, а 21 марта третий номер издания вышел в свет. Поэтическое послание Италии станет популярным в литературных кругах и великосветских салонах обеих столиц.

Третий выпуск «Северных цветов» Пушкину в Михайловское привезет лицейский друг  А.А. Дельвиг в апреле 1825 года. 

В тот же 1825-й год «Венецианская ночь» прозвучит в «глухой псковской» губернии, в имении Тригорское, принадлежавшем друзьям Пушкина Осиповым-Вульф.

В это время Александр Сергеевич пребывал в «северной» ссылке (1824-1826 гг.). Был выслан из Одессы в «глухую псковскую деревню» в имение своей матери Михайловское, за увлечение «офеизмом». (Афеизм, офеизм, атеизм - неверие, безбожие – ред.)        

 

«Здесь есть одна прелесть»    

В июне того года в Тригорское приехала племянница Прасковьи Александровны Осиповой-Вульф Анна Петровна Керн. На то время Пушкин был уже знаком с Анной, их первая встреча произошла в начале 1819 года в Петербурге в доме Алексея Николаевича Оленина и Елизаветы Марковны Олениной, в девичестве Полторацкой, приходившейся Анне Керн двоюродной сестрой по линии матери.

Пушкин почти ежедневно бывал в Тригорском. В один из вечеров Анна Петровна, обладавшая хорошим слухом и голосом, распевала стихотворение, написанное Иваном Козловым.

Из воспоминаний А.П. Керн: «Во время пребывания моего в Тригорском я пела Пушкину стихи Козлова:

Ночь весенняя дышала

Светлоюжного красой,

Тихо Брента протекала,

Серебримая луной,

и проч.

Мы пели этот романс Козлова, на голос Benedetto, sia la madre [Пусть благословенна будет мать (ит.)], баркаролы венецианской. Пушкин с большим удовольствием слушал эту музыку и писал в это время Плетневу: «Скажи старцу Козлову, что здесь есть одна прелесть, которая поет его ночь. Как жаль, что он ее не увидит! дай Бог ему ее слышать!».

Вот как об этом пении Керн написал Плетневу сам Пушкин в письме от 19 июля 1825 года из Тригорского в Петербург: «Скажи от меня Козлову, что недавно посетила наш край одна прелесть, которая небесно поет его «Венецианскую ночь» на голос гондольерского речитатива - я обещал известить о том милого, вдохновенного слепца. Жаль, что он не увидит ее - но пусть вообразит себе красоту и задушевность - по крайней мере, дай бог ему ее слышать!».

Музыкальность Анны Петровны наследовалась ею по отцовской линии рода Полторацких. Ее дед Марк Федорович Полторацкий имел красивый голос, будучи студентом пел в академическом хоре. Голос Марка услышал граф Алексей  Разумовский, сопровождавший императрицу Елизавету Петровну в ее поездке по Украине. Переехав в Петербург Марк Федорович был зачислен на певческую службу в хоре при императорском дворе, где дослужился до чина «уставщика», позже «регента». Одним из первых был зачислен в итальянскую оперную труппу, выступал под псевдонимом «Марко Портурацкий».

 

«Benedetta sia la madre»

Стихотворение «Венецианская ночь» было положено на музыку популярной в то время итальянской канцонетты  «Benedetta sia la madre» в аранжировке для голоса и рояля.

Фортепианный вариант этого произведения создавался в Англии известным композитором итальянского происхождения Карло Мишлем Алессио Сола (в Англии Чарльз Майкл Алексис Сола или К.М. Сола 1786-1857 гг.) для  оперной дивы Элизы Мандей Салмон (1787-1849гг.).

Популярные нотные издания в большом количестве ввозились в Россию и распространялись, посредством все тех же светских салонов.

Сегодня, один из вариантов нот канцонетты хранится в частном исследовательском университете Джонса Хопкинса  в городе Балтимор, штат Мэриленд, США, среди коллекции нот Лестера С. Леви в университетском музее Шериданской библиотеки.

   

На языке Петрарки и любви

Одно из самых знаменитых обращений Пушкина к Италии сродни стихам Козлова. Это отрывок из первой главы романа «Евгений Онегин».

      

«Адриатические волны,

О, Брента! Нет, увижу вас,

И, вдохновенья снова полный,

Услышу ваш волшебный глас!

Он свят для внуков Аполлона;

По гордой лире Альбиона

Он мне знаком, он мне родной.

Ночей Италии златой

Я негой наслажусь на воле,

С Венецианкой молодой,

То говорливой, то немой,

Плывя в таинственной гондоле, —

С ней обретут уста мои

Язык Петрарки и любви...»

                                          1823 г.

 

Спустя почти два века после исполнения «Венецианской ночи» Анной Керн, в 2018 году при подготовке литературно-музыкальной программы «Пушкин и Италия» сотрудниками Пушкинского Заповедника и Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корасакова была предпринята попытка реконструкции музыкальной композиции, исполненной Анной Петровной. Следуя воспоминаниям Анны Керн, был распет первый куплет стихотворения Ивана Козлова «Венецианская ночь» на музыку канцонетты «Benedetta sia la madre», так как это описано у самой Анны Петровны.

Впервые реконструкция исполнялась на музыкальной родине произведения. В ноябре 2018 года в рамках Международного культурного проекта «Русские сезоны» в Италии, в городе Парма на сцене Casa della musica прошел билингвальный литературно-музыкальный вечер «Пушкин и Италия» («Serata bilingue letteraria-musicale Puškine l'Italia»). А теперь эту мелодию можно услышать в Тригорском на концертах которые регулярно проводятся в усадьбе.

 

Воспоминания о Пушкине, Дельвиге и Глинке

В 1825 году в литературно-музыкальных кругах России развивается еще одна «венецианская» сюжетная линия, связанная с композитором М.И. Глинкой. Необходимо отметить, что все действующие лица этой романтической истории были хорошо знакомы, дружили и естественно обсуждали те или иные события и общее литературно-музыкальное творчество.

      

«Особенным гувернером» у своего дальнего родственника юного Глинки был «добрый и благородный» товарищ Александра Пушкина по лицею В.К. Кюхельбекер. Вильгельм Карлович преподавал русскую словесность в благородном пансионе на Фонтанке. Вместе с Михаилом Глинкой учился Лев Пушкин, родной брат поэта. В бурные годы, когда складывалось гражданское сознание молодых людей, патриотические идеи Кюхельбекера о любви к отечественной культуре, несомненно, запали в юные души. Быть может, именно эти уроки побудили в будущем великом музыканте любовь к поэзии, к стихам В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, А.А. Дельвига, И.И. Козлова. В 1820-е годы складываются дружеские отношения А.С. Пушкина и М.И. Глинки.

«Глинка еще юношей попал в общество отборной молодежи, часть дорого поплатившейся после бессмысленного возмущения за свой святотатственный патриотизм», - пишет в воспоминаниях граф В.А. Сологуб.

В 1826 году в Москве состоялось знакомство Анны Петровны Керн и Михаила Ивановича Глинки, их представил друг другу Лев Сергеевич Пушкин. Между Керн и Глинкой завязались дружеские отношения, сохранившиеся до самой смерти композитора. Впоследствии Анна Петровна опубликовала «Воспоминания о Пушкине, Дельвиге и Глинке», в которых повествуется о многих эпизодах ее дружбы с Михаилом Ивановичем.

«...Молодой человек небольшого роста, прекрасной наружности, с выразительным взглядом весьма добрых, прекрасных темно-карих глаз…

Глинка поклонился своим выразительным почтительным манером и сел за рояль. Можно себе представить, но описать мудрено мое удивление и мой восторг! Я никогда ничего подобного не слыхала… Такой мягкости и плавности, такой души в звуках, совершенного отсутствия клавишей я ни у кого не … не встречала!

...В звуках импровизации слышались и народная мелодия, и свойственная только Глинке нежность, и игривая веселость, и задумчивое чувство, и мы слушали ее, боясь пошевелиться, а по окончании оставались долго в чудном забытьи...».

Глинку знала и одна из обитательниц Тригорского Анна Николаевна Вульф: «…Глинка, говорят, лучше сочиняет, чем играет, хотя он и в последнем очень искусен...».

      

Вслед за венецианским гондольером

После декабрьского восстания на Сенатской площади, покинув мятежный Петербург, композитор вместе с родственниками переезжает в Смоленск. По приезде Глинка остановился у своего дальнего родственника А.А. Ушакова.  Здесь он познакомился с 18-летнею дочерью хозяина - Елизаветой, обладавшей миловидной наружностью и хорошо игравшей на фортепиано. Михаил Иванович очень увлекся девушкой и даже написал для нее фортепианные вариации. Да-да, те самые «звуки италианские»!

В воспоминаниях автора есть несколько строк об этом: «Миловидная 18-летняя Елизавета играла хорошо на фортепиане; во время пребывания моего у них (Ушаковых – авт.)  музыка, разумеется, была в ходу. В угождение моей милой племяннице я написал для фортепиано вариации на итальянский в тогдашнее время модный романс benedetta sia la madre (E-dur). Эти вариации были несколько исправлены Мейером и впоследствии отданы в печать (когда именно? - не помню). Таким образом, это была первая пьеса моего сочинения, появившаяся в печати».

В качестве темы использована мелодия венецианского гондольера. Это произведение было издано фирмой И. К. Пеца в 1826 году без посвящения.

Ноты вариаций в автографах Глинки хранятся в коллекции Кабинета рукописей Российского Института истории искусств.

По возвращении из Смоленска в столицу, последующие 1828-1829 годы - счастливое для Глинки время - музицирование в кругу друзей, встречи и беседы с Пушкиным, Грибоедовым, Жуковским, Крыловым, Дельвигом, Вяземским. Совместные поездки с А.П.Керн и А.А.Дельвигом в Финляндию.

Мечты о путешествиях в дальние страны все чаще занимают мысли композитора. Спустя  семь лет проезжая по Италии Михаил Глинка вернется к  далеким воспоминаниям молодости о «Венецианской ночи» и в 1832 г. в Милане напишет одноименный романс, который впоследствии станет одним из самых известных и популярных произведений композитора.

Так «Венецианская ночь» увлечет наших героев: Ивана Козлова, Анну Керн, Александра Пушкина, Михаила Глинку в  мир итальянской неги и фантазии.

Марина МАРИНЕНКО

Иллюстрации из открытых источников. Копии нот из личного архива автора

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вас также может заинтересовать:

Анна Керн, в которую был влюблён Пушкин, некоторое время жила в Пскове и оставила свои впечатления о городе

В этот день он проигрался в карты и за это благодарил судьбу. А мы за то, что у нас есть Пушкин

Он без фотоаппарата остановил время

Именно он открывает нам подробности создания знаменитого бальзама. 

253 просмотра.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту

Сорви куш на azino-777-casino.ru.com в онлайн слоты