Интернет-газета. Псков
16+

Кто и как должен убеждать молодёжь во вреде наркотиков?

25 декабря 2023 г.

У молодёжи сегодня достаточно возможностей участвовать в разных проектах, волонтёрских движениях, заниматься спортом, масса вариантов получить опыт, новые знакомства и даже заработать. Активных много. Но всё больше среди молодых людей тех, кто не приспособлен к жизни и потерявших к ней интерес из-за наркотиков. Согласно данным Главного информационно-аналитического центра МВД России за 2021-2022 годы количество умерших от наркотических средств выросло на 60 процентов, что в полтора раза больше, чем за предыдущие пять лет.

 

Дармовое удовольствие опасно

Наркомания перестала восприниматься как болезнь, характерная для людей социально неблагополучных, больных, с криминальным прошлым - сейчас страх оказаться за гранью снижен, и число наркозависимых в соответствии с международной классификацией соответствует размерам концентрированной эпидемии - это означает, что в целом больны не больше 1% населения, но в отдельных группах их количество достигает 5% и выше. Статистика неумолима: один наркоман вовлекает в течение года ещё 15-17 человек. По оценке правоведа Александра Сарычева, проблема уже представляет угрозу не только здоровью населения страны, но и национальной безопасности.

Фото: использованы кадры из фильма «Ломка: Жизнь ради наркотиков» (2020). Режиссер: Никита Альгин

Чтобы хоть как-то сдержать рост числа наркозависимых в регионах, так же и в Псковской области, предпринимаются попытки проводить профилактику, в том числе силами волонтёров. Основная целевая аудитория - подростки и молодые люди. Многие из них инертны, несмотря на юный возраст. У них есть свой круг общения, обязанности, определённые семьёй и социумом, досуг, как правило довольно однообразный, он часто связан с соцсетями, компьютерными играми и просмотром видео. Им свойственно желание лёгкого заработка, поэтому они готовы ради денег даже распространять наркотики сами и вовлекать в потребление своих ровесников. При этом не все из них понимают тяжесть последствий. Александр Сарычев пишет, что в 2020 году в связи с пандемией в два раза увеличился рост наркозависимых среди молодежи. Исследователь объясняет это «неорганизованностью молодых людей из-за дистанционного обучения, сокращением рабочих мест и попытками получения доходов путём создания и распространения наркотических веществ». У такой молодёжи по большей части нет привычки к творчеству, созидательному труду, понимания своих целей и перспектив. Радости от жизни и интереса к ней соответственно тоже нет. Как говорят специалисты в области психиатрии, эти ощущения не приходят сами по себе. Надо работать над собой, преодолевать собственную пассивность, лень, апатию, что-то делать, чего-то добиваться - тогда заслуженные мозгом эндорфины будут регулярно выдавать порцию счастья и вместе с ней стимул жить дальше.

Врач-психиатр из Обнинска Екатерина Кулебякина подробно писала о том, как этот механизм работает и объясняла, почему он может бездействовать: либо вследствие психических отклонений, либо из-за полученного ребёнком «гедонистического воспитания», если его с малых лет баловали, задаривали, ублажали, и у него сформировалась установка только на получение удовольствия. По нормально схеме, чтобы человек получал вознаграждение - удовольствие, он должен жить примерно по следующей схеме: постановка цели - анализ рисков и возможностей - реализация выбранного пути - достижение цели - получение результатов - разрядка. На биохимическом уровне на первом этапе идёт накопление необходимого количества нейромедиаторов для реализации задуманного, потом, в период преодоления трудностей их активное расходование, и в момент разрядки - выброс эндорфинов, тогда и происходит и переживание удовольствия. «Дармовое» удовольствие, в том числе от наркотиков, гарантируется резервными запасами эндорфина, накопленными нервной системой. А это «золотой запас», который надо расходовать предельно аккуратно, поэтому важно научить ребёнка «зарабатывать радость». «Чем раньше ребенок усвоит, что любое удовольствие должно быть заработано, тем счастливее он будет», - пишет Екатерина Кулебякина.

Врач сравнила запасы эндорфина с банковским вкладом: «чем аккуратнее он расходуется, тем больше набегает процентов, а если ещё и пополняется благодаря «результативному» эндорфину, то человек, сам того не замечая, почти всегда чувствует себя счастливым». Раньше никто не мог подумать, что к 12-15 годам юноша или девушка может испытывать апатию и потерять интерес к жизни. Разговоры о том, как интересно живут другие, их ровесники, едва ли сподвигнут подростков поменять образ жизни, а вот новый и более сильный источник удовольствия, каким для них могут оказаться наркотики - вполне. Екатерина Кулебякина объясняет, что исключительное ощущение эйфории человек испытывает потому, что наркотические вещества буквально «выжимают досуха» все запасы эндорфина. А когда резерв эндорфинов исчерпан, на смену эйфории приходит чувство опустошение и тоски.

 

Самое сложное пережить это…

Наркоманы из бывших, которые решились поделиться своими историями в интернете, пишут, что детей надо предупреждать о последствиях, рассказывать, а лучше показывать, что произойдёт со здоровьем и в кого можно превратиться, подсев на наркотики.

Ресурс Милосердие.ru опубликовал интервью с иконописцем и регентом храма, в прошлом наркозависимой. Имя женщины изменено, в материале её назвали Татьяной. Она рассказала, что по своему опыту знает - разговаривать с подростками на уровне «не принимайте, детки!» - нельзя. «Мне после просмотра одного православного антинаркотического фильма (доброго, правильного) люди говорили: хочется пойти и попробовать. Подросткам надо показать, во что человек превращается в конце. Показать жестко и натуралистично, чтоб затошнило. Только так. Я видела такой фильм, зарубежный, не смогла даже досмотреть. И в жизни много примеров. В наш храм, например, приходили люди с раздутыми руками и ногами, из которых гной тек. Они не умерли в молодости от наркотиков, как большинство, а превратились в ходячий ужас. Как-то раз пришла беременная девушка-наркоманка. Оказалось, у неё и сифилис, и куча других болячек, и квартиру она потеряла. Нужно показывать страшные фильмы и говорить о конце этого пути», - поделилась мнением женщина (цитата: miloserdie.ru). На вопрос, почему так сложно бросить, Татьяна говорит, что дело не только в ломке и физических мучениях: «Пока ты употребляешь, тебе кажется, что ты можешь говорить, думать и вообще становишься человеком, только когда «раскумаришься». А когда ты бросил, у тебя будто мозги расплавились. Их просто нет. Многие не смогли бросить именно поэтому. Они говорили: ломки – ерунда, а то, что ты вообще никто, ничто – вот это очень сложно пережить».

Оказалось, что молодёжь тоже думает, что самый эффективный способ профилактики - реальные истории зависимых людей. В марте 2021 года московский фонд «Защити детей от наркотиков» провёл опрос о наркотиках и алкоголе среди молодёжи. Через Google было опрошено более 300 подростков 12-19 лет. Ответы в опроснике показали, что молодёжь больше интересуют негативные последствия употребления и жизненные примеры тех, кто столкнулся с проблемой наркомании. 34% респондентов сказали, что на профилактических занятиях надо говорить о последствиях употребления и давать информацию о вреде наркотиков и их действии на организм. И только 2% поддержали антинаркотическую пропаганду в той форме, в которой она сейчас в основном проводится, и выступили за то, чтобы рассказывать молодёжи об альтернативе наркотикам и здоровом образе жизни.

Говорить с подростками о вреде наркотиков, как считают исследователи, должны не ровесники, а опытные психологи. Неподготовленное выступление на эту тему, может только навредить и вызвать интерес к наркотикам. Неграмотность и противоречивость профилактической информации часто приводит к противоположному эффекту. Исследователи Сергей Березин и Константин Лисицкий отмечают, что проводимые профилактические мероприятия часто характеризуются отсутствием научного подхода, неадаптированностью к российским условиям, некомпетентной активностью. Это не значит, что в деле антинаркотической борьбы волонтёрская деятельность недопустима, она, напротив, востребована, но при условии, что активисты прошли предварительную подготовку у специалистов – наркологов и психологов – и только потом допускаются к профилактическим мероприятиям, как это делается, например, в Пензе.

Исполнительный директор Центра подготовки кадров по профилактике наркомании в СЗФО Наталья Солнцева отмечает: взрослые иногда не подозревают, насколько парадоксальной может быть реакция подростков на сказанное. Часто то, что взрослым мнится страшным, юным кажется привлекательным. Руководитель АНО «Лаборатория социальной рекламы» Гюзела Николайшвили считает, что лишь 2-3% российских школьников способны правильно понять ролики о вреде наркомании. По её словам, может быть так, что ребёнок или подросток, посмотрев видео, сделает выводы, что это норма, и будет вести себя подобным образом. Средством скрытой пропаганды запрещённых веществ могут стать тексты в СМИ на антинаркотические темы - тоже из-за того, что авторы таких материалов недостаточно компетентны в вопросе и не обладают должными знаниями. В статьях и даже в методических пособиях в интернете постоянно встречается информация о видах наркотиков, силе и способе их воздействия на человека - такую подачу можно квалифицировать неоднозначно, в том числе как потенциально опасную для подростков, интересующихся темой, а у правоохранительных органов нет возможности отслеживать всю подобную информацию.

 

Научиться проходить мимо

Опасность усугубляется тем, что многие дети теперь лишены способности критически мыслить - об этом Екатерина Кулебякина тоже предупреждала, и не раз. Снижение мыслительных способностей врач связывала с неконтролируемым родителями доступом к информации.

Ребёнок становится потребителем разнообразного контента с детства, с того момента, как его сажают перед планшетом или телевизором. «В результате пассивного информирования ребенок лишается самого главного – умения самостоятельно анализировать, сопоставлять, делать единственно верные выводы», - пишет врач и делает вывод - такие дети легко управляемы, перестают быть самостоятельными личностями, не могут аргументировано противостоять, отстаивать свою точку зрения, а зачастую и не имеют ее, привыкнув, пассивно повторять то, что слышат. «Именно эти дети составляют опасную категорию неустойчивых личностей, вовлекаемых в ранние половые связи, наркотики, преступные сообщества. Такие дети, точнее уже подростки, легко попадают под влияние негативных лидеров, увлекаются агрессивными течениями, именно они становятся «идейной массовкой» маргинальных течений», - предупреждает Екатерина Кулебякина.

Первое, что им надо научиться делать - это разбираться в себе. Ориентироваться на другого, не понимая, что происходит с тобой и чего ты хочешь, сложно, едва ли возможно. Исследователи Сергей Березин и Константин Лисецкий в своей книге «Психология ранней наркомании» рассказывают, как в процессе практической работы с подростками и молодёжью столкнулись с некоторыми интересными явлениями. Наркоман, как правило, не идет сам лечиться от наркомании, поскольку не признаёт себя наркоманом, даже находясь в глубоких, практически необратимых стадиях. В результате медицинские работники не имеют возможности выявлять наркоманов. В то же время наркоманы идут на консультации к психологам, порой из любопытства, которое и привело их к наркотикам. Если они почувствуют возможность реальной психологической помощи и перспективу решения своих внутренних проблем, они могут согласиться пройти курс медикаментозного лечения и даже привести на консультацию к психологу своих знакомых, тоже страдающих от зависимости. Как показывает опыт, в том числе зарубежный, успех профилактической работы достигается в том случае, когда молодежь начинает относиться к употреблению наркотиков как «к тупому, скучному и бездарному занятию, когда молодые люди осознают, что они погрязли в однообразной и ограниченной рутине и потому почти неспособны наслаждаться реальной жизнью» (цитата: «Вестник Сибирского юридического института МВД России»).

 

В Йельском университете была разработана программа помощи подросткам в социальной адаптации: их учили успешно справляться с многообразными задачами и стрессовыми ситуациями, формировали активное отношение к жизни и понимание того, что человек, даже молодой, должен быть готов к ответственности за свой выбор. Подростки, с которыми работали таким образом получают шанс пройти мимо наркотиков. А вот другой пример - из российской практики, рассказанный в Telegram. Школьные психологи проводят  тестирование и выявляют детей, которые потенциально склонны к употреблению наркотиков. Ребёнка ставят на внутришкольный учёт, и чтобы сняться с него, он должен сдать анализ в наркологическом диспансере. Родители недоумевают - почему для непьющих и некурящих детей действует презумпция виновности, почему вместо учёбы они должны доказывать, что не имеют проблем с наркотиками? Хорошо, если такой тест поможет выявить подростков, уже употребляющих наркотики и вовремя им помочь. Но, видимо, многие из группы риска, остаются незамеченными, и потом они-то и пополняют печальную статистику.

Кирилл ГРАДОВ

Фото: для иллюстрации материала использованы кадры из фильма «Ломка: Жизнь ради наркотиков» (2020). Режиссер: Никита Альгин

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Читайте также:

После окончания учёбы в вузах молодые люди сталкиваются с серьёзными проблемами

Дом необычных обитателей

Ольга КРАВЦОВА: как жить в эпоху онлайн-агрессии

637 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу