Интернет-газета. Псков
16+

Марш-бросок до полей сражений на этот раз будет длиннее

23 апреля 2020 г.

Среди самых интересных массовых мероприятий, которые могут в этом году не состояться по причине коронавирусного наступления – фестивали исторической реконструкции. Отмены коснутся многих российских регионов и внесут неприятные изменения в привычные ожидания десятков тысяч реконструкторов и зрителей.

 

Надежда, как всегда, умирает последней…

Сборы реконструкторов разных времён, народов, исторических периодов, армий, сословий и пр. не прекращаются круглый год – их только на российской территории проводится много, прибавьте ещё множество мероприятий в соседних и европейских странах. Но наиболее активный сезон фестивалей начинается как раз в весенние месяцы, когда уже можно без лишних проблем организовать не только сами массовые зрелища, но и привычный отдых для участников. Большинство всех весенних фестивалей и похожих мероприятий в этом году либо переносятся на осень, или до особого указания, либо отменяются вовсе. Так, только в последние дни апреля организаторы объявили о переносе состязания «Танковый биатлон» Т-72, который должен был состояться 25 апреля на «Линии Сталина» под Минском. На неопределённое время переносится и ежегодный военно-исторический фестиваль «Ледовое побоище» запланированный на 25 апреля на берегу Чудского озера в Псковской области.

Организаторы летних мероприятий, и даже частично майских, пока отмалчиваются в надежде, что эпидемиологическая ситуация улучшится, ограничения будут сняты и фестивали состоятся. Надежда, как водится, умирает последней…

Чтобы несколько скрасить ожидание, и напомнить, что для реконструкторов участие в фестивалях хоть и весьма важное, но не главное событие, что по-настоящему увлечённые люди найдут, чем заняться и в эти дни, мы предлагаем окунуться в атмосферу одного из фестивальных праздников прошлого года, и познакомимся с одним из участников военно-исторического движения.

Динабургская крепость, расположенная на территории Латвии, в городской черте Даугавпилса. Реконструкция сражения гарнизона и отрядов российской армии с наполеоновскими войсками маршала Удино. Динабургская крепость, построенная русскими, защищаемая русскими войсками, стала ареной сражения, которое вошло в историю Отечественной войны 1812 года, как первое, в котором русские солдаты первый раз остановили успешное прохождение французов. О подробностях самого сражения мы уже рассказывали здесь. А теперь минуты, когда дым сражения развеялся…

 

«Дай, сниму кивер!»

В крепости кругом русская речь. Много русской речи. «Вы какую армию представляете?», - слышу женский голос, обращённый к облаченному в зелёный мундир мужчине. «Конечно, русскую!», - звучит в ответ. Народу много везде, особенно на валах – зрители с раннего утра искали себе местечко, чтобы видеть ход сражения. Но много людей и у ворот, и у казарм, у других зданий, ещё больше растянулись по дорогам, ведущим от города к крепости. Толпятся и там, где дымятся костры бивуков, где тюки с соломой перемешались со свежескошенной травой, где пахнет жареным мясом и густой похлёбкой.

Люди в разнообразной форме приветливы, не раздуваются от прихлынувшего на них внимания, не корчат из себя недотрог. Подходи, разговаривай, спрашивай. Они такие же как мы, современники, только погружённые в свой мир… Хотя, значит, уже не такие же. Исторические реконструкции – это не только мужские игры, как можно было бы подумать. Тут и женщин увлечённых полно, и детей – ездят семьями и это для многих уже действительно, образ и смысл жизни.

«Дай, сниму кивер, - говорит солдат, - чтобы на фото быть лучше». Его попросили сфотографироваться с дамой приятной наружности. Они завалились в копну сена, он снял кивер, и фото вышло замечательное.

А вот Дмитрий и его товарищи из Беларуси, из города Бобруйска, носят мундиры и амуницию рядовых пехотного полка Российской Императорской армии.

Всё, что на них – шьют и делают сами: китель из офицерского шинельного полотна ещё Советской Армии, обшлаги из красного покройного материала. Пуговицы из советских трёхкопеечных монет - и размером большие, подходящие, и сплав в них настоящий – то, что нужно. Выгибают, слегка подтачивают края, шлифуют до блеска, припаивают петельку на тыльной стороне и всё - оригинальная пуговица готова – аккурат тому, какие были на настоящих мундирах рядовых пехотинцев. И ранцы, и ремни, и всё остальное тоже сами – купить у нас такое сложно. Хотя в Европе есть специальные магазины: придёшь, выберешь и покупай, что надо.

 

А постреляли мы здесь неплохо

- Это ружьё почти историческое: цевьё, шомпольная часть – всё от настоящего оружия того времени, только ствол поменяли – 200 лет ему получается, - рассказывает Денис. - Двадцать выстрелов только за один день точно сделал, а то и больше. Ездим на такие фестивали и реконструкции целой группой, берём автобус, у нас есть и старший, кто документами занимается, улаживает вопросы с организаторами, с таможней, чтобы границу пройти. Сюда приехали в пятницу вечером, в воскресенье после обеда уже домой – в понедельник утром на смену. Все у нас в группе разных профессий и все увлечены реконструкцией. В сезон обычно фестиваль за фестивалем идут, можно не вылезать из поездок. Вот перед Динабургом, был сбор в Беларуси, а через неделю едем в Вязьму – и так до ноября. А потом начинаем мучиться до весны, пока новый сезон не откроется… Это уже образ жизни. Жена меня тоже понимает, ездим вместе с ней, но сейчас ребёнок появился и пока ещё маленький, чтобы ездить всем вместе.

Но мы не только на фестивали ездим, мы и дома тренируемся, учимся находиться в форме, в строю, выполнять команды, изучаем матчасть. Чтобы, например, в летнюю жару долгое время находиться в такой форме, нужно обладать большой выносливостью – это непросто. Поэтому у нас и марш-броски с боевой выкладкой регулярные.

В Даугавпилсе понравилось, я в Европе первый раз. Приехали сюда, а здесь кругом родная речь, все на русском говорят, только ценники в магазинах в евро, а так чувствуем себя как дома. Здесь крепость просто замечательная. У нас в Бобруйске точно такая же – это были крепости-близнецы, строились одновременно и один архитектор у них. Но у нас от неё практически ничего не осталось – одна башня. А тут - в хорошей сохранности. Да, тоже есть немало разрушающихся зданий, сооружений, укреплений, но и осталось многое в сохранности и многое сделано. Бивуак разбиваем и живём: ставим палатки, вешаем котлы – сами еду варим. На фестивалях, бывает, выдают крупы и другие продукты, или кормят, как здесь, но мы и сами ко всему готовы. Конечно, в исторических реалиях бивуак, палатки, столы редко ставили – только при длительных стоянках. А в основном солдат после похода падал на шинельку и засыпал, хорошо, если рядом была солома или сено.

А постреляли мы здесь неплохо. Хотя, конечно, участников собралось пока немного, думаю, что около ста человек – это мало. Вот на Бородино, куда мы тоже ездим, собирается и по тысяче только реконструкторов, и лошадей много, и пушек, и ружей – в России это движение всё-таки на очень высоком уровне. Ладно, нам уже пора строится…

 

Дмитрий идёт к товарищам, подразделение строится: подтягивают ремни, выравниваются головные уборы, убираются пылинки с обуви – сдержаны, даже серьёзны,  а в глазах огонь… И кажется, что таким ребятам очень сложно отличить, где в этих двух параллельных реальностях, в которых они пребывают, реконструкция жизни, а где настоящая жизнь. А «поля сражений» обязательно будут, просто марш-бросок до них на этот раз чуть длиннее. Но солдату ведь не привыкать…

 

Игорь ДОКУЧАЕВ, фото автора

 «Прессапарте»/Pressaparte.ru

Откройте также, вам может понравиться:

Пушки Динабургской крепости услышали в Пскове и Цесвайне

Исторические пушки не только стреляют, но и приносят хлеба и зрелищ

Военно-мемориальный комплекс в Батово предлагает открыть житель Себежа

Псков и Тарту сто лет назад оказались в центре истории

Почему правительство Советской России пошло на подписание Тартуского мирного договора?

 

306 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту