Интернет-газета. Псков
16+

Круг жестокости

06 ноября 2017 г.


КОНТЕКСТ - авторская рубрика


Одна, знаете ли, собака как собака – по-человечески живёт, никого не трогает, не гавкает пустолайкой, на встречных не вешается, на добрых не нападает, только пьяных не любит –  подлецов и предателей. За это её и любят. Всей улицей, подъездом, двором подкармливают, помогают, если что… А другая, не собака – а сволочь в шубе. Из-за угла на прохожих набрасывается, хозяина не слушает, либо наоборот – четко выполняет предназначенное ей… Все люди – враги, неудачники, пьянь и нищета, которую и завалить в грязь не грех, а если прыток, сопротивляется, так хоть за ногу или за руку цапнуть. Оттого, такой дом с лохматой животиной, прохожие стараются либо бегом преодолевать, либо с осторожностью зайца… Бежит такой человек мимо открытых ворот, а мысли только об одном: «Ну, пристрелил бы кто это чудовище!». Да, наверное, среди животных есть свои негодяи, но на самом деле, в собачьем сволочизме во многом виноваты люди.

Вот опять на пустынных улицах псковских деревень и сёл появились новые жильцы, вернее, беспризорники. С выпадением снега и началом настоящей зимы по заметенным дорожкам забегали в голодном поиске пропитания значительно большее число псов, полупсов и пёсиков – еще упитанных, не успевших потерять лоск домашних любимцев – среди которых встречаются и породистые собаки. Они еще не осознали, что просто брошены хозяевами зимовать в одиночестве. В этих обезлюдевших дачных местечках, как и в минувшие зимы, вскоре брошенные пёсики, соберутся в маленькие и большие стайки, пожрут слабых и будут наводить ужас на немногочисленных местных жителей и волков из соседнего леса.

Вот и вчера на остановке пригородного автобуса вижу очередного бедолагу с генами породистого охотничьего пса: то ли эстонской гончей, то ли из рода спаниелей, с длинными ушами и бело-коричневым окрасом, с ещё чистой, не скатавшейся шерстью: хвост поджат, лапы полусогнуты, взгляд потухший. Обнюхав меня, и, не учуяв, видимо, съедобного в моём багаже, он побрёл к женщине, также стоявшей в ожидании автобуса. Пес встал практически на колени перед хозяйкой большой сумки, и та не выдержала голодного взгляда – вынула какой-то кусок и бросила бело-коричневому. Тот проглотил, вряд ли поняв, что он съел, и немного приободрился: стал просить с еще большей надеждой. Но автобус увез в город, к жилью, огням, запахам еды милосердную женщину с сумкой. Сколько суждено пробегать по заснеженным дорожкам этому отпрыску благородных кровей – останется тайной.

Можно долго качать головами, грозить пальцем, взывать к совести людей: не хорошо, не по-человечески, мол… Завели животное – извольте его содержать: кормить, поить, ухаживать – и не только в короткий дачный сезон, но и всю его дальнейшую жизнь. Но это вряд ли подействует: придёт новая весна, из городов вновь приедут дачники, привезут с собой милых пушистых воспитанников. И так по кругу… Кругу жестокости. А потом мы задаёмся вопросом: почему Россия в числе стран-лидеров по зашкаливающему уровню детской и подростковой жестокости? Как, мол, такое могло произойти спросят журналисты, психологи и светские львицы, собравшиеся на очередном телешоу, где будут разбирать очередных детей-подростков убивающих котят и щенков? Да вот так и случилось: возможно, всё началось с выброшенного взрослыми на улицу подросшего щенка или забытого на зиму кота…

Но что же делать с этими четвероногими бродягами, снующими по псковским, новгородским, тверским, карельским деревням и сёлам в поисках пропитания и подходящей для этого случайной жертвы? Отстреливать? Травить? Продолжая тем самым, воспитывать племя жестоких варваров? Может быть, сельские школы могли бы что-то придумать: небольшие собачьи столовые, огороженные площадки вокруг какого-то старого здания с крышей. Может, и неравнодушные горожане подтянутся – привезут корм, лекарства, ветеринара, какие-то деньги. Тогда и дети увидят, что есть альтернатива жестокости.

Хотя о чём это я… Вон в Карелии на звероферме были заморены голодом 2500 животных. В конце октября  общественники и местные зоозащитники куда только ни обращались: в прокуратуру, к властям разных уровней, чтобы спасти оставшихся и прекратить гибель лис и норок. Хозяева зверофермы за минувшие три года получили десятки миллионов государственных субсидий и… экономили на кормах для животных.

Учитывая зашкаливающее количество бездомных животных в городах и сёлах, бесконечные объявления в соцсетях о помощи приютам для животных и просьбы принять в  дом очередного оставшегося без хозяев питомца - быть большинству из них вечными бродяжками, наводить страх на случайных прохожих, да надеяться на свою животную удачу.

Игорь ДОКУЧАЕВ, фото автора

«Прессапарте»/Pressaparte.ru  

Больше материалов в рубрике КОНТЕКСТ

 

121 просмотр.
Теги: Контекст

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту