Интернет-газета. Псков
16+

Всё хорошо, прекрасная маркиза…

03 марта 2017 г.

Ситуация с мигрантами в Европе начинает взрываться, как переполненные воздушные шары. В разных странах эти шары раздуваются со своей скоростью: где-то медленнее, где-то быстрее – поэтому и взрываться они будут по-разному. Причём предсказать и предугадать эти взрывы возможно – все процессы с миграционными потоками и проблемами, которые возникают в различных европейских странах, известны. Другое дело, что где-то эти проблемы просто не хотят замечать, другие упорно делают вид, что всё идёт по плану, всё так задумано.

Они приехали стать аристократами

В конце февраля в вечерних выпусках шли репортажи из шведского города Мальмё, где настоящий мигрантский бунт: громят витрины, жгут автомобили, сражаются с полицейскими. А накануне вечером мы разговаривали как раз на эту тему с весьма известной журналисткой, корреспондентом Радио Швеции в Москве - Марией Перссон Лёфгрен. На мой вопрос, а не боятся ли шведы складывающейся в их стране и в целом в Европе ситуации с мигрантами, шведская коллега после некоторого размышления высказалась, якобы ни шведы, ни немцы, ни жители других стран вовсе не тревожатся по поводу мигрантов в их странах, нагрянувших в Европу за минувшие два года. Мол, это даже хорошо.                                                         

Учитывая, что сами местные жители давно перестали рожать, а, значит, страны пустеют, некому работать, пришедшие мигранты – это спасение. 

При этом Мария долго не хотела говорить на тему недовольств, которые уже случались в том же Стокгольме, когда пару лет назад, ещё до большого наплыва мигрантов там пошумели уже «старенькие» пришельцы. По её мнению, это были протесты небольшого числа людей, оставшихся без работы, а вовсе не волнения мигрантов. Но, спрашивается, в число кого вливаются новые потоки приехавших, как не в состав безработных и неработающих по разным причинам? Разве они присоединятся к новым шведским аристократам?

Но на этот, казалось бы, риторический вопрос ответили в минувшие дни сами мигранты в шведском Мальмё и Стокгольме. И причина волнений была, в общем-то, не такая глобальная: полицейские задержали находившегося в розыске молодого человека: увидев это, его друзья попытались встать на защиту и оказали полицейским сопротивление. В стражей порядка полетели камни, бутылки, пожарным не давали тушить подожжённые автомобили. Сколько побили витрин и окон, посчитать сложно. Грабили магазины, автомашины, прохожих. Многочисленные репортажи по телеканалам, озабоченные лица спикеров. «Это похоже на войну, на боевые действия», - слышались оценки. 

Зачинщиками стали, конечно, не шведские аристократы, не мажорная молодёжь, проводящая время в клубах, не интеллигенты, вышедшие из оперных залов…

 

Так что, всё по плану

Эту точка зрения, что от мигрантов в Европе местные жители ожидают только пользы, можно слышать давно я лично слышал это мнение в разных европейских странах. В Швейцарии это мнение утвердилось уже и на государственном уровне: 12 февраля швейцарцы проголосовали на референдуме по вопросу об упрощённой натурализации иммигрантов третьего поколения. Итог был предсказуем: около 55 процентов проголосовавших поддержали изменение законов и порядка получения гражданства  иммигрантами в третьем поколении, то есть внуков тех иммигрантов, которые когда-то приехали в страну. И это тоже знак.

Спустя год после начала массового наполнения Европы мигрантами в конце 2015 года, мы разговаривали в Хельсинки с Анникой Форсандер, руководителем Центра интеграции иммигрантов Министерства труда и предпринимательства Финляндии, крупнейшим в стране специалистом по иммиграции. После ошеломляющих цифр увеличившегося потока мигрантов: в 2014 году - 3100 человек попросили убежище в Финляндии, в 2015 году - более 32 тысяч. И это были не окончательные цифры. Звучала и та самая мысль - при всей сложности с увеличившимся потоком, Финляндия – страна с демографическими проблемами. Население стареет. И мигрантов с хорошим образованием оставляют и направляют на интеграционное обучение. Для этого человеку надо найти место жительства - муниципалитет, который захочет принять такого человека, а хотят, далеко не все, даже при том, что повсеместно есть свободные дома и квартиры.

Хотя, думать и говорить, что все в европейских странах рады прибытию мигрантов, как это озвучивает наша собеседница – шведская радиожурналистка Мария Перссон Лёфгрен, всё-таки опрометчиво.

Прибалтийский медиа-ресурс Baltnews.ee в материале по поводу волнений в Стокгольме приводит высказывание проживающей в Швеции нашей соотечественницы Марии фон Юсефссон: «бытует мнение, что Швеция уже не та страна, что лет 10 назад. Это правда, заявляю со всей ответственностью. Качество жизни ухудшилось, про медицину вообще говорить не буду… Я знаю несколько умных, уважаемых мной русских эмигрантов, которые здесь прожили много лет, но уже подумывают на предмет «свалить обратно». Среди аргументов, которые подвигают к таким мыслям, Мария упоминает не только резко снизившийся уровень медицины, но и образования,  и безопасности. 

Пять лет назад никто из женщин в Швеции не думал ходить на курсы самообороны и носить с собой в сумочке баллончики-распылители с газом. 

В Финляндии, когда в 2015-2016 году стали открываться десятки центров размещения мигрантов – местные жители в тех населённых пунктах, где эти учреждения собирались открыть, протестовали. При этом финскому иммиграционному управлению по закону не нужно согласия граждан для организации в местах их проживания центров по принятию беженцев. Но специалисты управления начали работать с населением, встречались с местными депутатами, жителями, настраивая их, пытаясь таким образом предупреждать негативные эмоции. Сказать, что даже при таком осторожном подходе всё получалось - нельзя. Были акции протеста, даже поджоги центров с мигрантами, здания закидывали бутылками с зажигательной смесью.

 

Когда планы одних и ожидания других не совпадают

Вопреки надеждам многих исконных жителей европейских стран, что с мигрантами, получившими или не получившими статус беженцев, в их до этого мононациональные посёлки, городки и страны придёт долгожданное развитие, экономический подъём и демографический взрыв - всё развивается совсем по иному сценарию.

Если кому-то из финнов или шведов до сих пор кажется, что приехавшие мигранты сейчас начнут строить Великую Финляндию или Швецию, вкладывать свой труд в пустынных посёлках и городках, то это вряд ли…   

Даже официальные организации и чиновники, занимающиеся устройством беженцев, стараются не расселять иммигрантов в полумёртвые городки - откуда человек всё равно сбежит. О том, что они оттуда сбегут, специалисты знают и понимают почему. Даже если их устроят на работу, дадут жильё, большая часть беженцев – а это в основном молодые мужчины от 16 до 25 лет - всё равно будут искать пути, как выбраться оттуда, потому что цель у них совсем другая. И ведь речь не только об отдалённых населённых пунктах в холодных скандинавских странах, но и в маленьких деревнях в тёплой Франции и Италии мигранты не задерживаются – они стремятся туда, где есть деньги, где не нужно много работать и где есть сообщество земляков. Большие диаспоры, в которые хочет влиться основная часть беженцев – это, по их мнению, гарантия защищённости, встроенности в привычную для них среду. Так они стараются избежать культурного шока, который, как правило, сопровождает любого беженца в чужой стране.

Но совсем необязательно, что эта родная для них среда будет располагать беженцев со статусом работать на благо развития новой страны. А тем более, нелегальных мигрантов, которые часто оказываются заложниками новых для них условий и преступными картелями.

«Особенно на молодых внимание надо обращать, потому что им трудно понять, как устроена здесь жизнь. У них есть ощущение, что им дают деньги и всё так и должно быть, из этого круга сложно выбраться», - поделилась большим опытом работы с мигрантами Анна Мария Пассанен из Центра поддержки беженцев в Хельсинки.

Когда деньги дают просто так – к этому молодые мигранты очень быстро привыкают. У них масса свободного времени, у них хорошее здоровье, у них планы закрепиться в Европе навсегда… При этом местные правоохранительные структуры так до конца и не понимают, кто прибыл к ним с этим мигрантским «поездом» - мирные граждане, спасающиеся от войны и голода, молодые бездельники, которые мечтают о безбедной жизни на деньги социальных фондов или местных дамочек, соскучившихся по настоящим мужчинам, или замаскированные террористы запрещённых группировок.

 

И когда опускаются руки и неразбериха в головах

Во что выльется закрепление потоков мигрантов в центральных европейских странах, представить нетрудно. То и дело сталкиваешься с большими и малыми дискуссиями о том, что ждёт Европу в будущем. Разговор идёт и о росте религиозных объектов, и об активности новых политиков из числа обосновавшихся приезжих – такие случаи уже есть. И о формировании локального проживания больших сообществ иммигрантов – то есть о возникновении анклавов, настоящих городов в городах, живущих по своим законам, как это давно происходит уже и в Париже, Брюсселе, Гамбурге, Берлине и во многих других мегаполисах. 

Облегчит ли это в будущем жизнь местным традиционным сообществам жителей? И можно ли спрятаться от всего в элитных домах за высоким забором? Вопросы, опять же, риторические. 

Уже после первого обвального года, когда в Европу прибыли больше миллиона мигрантов, в Хельсинки на встрече со специалистами по миграционным вопросам нам рассказали, что в Финляндии уже немало случаев изнасилований, совершённых иммигрантами. Это, конечно, нервирует общество. Ещё не было новогодней ночи в Кёльне. Ещё не было других трагедий в Брюсселе, в Ницце. Но уже тогда СМИ шумели, что с притоком беженцев ухудшилась криминогенная обстановка, выросло число преступлений – страшно на улицу выходить. При этом сотрудники полиции в большинстве европейских стран, в случаях подозрений по правонарушениям, совершённых беженцами, вынуждены десять раз подумать, как поступить.

«Полиция опускает руки. Попробуй, скажи, что преступник беженец - сразу расистом объявят. Они даже в газеты иногда пишут гневные статьи, мол, это безобразие, мы ловим - а нам говорят всех отпускать, многие полицейские увольняются, потому что деморализованы: по их же словам - ресурсов не хватает, дайте ещё денег», - рассказывает в материале на Baltnews.ee Мария фон Юсефссон.

Однако, объективности ради, надо отметить, что на местных СМИ тоже лежит доля ответственности за ситуацию. Например, на пресс-конференциях сотрудники финской полиции отмечали, что в последние годы стало больше фиксироваться преступлений двух групп: расистской направленности – издевательства, драки - закидывают зажигалками центры беженцев. И другая группа преступлений, где подозреваемые из числа беженцев. Но не все газеты одинаково обращают внимание на обе группы, есть местные издания, которые замечают только вторую группу преступлений, и из-за этого ситуация ещё больше осложняется. 


Сегодня, когда сами европейцы не могут разобраться, что происходит в их странах, многие склоняются к мысли, что в ближайшие месяцы Европа во многом может поменяться: неразбериха в головах выльется в неожиданные результаты на выборах. К власти действительно могут прийти крайне правые политики, может не раз повториться брексит. И пока местные граждане, имеющие право голоса, ещё могут что-то решать, набирая большинство голосов, они постараются это сделать. Вполне возможно, что это будут последние выборы, которые смогут что-то изменить. Ведь за следующие четыре-пять лет Европа вовсе может стать неузнаваемой.

Игорь ДОКУЧАЕВ,

фото автора

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вас могут также заинтересовать другие материалы из раздела "Мигранты" 

156 просмотров.
Теги: Мигранты

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Эх, Европа, Европа...:-)

03.03.2017 17:44:44 ответить #

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту