Интернет-газета. Псков
16+

«Собачье сердце» разделило смоленскую публику

23 февраля 2021 г.

Неоднозначная, вызывающая вопросы, с эпитетом «чудовищная»

Здесь и ниже фото: molsm.ru

В Смоленске государственный академический драматический театр имени А. С. Грибоедова показывает зрителям «чудовищную историю в двух действиях», как представлено в афише - «Собачье сердце». Режиссёром выступил заслуженный деятель искусств Республики Беларусь - Виталий Барковский. Постановка хорошо знакомой большинству россиян истории, рассказанной Михаилом Булгаковым, действительно стала неоднозначной, в каком-то плане даже спорной. Смоляне, увидевшие спектакль, разделились на два лагеря: ликующие и раздосадованные.

«Собачье сердце» - повесть Михаила Булгакова о судьбе – штуке сложной и противоречивой. Произведение, написанное в 1925 году, до сих пор не теряет актуальности и даже усиливает сатирическое отображение действительности. Когда человек заражается идеей своего всемогущества не только в среде себе подобных, но и вообще в природе, это может приводить к неожиданным результатам с очень печальными последствиями. В повести Булгакова этот печальный результат – дружелюбный, но несчастный уличный пёс Шарик, очеловеченный талантливым доктором, и превратившийся в Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Талант режиссера в смоленской постановке смог так преподнести действие, что многие зрители могут проводить параллели с тем, что видят в своей жизни.

«Вот эта улица, вот этот дом» - с этой фразы начинается и заканчивается постановка, и эти части самым эффектным образом демонстрируют зрителям героя. Сначала это перебинтованное лохматое существо, которое только собирается встать на путь человеческий. А заканчивается всё тем, что его сожалеющая невинная душа прощается с этим миром.

Действие на сцене разворачивается в довольно мрачной гостиной. Декорации скромны: стол, стулья, шкаф, вешалка и лестница, простая и лаконичная одежда в стиле 20-х годов. Но внешний минимализм постановки должен резко контрастировать с попыткой глубокого погружения в произведение.

Все мизансцены динамичные, актёры не стоят на месте. Правда, из-за этого спектакль кажется суетным, даже немного комканным. Больше всего это выразилось в персонаже Шарикова, роль которого играет Константин Юхневич. Актёр хорошо вжился в свой сценический образ. А разрушение четвёртой стены дало нам шанс понять героя еще ближе. Во время дискуссии с профессором Преображенским, Шариков вышел в зал и высказывал свои мысли зрителям, спрашивая и давая ответы. Он обращался не только ко всему залу, но и к отдельным зрителям, тем самым предлагая смотрящим чувствовать себя частью истории. Режиссёр размыл границу между зрителем и автором, чтобы смотрящий глубже погрузился в вымышленный мир.

Но, кажется, Шарикова в этом процессе было слишком много: большинство шуток с его стороны были неуместны, постоянные выкрикивания и катания по полу не давали сконцентрироваться на постановке, чтобы распознать суть. Странными показались интерпретации авторского текста, выраженные в отношениях всех трёх героев с Зинаидой Буниной, домработницей профессора. Профессор очень тепло относится к Зинаиде, случайным образом даже перейдя границы, а домработница его и не отталкивает. Доктор Борменталь к Зинаиде обращается с любовью и трепетом на протяжении всего спектакля. А Шариков и вовсе воспринимает её как объект удовлетворения своих инстинктов, он неоднократно набрасывается на женщину, пытаясь взять её силой. Его приставания было уже сложно подсчитывать - кажется, это перебор. Линия с этой героиней, которую нам показали, как всё позволяющую женщину, опошлила происходящее.

И вообще, кажется, Зинаиды тоже слишком много в постановке, ей было отдано и внимание, и чувства, хотя из прислуги она была не одна на сцене. Далеко не всем в зрительном зале понравилось, что столько внимания отдано прихотям Полиграфа. Женщину просто сделали объектом вожделения. И именно к такой трактовке роли героини возникает много вопросов, так как виденье режиссера разнится с замыслом Булгакова. И почему режиссёр именно так решил показать Зину, остаётся непонятным.

В спектакле есть герой, от которого невозможно оторваться. Весь ход постановки режиссёр акцентировал внимание зрителя на терзаниях профессора Преображенского, роль которого сыграл Игорь Голубев.

Учёный страдал от того, что вся его научная деятельность могла пойти под откос из-за неудачного результата эксперимента. Преображенский постоянно пребывал в раздумьях о роли Шарикова, его мучили последствия опыта. Профессор надеялся, что эксперимент позволит ему изменить саму натуру личности, но, как оказалось, природу человека поменять нельзя, хоть доктор и пытался это сделать на протяжении всего спектакля.

Сильных отхождений от булгаковского текста в действиях пьесы на смоленской сцене нет, но режиссер добавил самовыражения за счёт поведения персонажей и музыкального сопровождения. Он поставил экспериментальную постановку со своим виденьем произведения и добавил немного сути нового времени, которую создавало музыкальное сопровождение. Режиссёр явно хотел отойти в спектакле от принятой нормы. Хотя спонтанные звуки: стуки, крики, песни вопреки возможным ожиданиям не придают спектаклю индивидуальности, иногда это даже вовсе неуместно, не нужно, лишнее. Большинство сцен спектакля происходит при синей подсветке рампы, что очень напрягает внимание и зрение быстрее устаёт.

Спектакль неоднозначен, некоторых героев нам так и не смогли раскрыть, а кого-то наоборот показали слишком много. Очень мало было Дарьи Петровны, прислуги, которая появляется в действии крайне мало, её суть остается непонятной. Ассистента профессора -  доктора Борменталя - кажется много, но суть его рассуждений, его истинное значение остаётся для большинства зрителей загадкой. Мало показаны второстепенные персонажи, видимо, подробное раскрытие этих героев и не было предусмотрено.

В постановке и комическое, и трагическое существуют на равных правах, смех в одних эпизодах лишь акцентирует драматизм других. А вот человеческие пороки показаны очень нарочито, возможно для того, чтобы сразу было понятно и доходчиво. Да, Михаил Булгаков очень сатиричен в описании персонажей своей повести, но тонкость его сатирического пера в тексте иногда едва заметна, и поэтому происходящее воспринимается как реальность. При просмотре этой постановки на смоленской сцене так совсем не кажется.

Смоляне выходили из зала с разными ощущениями, а кто-то и вовсе сбежал во время антракта, наверное, подтвердив таким образом, анонс на афише: «чудовищная история». Хотя так и не понятно, что имеется в виду под этим описанием: самобичевание авторов постановки или предупреждающий знак? И таких вопросов после спектакля остаётся достаточно. Однозначно постановка стоит того, чтобы её увидеть - уже даже для того, чтобы в головах зрителей такие вопросы появились.

Дарья СИВЕНКОВА,

Спасибо за фото ресурсу "Молодёжный Смоленск" molsm.ru

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вам также может быть интересно:

Театр должен провоцировать человека… думать

Кошмары многоквартирного дома: версия англичанина Джеймса Балларда

Сергей Урсуляк имеет право на свой «Тихий Дон»

162 просмотра.
Теги: Критик-А

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу