Интернет-газета. Псков
16+

«Русская литература за границей представлена однобоко» - Михаил Тарковский

12 февраля 2020 г.

Недавно в Париже закончились Дни русской книги – традиционная встреча российских авторов со своими читателями за рубежом. На таких мероприятиях, а они проводятся из года в год, литераторы презентуют свои изданные за рубежом книги, общаются с читательской аудиторией, участвуют в автограф-сессиях. Но их выступление предполагает разговор не только о творчестве –не меньше аудиторию (и самих выступающих) интересуют социальные темы, возможность обсудить свободу слова в России, или проявления социальной несправедливости, или углубиться в историю - вспомнить сталинские лагеря, например – эти темы на Западе вообще приветствуются

Среди приглашённых на Дни русской книги в основном писатели либерального толка, которые готовы на эти темы поговорить, покритиковать, высказать недовольство положением писателя в России и т. д. Такое впечатление оставила поездка в Париж у Михаила Тарковского, который себя и своих коллег по цеху из Сибири без сомнений причисляет к писателям-патриотам. Михаил Александрович, не первый раз уже бывавший на Днях русской книги, высказался по поводу того, что есть российская литература для отечественного рынка, а есть для внешнего. Так вот, «на экспорт» московское литературное сообщество в этом году снова отправило авторов, титулованных премией «Большая книга» (к которой патриотов за версту не подпускают – примечание Тарковского). Л. Улицкая, Д. Рубина и Е. Водолазкин значились «главными звездами» в программе» французского фестиваля.

«Ещё в прошлый раз мне показалось, что русская литература за границей представлена однобоко. Возник вопрос: это французы таких выбирают? И чем больше я наблюдал картину, тем сильнее утверждался в мыслях, что дело в российской стороне. В основном здесь писатели либерального толка, поставляемые Москвой и как принято говорить, получившие квалификацию премией "Большая книга", к которой патриотов за версту не подпускают», - поделился впечатлением от фестиваля Тарковский (цитата здесь и далее из сообщества «Михаил Тарковский» ВКонтакте) . Сказал, что только убедился в своих предположениях после выступления молодых российских литераторов: «Молодые дарования наперебой и безо всякой на то просьбы со стороны присутствующих толковали о социальной несправедливости в России, о том, что государство окончательно зажало писателей и по словам критика Данилкина - совсем не даёт либеральничать. То есть государство, пустившее на самотек культуру, расплодившее либерализм и попустившее образование целой культурной "элиты", захватившей медийное пространство в России - оказывается всех не на шутку прищемило. Хотел сказать слово - не было возможности. Очень плотно. Попытался извиниться за эти глупости уже на своей презентации, но, по-моему, никто ничего не понял. Да и кулаками не машут опосля драки». Это было сказано к вопросу об ответственности писателя за высказанное мнение: он ведь формирует общественное мнение. Писателю важно быть точным в оценках, говорит Тарковский, и приводит пример Солженицына.

«Если я не ошибаюсь, именно с подачи Солженицына появилась цифра в 50 миллионов погибших от репрессий, которая вскоре вспухла до 70, а потом чуть ли не до 100. Такая манипуляция с человеческими жизнями не менее безнравственна, чем любой геноцид. Если обратиться к статистике, то насколько я помню, население России перед Революцией было в районе 140 млн человек. 50 млн это больше чем одна треть! То есть тогда к 41 году должно было бы остаться 90 млн. Самое досадное, что нынешняя молодёжь, не удосуживаясь разобраться, рьяно повторяет эти цифры. Таким же общим и огульным местом сегодня являются разговоры о "безобразном Советском Союзе". Оказывается, у ребятишек даже штамп такой есть - "Злой СССР!" Дети наши об этом докладывают после общения со сверстниками, которые в те времена не жили».

Либеральную версию истории предложил отечественному читателю и писатель Акунин, тоже популярный в Париже.  Только он пересказывает не советскую историю, как Солженицын, а древнюю, периода IX-XVIII века. Акунин – популяризатор науки, продолжатель либеральной линии, заданной историком Ключевским. Его издают, его продвигают, хотя в России есть другой замечательный историк, тоже популяризатор, и его уровень исторической подготовки Юрий Поляков, писатель, редактор «Литературной газеты», гораздо выше. Это Валерий Шамбаров. Он тоже написал практически всю Российскую историю — начиная с древнерусских княжеств и до Великой Отечественной войны — тоже в популярном, гораздо более интересном и насыщенном по информативности изложения.

«Как изданы Акунинские книги, на какой бумаге, с какими полиграфическими затратами и всей рекламой, красноречиво говорит о явной убыточности проекта с издательской точки зрения. Кто же покрывает эти затраты? Понятно, что кто-то оплачивает тот проект. Он ведь абсолютно не коммерческий! При этом в России есть. Вроде такая же история России, но об эти книги не спотыкаешься, их надо искать на полке, отпечатаны они на газетной бумаге. Сразу видно, что проект коммерческий, на нем пытаются заработать. Это патриотическая версия русской истории, не ура-патриотическая, а разумно патриотическая, я бы сказал», - сравнивает Поляков (цитата: литературный портал «Изба-Читальня»).  Этот здоровый патриотизм есть у многих наших писателей, но как-то не принято выставлять его напоказ и кричать о нём на каждом углу – это как жить по совести. За заслугу не считается, премиями не награждается.

Премии в России вообще дают не за качество литературы - а за позицию автора, за его нелояльность к власти. «Вы не увидите в списке лучших книг те, авторов которых можно назвать патриотами России. В лучшем случае, это будут люди, скептически относящиеся к власти, но чаще — откровенные противники правящих. Вот именно такие книги и попадают в короткие списки и получают премии. Если автор пытается побольнее куснуть Россию или Советский Союз, тем больше у него шансов стать кандидатом в лауреаты, независимо от литературного уровня» - комментирует Поляков литературную ситуацию в России.

В своё время Поляков вышел из академиков премии «Большая книга», заявив позже, что «клеймо «Большая книга» — вовсе не значит, что книга хорошая. Хорошие книги, по его словам, пишет прозаик Михаил Тарковский, но он в списке награждённых никогда не оказывался – не потому ли, предполагает Поляков, что не испытывает ненависти к своей стране?

За рубежом, во Франции наших патриотов читают – этого нельзя отрицать: пригласили же в Париж сибиряков Тарковского и Антипина, издают безвременно ушедшего Олега Павлова. В издательстве «Вердье» перевели на французский язык таёжные диалекты – а их и русскоязычный читатель не сразу поймёт, если сам не сибиряк. То есть такая литература тоже востребована, но не она определяет вкусы большинства европейцев.  

«В магазинах видел такой набор русской литературы: допустим - Достоевский, Чехов, под ними - Улицкая, Сорокин. Четыре автора, скажем так, буквами одинакового размера. Все в одном ряду. Позавчера видел, как одна женщина купила целую пачку книг Рубиной. Акунина ещё любят. Вообще, как я понимаю, в Европе современную русскую литературу знают по ряду писателей, в основном прошедших через премию Большая книга. Кроме названных мною, ещё Пелевин, Быков», - рассказал вернувшийся из Парижа Тарковский.

Двадцать с лишним лет назад, в 1999 году французская газета Le Monde опубликовала список 100 книг XX века, который составили после опроса 17000 французов. По статистике, из русской литературы в перечень самых популярных во Франции книг попали «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова и «Лолита» Владимира Набокова. Войдут ли в список лучших книг XXI века имена наших писателей-сибиряков, или в нём будут только имена Улицкой и Рубиной, покажет время.

Мария ХАЗОВА

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Фото: Михаил Тарковский

Вам может быть интересно:

Охотник Михаил Тарковский и его орёл с двумя головами

641 просмотр.
Теги: Книги

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту