Интернет-газета. Псков
16+

«Ахтеатр» открыл театральный сезон на новой сцене «Женитьбой»

09 октября 2019 г.

3 октября артисты молодежного «Ахтеатра» впервые выступили перед зрителем на новой сцене – с «Женитьбой», одним из любимых спектаклей псковских зрителей.

В Городском культурном центре Пскова теперь хочется бывать еще чаще. Уж очень тепло встречают. В театре каждому зрителю здесь рады, это видно – но вовсе не потому что нас мало. Зритель и сам на постановках «Ахтеатра» рад бывать при каждой возможности – у артистов есть свои поклонники, которые видели все спектакли, и не по одному разу, и продолжают ходить.

В спектакле должна быть интрига

«Женитьбу» Гоголь закончил писать в 1841 году, поставили ее впервые через год. При жизни автора пьеса успеха не имела, зато спустя годы прочно вошла в репертуар и столичных, и провинциальных театров, и уж не исчезает оттуда. Для любого режиссера «Женитьба» - благодарный материал. Только привычнее видеть этот спектакль в академических театрах.

Зритель ходит на такие пьесы, чтобы посмеяться.  Сюжет здесь простой, посыл тоже: Гоголь обыгрывает «вечную» тему – молодой человек всегда боится женитьбы, девушка всегда о ней мечтает – коллизия, которая разрешается обычно силой обстоятельств: вмешательством родителей, например, или богатым приданым, которое для жениха самый весомый аргумент. Сюжет тривиальный, но Гоголь сочинил своей пьесе необыкновенный финал. Жених исчезает, но это не значит, что свадьба отменяется, она просто откладывается на неопределенный срок.

Раз уж автор не решил судьбу своих персонажей, этим вправе заниматься артисты театра и кино. «Женитьба» ставилась неоднократно, в том числе в Советском Союзе, «Ахтеатру» это не помешало. Молодые и смелые, они взялись снова сыграть старый сюжет.

Пролог

На сцене темно, только слабый красноватый отсвет падает на укрытое ложе. Кто там спит, не разглядишь, с задних рядов может померещится, уж не почил ли этот спящий вечным сном, уж не закутали его в саван? Гоголь все-таки: мистика и оживающие мертвецы – его тема. Слушаешь, как скрипит старый дом, шорохи какие-то, хриплое мяуканье за дверью (и кот-то наверняка черный, в темноте не разглядишь) – и жутко делается оттого, что произойдет. Вот тут появляется главный герой. У Гоголя с ним все понятно – это Кочкарев, друг жениха, который озаботился его женитьбой и все делает для того, чтобы «дельце» устроить. В спектакле Татьяны Комисаровой сценический герой перерос книжного. Получился такой образ, про который ничего определенного сказать нельзя, кроме того, что актер из Кочкарева великолепный (роль исполняет Максим Бартулев). Он наблюдатель, всегда и везде. Может себе это позволить, потому что явно понимает в заварившейся сумятице и неразберихе больше, нежели все остальные.

Закон драматургии первой половины XIX века – обязательное появление героя-резонера. Это «доверительное лицо» автора – в репликах таких персонажей звучали мысли, близкие драматургу. Кочкарев, правда, не произносит пространных монологов – в водевиле они ни к чему. Ему в постановке «Женитьбы» доверили выполнять некоторые функции автора. Транслировать его отношение к героям, например.

Смех Кочкарева – это определенно от Гоголя. Вот он (Кочкарев) в прологе приходит к Подколесину (Александр Хохрин) на ум, пока тот спит – этаким ночным нежданным гостем – и обещает устроить ему женитьбу, да еще какую – «женю тебя так, что не услышишь». Дружеского расположения в этом смехе как-то не слышно, а вот на дурное пророчество похоже: говорит, как знает, чем дело кончится. Но это впрочем не наяву и было – а кому не снились дурные сны.

Сватовство

Наяву Кочкарев другой – закадычный друг, который о тайном желании Подколесина узнал почти случайно – на квартиру будущего жениха встретился со свахой (Дарья Плотникова), а те, известное дело, просто так в гости не ходит. Ее, впрочем, выпроваживают, и довольно бесцеремонно. Женить Подколесина Кочкарев берется сам – с жаром берется, хотя по дружбе мог бы отговорить – по вздохам и горечи в интонациях становится понятно, что собственная женитьба была ошибкой молодости. Но раз уж делиться своим опытом не желает, возникает подозрение, может нарочно строит козни, чтобы уж не завидовать счастью холостого друга.

«Ну, посмотри, посмотри  на себя внимательно,  вот, например, так,  как  смотришь теперь на  меня. Ну,  что  ты теперь  такое?  Ну, для  чего ты  живешь? Ну, взгляни в зеркало, что ты там видишь?  глупое  лицо --  больше ничего. А  тут,  вообрази, около  тебя будут ребятишки, ведь не то что двое или рос, а,  может быть, целых шестеро, и все на  тебя  как  две  капли  воды», - рисует идиллическую семейную сцену Кочкарев.

Подколесин проникается и уже почти верит, что да, надо жениться. Кочкарев тут уподобляется свахе Фекле Ивановне – чтобы устроить дело, готов часами хвалить даже то, во что сам не верит. Подколесин все принимает за чистую монету, а вот зрителю в голосе Кочкарева слышно – иронизирует.

Кочкарев ведет двойную игру все время, это его излюбленная тактика в любой ситуации: надо ли ему убедить Подколесина ехать к Агафье Тихоновне, или выпроводить из дома невесты лишних людей, или уговорить девушку не смотреть ни на кого, кроме как на его друга. Ему все легко дается, ведь у других персонажей нет тайных умыслов или скрытого расчета, и все свои намерения они озвучивают прямо, а осуществляют напролом, не имея способности к хитрости, интригам и прочим удобным способам решать проблемы. У Гоголя не было нужды раскрывать в пьесе хоть один сложный характер – сюжет того не требовал. Один персонаж – одна маска или личина: это значит, что у каждого занятого в пьесе артиста должна быть узнаваемая манера игры и поведения на сцене, так чтобы зритель все время помнил, что собой являет каждый персонаж.

Любого героя «Женитьбы» можно описать одним словом. Укажешь на Агафью Тихоновну – вот пример простосердечия, или вот на Подколесина – самого нерешительного. Яичница, норовящий кого-нибудь прибить, Анучкин со своим вечным страхом всего и вся, расчетливая тетушка, стареющий Жевакин – они одни и те же в начале и по ходу пьесы, и все, что с этими персонажами случается, на их характер никак не влияет. От артистов, которым эти роли достаются, нужна, кажется, не просто погруженность в роль, им приходится со своим образом на некоторое время сливаться, иначе как сохранить на лице одно и то же выражение, пока идет спектакль. От мимики, когда играешь Гоголя, зависит реакция зрителя на спектакль. Милые, прекрасные, умные лица артистов «Ахтеатра» не узнать – превратились в застывшие маски почти на два часа. Все по Гоголю. Сказано, что Подколесин робеет: он так и будет разговаривать, пить и жениться с выражением сильного смущения на лице – потупив глаза, отворачиваясь. Артистам веришь без раздумий и без критики. Даже когда молодые люди играют великовозрастных гоголевских женихов, нет сомнений, что на сцене персонаж, которому за 50 (в этом отношении очень удачный образ получился у Олега Григорьева, исполнившего роль Жевакина).

Развязка

Впрочем, финал «Женитьбы» в исполнении «Ахтеатра» лишает зрителя, уверенного, что он смотрит классику, почвы под ногами. Герои-то оказывается только играли свои роли. Это у Гоголя сценический образ равен сути персонажа. Но мы-то смотрим спектакль Татьяны Комиссаровской, а это другое, самостоятельное произведение – только по мотивам Гоголя.

В одну минуту декорации купеческого дома меркнут, и артисты превращают финальную сцену в маскарад: танцуют вокруг покинутой невесты, надев (или скинув?) свои маленькие маски. Черный фон, красные маски – веселье со злым огоньком в глазах. Ведь предупреждали нас в начале, что женитьба – это не просто, это не «эй, Степан, подай сапоги», а мы забыли. Слаб Подколесин, чтобы жениться, не хватает решительности, и Агафья Тихоновна слаба и беззащитна – ждала любви, а оказывается, что кругом расчет, а не расчет, так обман, а не обман, так трусость. И вот она стоит одна в свете прожекторов, нелепо нарядная в своем подвенечном платье, и слезы льются по щекам, и некому ее утешить. Это уже не водевиль, но и не драма. Слезы высохнут, жених найлется. «Женитьба» «Ахтеатра» – это больше похоже на маскарад. Героиню жаль, несомненно, но главное в пьесе, похоже, не личная трагедия, а непредсказуемость самой жизни.

 

Кристина БОРИСОВА

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Фото: Игорь Ефименко

Читайте больше об "Ахтеатре!":

Откуда в Пскове взялось «ах»… и что из этого вышло

Очень неплохой ход, особенно в преддверии наплыва гостей на псковскую Ганзу.

Псковский «Ахтеатр» теперь будет выступать на другой площадке

278 просмотров.
Теги: Критик-А

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту