Интернет-газета. Псков
16+

«Медное солнце» – глобальная катастрофа под музыку военного оркестра

29 ноября 2018 г.

Фото здесь и далее: кадры из фильма "Медное солнце"

Говоря о фильме «Медное cолнце», который в течение двух вечеров показывало НТВ, можно не говорить о Владимире Машкове, сыгравшем в картине главную роль – майора Карякина, дирижёра военного оркестра.

Не говорить, потому что актёр сыграл по-настоящему, как от него всегда и ожидают. Сыграл, как прожил, хотя и могло показаться, что изредка слегка переигрывает. Но в глаза это не бросается, тем более, такие детали можно отнести к особенностям, индивидуальностям каждого мужчины в отношении с близкими людьми. У Машкова и его героя Михаила Ивановича Карякина, они вот такие... Он - то робкий, неловкий, уязвленный, вызывающий улыбку или недоумение, то резкий, непримиримый, колючий, тяжелый. При этом сфальшивить, сыграть не так, неправду, ему нельзя, поскольку в работе таких актеров эту фальшивку сразу увидят. Поэтому зрители в фильме увидели вовсе не актёра Владимира Машкова, а военного дирижёра небольшого полкового оркестра Михаила Карякина.

Фильм, конечно, снят по выдуманному сценарию. «Был в войну такой эпизод, когда дирижеру военного оркестра пришлось принять на себя командование, потому что кроме него больше не осталось офицеров. Я, к сожалению, забыл его фамилию, но у него сначала был взвод, потом дивизия, а дальше он стал действующим генералом», - рассказывает Владимир Машков в интервью Газете.ru. Хорошее, кстати, большое интервью, и не только об отношении актёра к этому фильму.

Такого масштаба сражений, как показано в «Медном солнце» при развале Союза в регионах не припомнить. Были народные волнения, были разгоны митингующих, был обстрел телецентра, но чтобы небольшое подразделение военных музыкантов держало осаду и массово погибло, спасая женщин и детей – это представить по тем временам сложно. Но было или не было – это в данной ситуации не важно – фильм о глобальной катастрофе должен показывать эту глобальную катастрофу. Весь масштаб происходящего падения СССР в четырёх сериях показать невозможно – это тогда надо снимать целую киноэпопею в духе Юрия Озерова, снявшего «Освобождение» или советского кинодокументалиста Романа Кармена сделавшего фильм-эпопею «Великая Отечественная». Но это сегодня нереально. Поэтому «Медное солнце» - это фильм о глобальной катастрофе в отдельно взятой местности. И об огромной безвозвратной, неисправимой трагедии в жизни обычных людей.

Немного не хватило историй героев, самого периода. Тем более, для людей, не заставших это время, тут всё может показаться сюжетом обычного боевика с восточными картинками, к которым зритель уже привык, которые наиболее часто используют и иностранные кинокомпании, и отечественные. Горы, восточные узоры, городки с необычным ритмом жизни, бородатые боевики, жестокость и друге детали – очень удобная площадка для создания необходимого киношного колорита. Молодому зрителю глубина сюжета будет не совсем понятна, даже люди постарше сразу начинают гадать: а где это происходит? А ответ один: где-то в Средней Азии, в приграничье Советского Союза. Из диалогов героев можно слегка выяснить, что где-то недалеко афганская граница, чужаков с автоматами пару раз называют афганскими боевиками, переброшенными из-за границы. Но понять прямо из фильма, где конкретно дислоцируется 118 мотострелковый полк невозможно.

Только из материалов о съёмках фильма можно узнать, что снимали в Узбекистане, в городе Хива. Правда, везде уточняется, что никакой сюжетной связи с Узбекистаном в фильме нет – просто здесь была найдена соответствующая сюжету и режиссёрской задумке натура. «В Хиве время, конечно, красиво остановилось. Это важный момент. Потому что вся аура, фактура, атмосфера востока, который мы любим, там присутствует в каждом сантиметре», - рассказывал режиссер Карен Оганесян ресурсу uz.sputniknews.ru

Что однозначно радует, так это то, что события самого начала активной фазы распада Союза и ситуация в среднеазиатских республиках здесь показана правдиво. Наконец-то, в обществе, в творческой среде, перестают звучать исключительно обвинительные ноты в адрес СССР. Мы перестаем стесняться своей истории. Поэтому здесь 1991 год предстаёт именно как трагедия, как шаг в тёмную бездну, который сделали тогда практически все – добровольно, или по принуждению. Но большинство по незнанию и наивности светского человека, воспитанного в системе «пережили войну, теперь ничего худого быть не может». В фильме режиссёром Кареном Оганесяном показан механизм того, как всё могло бы реально происходить на границах большого Союза, где до Москвы было очень далеко. А враги страны давно сидели по периметру границ и ждали часа Х.

Смотришь фильм и постоянно ловишь себя на мысли: какое слабое, беспомощное руководство тогда собралось и в верхушке армии, и в верхах союзного руководства. В реальности не было принято никаких мер, чтобы хоть как-то встать на защиту общей страны, сделать хоть что-то от них зависящее. Этот факт и плюс успокоенность советских людей: и милиционеров, и обычных граждан и был основой всего того, что случилось. Хотя на местах реально были силы – нормальные советские люди – крепкие мужики, понимавшие, к чему всё идёт. В фильме они тоже показаны: те, кто предсказывали, кто предупреждали, что это в глубине России можно сидеть спокойно, а в республиках, если советская армия уйдёт, то придут чужаки и случится непоправимое. Но заформализованная, замершая, как будто загипнотизированная государственная система, конечно, не могла отреагировать на эти предупреждения и призывы противостоять.

По всему фильму рефреном идёт перекличка с фильмом Леонида Быкова «В бой идут одни старики» - эта линия явственно проступает, и даже откровенно вмешивается в повествование фильма. Видимо, сделано это для пущей убедительности и проникновенности сюжета, ведь фильм Быкова не только разобран на цитаты, на песни и образы, он остается одним из самых любимых даже для молодых поколений граждан и не только в России. И в «Медном солнце» - этот рефрен своеобразный ключ к сердцам миллионов телезрителей в надежде на то, что симпатия к картине, к героям родится уже с первых минут - в армейском клубе полка показывали именно «В бой идут одни старики». Одним из актёров в фильме стала черная собака с кличкой «Смуглянка». Несколько напрягает, конечно, такой сравнительный ряд: у Быкова так звали лётчика, позже геройски погибшего, а у Оганесяна так назвали собаку. Было бы всё-таки лучше, если с прозвищем обошлись не так конкретно. Собака в фильме, конечно, положительный персонаж, но всё же, не человек.

В конечных титрах мы видим фразу «Военным музыкантам посвящается». У Леонида Быкова фильм заканчивается похожей фразой, помните: «Военным лётчикам, не вернувшимся из боевых вылетов, посвящается». Хотя в титрах фильма Карена Оганесяна смело можно добавить: «всем гражданам Советского Союза посвящается…».

Игорь ДОКУЧАЕВ

Фото: кадры из фильма "Медное солнце"

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Читайте также:

Сергей Урсуляк имеет право на свой «Тихий Дон»

Как «Холодное танго» переплело Асю Громову из Карелии и Юлию Пересильд из Пскова

544 просмотра.
Теги: Критик-А

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту