Интернет-газета. Псков
16+

Исландцы: «редкий вид», легко произносящий «Эйяфьятлайокудль»

14 ноября 2018 г.

Фото:TommyBee - собственная работа, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=4528117

Об Исландии в Европе, в России знают очень немного. Исландия – большой остров в Атлантическом океане, в нём есть течение, которое называют Гольфстрим, и именно оно делает жизнь на острове возможной. Столица страны – Рейкьявик в котором пять крупных городских районов – всего в стране проживают около 350 тысяч жителей и большая часть из них – в столице. Среди новых жителей острова сегодня много выходцев из России – численность русской общины растет. Из-за отдаленности острова, сложных северных климатических условий любая информация о жизни там встречается с большим вниманием. Особенно, если об Исландии рассказывает человек, хорошо знакомый и с историей острова, и с сегодняшней жизнью исландцев. И таким собеседником корреспондента Pressaparte.ru стала Сигрюн СТЕФАНСДОТТЕР - журналист, педагог, профессор одного из исландских университетов. Встреча с ней произошла благодаря Институту региональной прессы из Санкт-Петербурга. Беседа об Исландии и превратилась в это интервью.

- Исландия, несмотря на свою отдаленность, вдруг стала привлекать к себе большое число туристов. Зачем люди еду в Исландию?

- Да, это раньше мы жили за счёт рыбы и торговли ею, но сейчас наша главная отрасль экономики – туризм. В этом году в Рейкьявик приехали 2 млн туристов. Представьте себе – нас в стране всего около 350 тысяч – мы редкий вид, - а к нам приезжают в несколько раз больше. 2 млн – для нас это, конечно, огромное количество. Большинство туристов из США, Латинской Америки, из Англии и Китая. Зачем приезжают в Исландию? Прежде всего, ради природы и культуры, ради северного сияния, которое можно наблюдать зимой. Кроме того, у нас в стране много горячих источников и вулканов.

Наш остров находится на стыке азиатской и американской геологических пластин, и это приводит к тому, что на острове достаточно много извержений и землетрясений. Все слышали, наверное, про извержение в 2010 году вулкана Эйяфьятлайокудль. Тогда было много забавных историй, связанных с тем, как журналисты, дикторы, комментаторы, описывая ситуацию с извержением, произносили это длинное и трудное название вулкана. Мы тогда сделали различные нарезки фраз журналистов из Японии, Тайваня, России и многих других стран, как они произносили это название в своих программах. Это было очень забавно. Хотя, если знать, как произносить это название, то покажется совсем несложно. Нужно просто разделить слово на три части, и можно вполне научиться его произносить. Попробуем: Эйя – фьятла – йокудль. Когда это слово разбиваешь на три части, то произносить действительно легче. Дело в том, что оно и состоит из трех древних слов: эйя – остров, фьятла – гора, йокудль – ледник.

Фото: Szilas - Photo by Szilas https://ru.wikipedia.org/wiki/Исландия#/media/File:New_woods_north_of_Reykjavík.jpg

Когда в 870 году люди стали перебираться с материка на остров, здесь было много деревьев, но сейчас почти не осталось. Сегодня на острове 10 % ледников, 11% мест с лавой, и только 2% леса. Поэтому наш остров – это практически обнаженная территория, но при этом с очень красивой природой. В 2010 году из-за извержения вулкана были проблемы с авиаперелётами по всей Атлантике, мы тогда думали, что это разрушит весь наш туризм. Но на самом деле вулкан и его извержение прославили Исландию. Именно тогда и наступил пик туристического потока на остров. И сейчас мы обеспокоены тем, что туризм превратился для нас в проблему: приезжает слишком много людей, а Исландия – страна небольшая, достаточно хрупкая и поэтому большое количество туристов уже может наносить ущерб.

- Большинство людей в Исландии живут в городах?

- Две трети населения Исландии живут в Рейкьявике, и разрастается столица очень быстрыми темпами. Привлекает город развитой системой образования, здравоохранения. Но вместе с притоком жителей в столицу растет и стоимость жилья. И поэтому молодежь часто живет где-то за городом. Жилищный вопрос для молодежи в Исландии самый сложный. Но, тем не менее, число жителей столицы увеличивается, и уже возникают проблемы с автомобильными пробками.

И, конечно, погода у нас, как правило, это негативный фактор. Например, в российском Санкт-Петербурге есть долгий период, когда за окном мрачно, темно, дождливо – так у нас - то же самое. Например, в декабре у нас день длится всего около двух часов. Но зато в июне солнце вообще не заходит 24 часа в сутки. Поэтому для лета у нас нормально, чтобы люди и ночью играли в гольф или рыбачили.

- А что вы делаете такими длинными зимами?

- Естественно, что пережить зиму нам очень нелегко, немало тех, кто страдают от депрессии, алкоголизма. Многие стараются пережидать зимы, читая книги, или занимаясь рукоделием. Еще мы ведем достаточно активную социальную жизнь, в том числе посещаем различные кружки и секции.

А учитывая, что у нас из-за островного расположения изолированное общество, поэтому, полезно ездить в другие страны, чтобы расширять свои горизонты. У нас в Исландии есть поговорка, но она может быть применима жителями любых стран, в том числе и России – если перевести поговорку на русский язык – это будет значить примерно следующее: «если человек не путешествует, то у него развивается узколобость». И поэтому я хочу призвать вас, если есть возможность – обязательно путешествуйте, используйте для этого любые возможности.

- Вы сами много путешествуете?

- В 1967 году я впервые поехала за границу, до этого вообще никуда не выезжала. Мне тогда было 19 лет, и я подала заявку на получение стипендии для обучения в США. Мне дали место для учебы на юге страны, в штате Арканзас. Там все настолько отличалось от моего мира, к которому я привыкла, они там еще и говорили на диалекте американского английского, и я практически ничего не понимала. Для меня это был определенный вызов – и я тогда выжила, и это определенно сделало меня сильнее. Надо использовать все шансы, какие дает жизнь – мне он выпал, и я его использовала. И это стало самым важным приключением в моей жизни – я всегда вспоминаю о нем, когда ложусь спать. (Улыбается). А сейчас уже моя внучка тоже едет учиться в Штаты. Но ситуация поменялась. За время моего пребывания тогда в Арканзасе я всего два раза разговаривала по телефону с родителями – на Рождество и на мой день рождения. И я плакала в телефонную трубку, потому что мне было очень тяжело привыкнуть. Теперь у моей внучки есть и скайп, и телефон – и мы всегда на связи. Сейчас гораздо легче путешествовать и учиться за рубежом.

- Учиться в Исландии есть все возможности? Стать журналистом, например?

- В Исландии работают 7 университетов - и это на 350 тысяч человек. У нас достаточно высокий уровень образования. Но только в двух университетах преподают журналистику, один находится на севере – там, где я живу. У нас студент может получить степень бакалавра по журналистике. Старейший университет был основан в 1911 году – и в нем можно получить степень магистра. Мы в Исландии начали преподавать журналистику не так давно – в 1987 году. А до этого желающие получить эту профессию ездили учиться в США или в страны северной Европы, в Скандинавию, многие ехали в Норвегию и Германию. Сейчас можно получить степень кандидата наук прямо в нашем Исландском университете.

- Каков рынок СМИ в Исландии?

- Совсем небольшой. И немного денег в этой индустрии. 30 лет назад у каждой политической партии была своя газета, и нужно было читать все эти газеты, чтобы постараться выудить оттуда правду. Сейчас те газеты уже все исчезли, в Исландии остались только два ежедневных издания – одна консервативная, а вторая, бесплатная, как ваши газеты, какие раздают у метро. В Исландии нет метро, нет поездов, в основном по территории страны курсируют автобусы, и нам бесплатную газету каждое утро  доставляют на дом. Я бы не назвала уровень развития журналистики в Исландии очень хорошим. У нас есть ряд проблем: слишком мало времени, слишком мало денег, и слишком мало людей. Думаю, что отчасти эти проблемы знакомы журналистам и в России. Поэтому в Исландии мало занимаются расследовательской журналистикой. Но в каждом городке есть газета или журнал, которые выходят каждую неделю. И, конечно, все издания, о которых я говорю, сейчас очень мощно представлены в Интернете. И есть граждане, кто беспокоятся, что скоро отпечатанные газеты нам не будут привозить каждое утро. Телевидение пришло к нам 50 лет назад, а радио – в 1930 году. До 1986 года в Исландии была госмонополия на информацию, а сейчас есть две телестанции, которые конкурируют друг с другом. И еще несколько небольших каналов, которые показывают новости, потому что новости – это самый дорогой сегодня материал. Государственные телевидение и радио могут со стороны показаться довольно странными, потому что там много рекламы – если посмотреть на остальную Европу, там такое не часто случается. Но дело в том, что из бюджета страны невозможно много денег тратить на госСМИ, поэтому пришлось поступить таким образом. Конечно, у зрителей это вызывает критику – им это не нравится. И мы не знаем, как будет развиваться ситуация с госрадио и ТВ, возможно в будущем оно постепенно отомрет совсем. И с журналистской специальностью связаны некоторые проблемы: это низкооплачиваемая работа, у них не хватает времени ни на что другое, и часто на них оказывается слишком большое давление, поэтому часто журналисты очень быстро уходят из профессии.

- А из каких поступлений состоит государственный бюджет Исландии?

- В основном это поступления от рыболовной отрасли, следом идет туризм, и на третьей позиции – развитие компьютерных технологий. У нас дешевая электроэнергия, потому что мы используем для ее производства воду из наших источников и водопадов.

- И куда идет большая часть средств из бюджета?

- У нас маленькая страна, небольшое количество населения и поэтому большая часть госбюджета идет на здравоохранение, на систему образования и на дорожную инфраструктуру.

- В Исландии есть пособия на ребенка?

- Пособия как таковые у нас не дают, но когда рождается ребенок, родителю дается отпуск по уходу. Сейчас статистика такая: 1,9 ребенка на женщину – это низкий показатель. Но, несмотря на низкую рождаемость, население в стране растет, помогают иммигранты. Снижаемость рождения детей в исландском обществе очень заметна: у моей бабушки было 13 детей, у моей мамы – 6, а у меня в семье – 2. Мы видим, что сейчас молодые люди заводят детей поздно: сначала все хотят получить образование, сделать карьеру. Есть еще один сложный момент – у нас очень дорогое жилье. И поэтому молодые люди предпочитают сначала купить жилье, и только потом заводить детей. Сейчас очень тяжело даже снимать жилье в аренду, потому что в Исландию едет много туристов, и поэтому большинство квартир используется для размещения путешественников. Поэтому сейчас очень часто молодые люди живут вместе с родителями, либо в подвале, в гараже – там, где есть место.

- То есть, и брак заключают поздно?

- Самое раннее, когда сейчас вступают в брак – 18 лет. Но часто отношения у нас не регистрируют и живут в так называемом гражданском браке. В этом у нас не видят проблем – к гражданскому браку в исландском обществе относятся позитивно. Мы с мужем вместе уже на протяжении 20 лет, официально не зарегистрированы и живем отлично. В последние годы произошли и большие изменения в толерантном отношении к меньшинствам – к ним у нас в обществе относятся совершенно спокойно.

- В связи с изолированностью острова докатилась ли до вас волна мигрантов, которая в последние годы захлестнула большинство европейских стран?

- Вообще, 12% нашей нации – это иммигранты. У нас в Исландии много русских, мне кажется, русским нравится на нашем острове. Самое большое сообщество иммигрантов из Польши и Филиппин. И за последние годы наблюдался достаточно резкий рост миграции. Едут в Исландию потому, что у нас безопасно и можно легко получить работу. Уровень безработицы в Исландии менее 2%. Поляки в основном работают в отраслях рыболовной и строительной. Зарплаты в стране достаточно высокие – эквивалентны 6 тысячам долларов США – это значительно выше, чем европейский стандарт. Но если человек хочет стать гражданином Исландии – нужно выучить исландский язык, а это очень непросто.

- Исландский очень сложный язык?

- Исландский язык чем-то похож на норвежский, и относится к древнегерманской группе языков. И именно из-за изолированности острова на протяжении долгих лет наш язык сохранил древнюю основу – современные исландцы могут читать на древнем языке исторические записи 13 века… Исландцы очень берегут свой язык и не хотят его изменений, поэтому, например, очень жесткое отношение к неологизмам – они даже общемировые термины называют по-своему. В Исландии даже есть официальный комитет, который занимается неологизмами, заменяя их своими словами. Даже компьютер в Исландии называют по-своему, если перевести на русский это будет «машина с цифрами».

- А какие у вас религии на острове?

- Большинство верующих у нас исповедуют лютеранство. Но сейчас, из-за того, что приезжает много поляков, то растет число католиков. Я не скажу, что мы каждое воскресенье ходим в церковь на мессу – может быть, два раза в год. Многие исландцы верят в Бога, но не соблюдают религиозные ритуалы. И у нас можно свободно быть атеистом.

И мы сейчас тоже сталкиваемся с той же проблемой, с которой сталкиваются другие страны – священнослужители не всегда ведут себя так, как должны. По всему миру идут открытые дискуссии о преступлениях, которые совершают священнослужители. У нас тоже есть такие случаи.

- А, вообще, какая криминогенная обстановка в стране?

- Уровень преступности в Исландии до последнего времени был низкий, но сейчас стал повышаться. И самый главный источник преступности – это наркотики. Кроме того, Исландия занимает второе место по случаям злоупотребления медикаментами. США по этому показателю занимает 1 место, Исландия – второе. И это большая проблема в нашей стране.

- Есть ли у Исландии армия?

- Нет, у нас нет армии. Нам не от кого защищаться – мы изолированы – вокруг море. У нас есть небольшие подразделения морской охраны, и Исландия член НАТО. Но мы страна мирная и армия нам не нужна.

 

А еще мы узнали от Сигрюн, что исландцы гордая нация, берегущая свои корни, свои традиции и устои. Так же, как в древности их предки, которые даже христианство в 1000 году приняли только на своих условиях – их три: употреблять в пищу конину, поклоняться своим богам, если никто не смотрит, и если женщина не замужем, то она все равно может рожать детей. А ещё то, что у исландцев, по сути, нет фамилий, а только имя и отчество. И то, что мы ошибочно принимаем за фамилию – это всего лишь напоминание имени отца. У мужчин оно всегда заканчивается на «son» - потому что сын, а у женщин на «dotter» - потому что дочь. Как и наша собеседница - Сигрюн СТЕФАНСДОТТЕР – дочь Стефана. И именно поэтому, женщина-исландка, выходя замуж, оставляет в своем полном имени все без изменений.

Игорь ДОКУЧАЕВ

«Прессапарте»/ Pressaparte.ru

Читайте также:

Как мы нашли в Германии город с печатью дьявола

Корреспондент Pressaparte.ru оказался в одном из самых таинственных городов Германии

Таким мог быть музей фрески в Пскове

А что такое музей фрески? Ответ в фоторепортаже польского корреспондента "Прессапарте"

127 просмотров.
Теги: По миру

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту