Интернет-газета. Псков
16+

Александр Стройло: Причём тут Ленин, Довлатов, почему литографов контролировало КГБ и кто всё-таки скинул царя?

18 сентября 2017 г.

Псковский художник Александр СТРОЙЛО, имя которого известно и любителям кино и самим актёрам и кинематографистам, и театральной публике, и читателям книг, и, конечно, поклонникам живописи, в минувшую субботу вернул на псковский железнодорожный вокзал знаменитого революционера Владимира Ленина и журналиста, писателя Сергея Довлатова. Эти исторические персонажи в жизни друг с другом встретиться не могли – Довлатов жил значительно позднее Ленина. Но благодаря художнику и фестивалю Сергея Довлатова «Заповедник» они оказались вместе. Выставка, которую представил Александр Стройло, оказалась уникальной вдвойне. А почему? Мы узнали от самого Александра Григорьевича.

- Выставка появилась благодаря фестивалю Довлатова?

- Да, мы специально её и готовили. Я и прежние два года к фестивалю делал. Первый раз были «Довлатовские люди», второй раз - выставка на срезах в Пушкинских Горах. На этот раз «Довлатов и Ленин». Причём, большая часть работ сделана ещё в 1983 году.

- А что было в 1983 году, почему появились эти работы?

- Как-то приезжаю в дом творчества, а там историко-революционный заезд. У меня спрашивают: «А что ты будешь представлять?». Я отвечаю: - Не знаю, я не готовился. Мне тогда говорят: «Может, есть пейзажи Пскова?». Говорю: - Есть. «А что это и кто там был из известных людей». Отвечаю, есть пейзажи Плехановского посада, там был Ленин, значит, это картинки с ленинскими местами города Пскова (Улыбается). К сожалению, их мало на этой выставке - не вместилась большая часть. У меня и работ с Лениным ещё штук пятьдесят не влезло. Вчера, кстати, часть забрали приезжавшие в Псков представители Русского музея. Тем более что и выставочных конструкций оказалось недостаточно. Мы сначала хотели выставку в музее Ленина делать, но у них стенды в стекле, прибиты на стены и нам ничем их не занавесить, чтобы создать выставочное пространство. Хотя там место было бы самое актуальное.

- Может, будет продолжение этой выставки?

- Мы думали, что если сюда много не влезет, где-нибудь сделать продолжение. У меня много Плехановского посада нарисовано в разных видах, к сожалению, в реальности от него уже мало что осталось. На выставке есть эскизы и акварели, но много именно литографии, в том числе, большие картины с Псковом, из тех мест в городе, которые с Довлатовым связаны. С автолитографией теперь почти никто не работает, никому не нужна.

- Получается, что эта выставка вдвойне уникальная?

- Да. И стиль ушедший, и многие из этих работ сделаны в далёком 1983 году.

- А почему автолитография никому стала не нужна?

- Сейчас смысл уже в такой графике ушёл на «нет», исчез. Когда столько кругом принтеров и другой техники, даже ребёнок может включить компьютер и  получить рисунок какой угодно. И зачем тогда такие трудоёмкие процессы – зачем мучиться с литографией. Это не только процесс трудоёмкий, но и камни, с которых переводится изображение, очень дорогие и их сложно найти. И самих станков, печатных машин таких уже нет, и печатников в такой технике тоже почти нет, остались как реликты в трех-пяти местах по всех стране.

- Пскова в этом списке мест, где можно отпечатать литографию, нет?

- В Пскове этого давно нет, камни тоже списаны, я последние давным-давно забрал с типографии. Эта технология в те времена была в ведении КГБ, хотя вся остальная множительная аппаратура стояла на учёте в МВД. Нам, художникам, надо было оставлять обязательные экземпляры того, что мы нарисовали, в КГБ. Не сами камни, потому что на камне рисунок вытравили, отпечатали, отшлифовали и новый рисунок делаешь, а вот оттиски нужно было оставлять для госбезопасности. Даже офортные станки тогда были под номерами, потому что на них в такой технике можно и бумажные купюры напечатать. Хороший печатник мог «прожиренный» рубль приложить к такому камню, прокатать, (то есть сделать форму, - ред.) и печатать. Но оттиск не был бы с рельефом, потому что настоящие бумажные рубли печатали методом высокой печати, а это была плоская печать. Но обычный человек такие напечатанные рубли от настоящих не отличил бы. Литография делается чёрным карандашом, состоящим из бараньего жира, туда ещё добавлялся воск, мыло – специальный такой карандаш делали. Сейчас и материалов таких не делают, их нигде не достать. Эта смесь наносилась, потом шёл процесс травления рисунка на поверхности камня.

- Как пришла идея на вокзале выставку разместить?

- После того, как не получилось в музее Ленина, начали решать, где можем это сделать, чтобы это было необычное место и связано и с Лениным, и с Довлатовым. Кроме того, здесь ведь многие искровцы-революционеры представлены – и все на вокзале на этом бывали.

- А чем связаны Довлатов и Ленин?

- Довлатов приехал в Псков, как журналист, чтобы написать о Владимире Ильиче. Я к фестивалю эту историю в виде маленькой карманной книжки издал, можете даже процитировать оттуда строчки. Писатель Валентин Курбатов прочитал эту книжицу, и сказал: «Это единственная правдивая история». В том числе потому, что там упоминается Александр Иванович Селиверстов, известный в те советские годы зубной врач, который спасал приехавшего тогда в Псков Довлатова от зубной боли.

 


Цитируем:

«Довлатов не планировал поездку во Псков, он пошёл на пристань провожать продолжавших дискутировать структуралистов о том, может ли структура функционировать эмпирическим образом; по дороге один из них отошёл по нужде, где его повязала милиция, - бесцеремонно, можно сказать, пресекла научную дискуссию. Времени вызволять товарища не было, он и так уже вяло спорил, так что его потеря на ход дискуссии мало влияла и по большому счёту не имела значения, а билет в оба конца у старосты группы был. «Чего билету пропадать, давай, пропадай Довлатов, поплыли!». «Да мне ко Дню печати материал в редакцию написать надо». «Во Пскове напишешь, вечерним рейсом обратно». Из книжицы Александра Стройло «Довлатов и Ленин».


 

- А как относитесь к Ленину вообще?

- Нормально. Без проблем. Я ко всем историческим героям: и положительным, и отрицательным отношусь нормально. Эти люди были в истории, и мы с этим ничего не поделаем. У меня когда-то была ситуация: хотел издать книжку – «Кто, когда, зачем и почему приезжал в Псков и почему отсюда уехал». У меня тогда все расспрашивали: а кто там будет? Я и перечисляю фамилии и среди них Власова. Мне сразу говорят: «Как, Власов? Этого нельзя». Я им говорю: я не собираюсь там его хвалить, но он же здесь был? Фигура значительная. А мне опять: «Нет, Власова нельзя…». Я тогда спрашиваю: Почему Стефана Батория можно, он ведь столько здесь натворил, а Власова – нет? «Ну, Батория можно, а Власова – нельзя». Так и тут: почему мы не должны говорить о Ленине? Мы столько лет с ним «жили», а тут вдруг должны его забыть. К истории нужно относиться трезво. Да, у меня на этой выставке есть и ирония в рисунках, но я нисколько не унижаю личность Ленина и его заслуги. Говорят, что он в 1917 году пришёл на готовое. А почему другие не пришли на готовое? Не Ленин революцию в России начинал, а офицеры, генералитет – это они «скинули» царя. Пусть бы другие тогда пришли и взяли власть – где они были? Поэтому, все герои, которые у нас в истории были, достойны того, чтобы о них помнили. Это просто у нас в среде интеллигенции так сложилось, что мы любим сами себя грызть и обделывать с ног до головы. Хотя у нас история отличная, я считаю. 

Я вот не стесняюсь, что в газете когда-то рисовал «Слава КПСС» - это профессиональные вещи в таком жанре, и ничего в этом плохого нет.

 

- А какой вопрос хотели бы задать Сергею Довлатову?

- Когда он жил в Светском Союзе – пил яко бы оттого, что у него не было свободы. Но когда отсюда уехал в самую свободную страну Америку – почему он и там пил? Неужели на Марс оставалось за свободой отправляться? Но я не обращаю внимания на черты характера человека или его привычки, тем более, если он умеет творить. У меня любимый художник – Пётр Митурич, который, кстати, учился в Псковском кадетском корпусе. Я знал людей, его приятелей и знакомых, которые говорили, что человек он – не очень. Ну и что? А художник-то он замечательный. Мне говорили раньше: «Зачем ты такого-то писателя иллюстрируешь, он же пьёт? А я им в ответ: Но писатель-то – он замечательный. Ну, пусть пить не умеет, у многих такое обстоятельство проскакивает.

- А что на очереди, чем сейчас заняты?

- Рисую 96 картинок для издания «Частная переписка XVII века» - большой том, который выпускает издательство «Памятники исторической мысли», с которым я сотрудничаю уже много лет, это уже просто дружба.

Игорь ДОКУЧАЕВ, фото автора

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

О выставке Александра Стройло "Довлатов и Ленин" можно прочитать:

На псковском вокзале заметили Ленина и Довлатова, а ещё Стройло

221 просмотр.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту