Интернет-газета. Псков
16+

В Пскове вышла книга на вес золота

22 декабря 2016 г.

Выход книги в Пскове сейчас вообще большая редкость. А тем более такой, которой и в масштабе страны были бы рады многие издательства. Качественно изготовленная, с хорошим классическим книжным дизайном, 312 страниц в твёрдом переплёте. Но и это ещё не всё…

«К августу 1996 года, когда в России ещё царила атмосфера неразберихи в выборе дальнейшего «пути развития», в Чечне стала развиваться новая волна сепаратизма и беззакония, начавшаяся 6 августа с вторжения в пределы Грозного отрядов бандформирований», - написано в аннотации к книге. Трое суток героически оборонялись защитники города. И эта книга об этих минутах. Малоизвестные широкому кругу факты о драматических событиях, о «брошенных, но не сломленных и не запятнавших воинской чести лучших сынах страны». Автор – человек, который был среди тех, кто защищал Грозный в те первые трое суток - это полковник Виктор Ермаков.

«В конце 1996 года в ходе боевой операции была добыта кассета с записью боя в августе того же года, на которую бандиты сняли эпизоды штурма гостиницы УФСБ по Чеченской республике и записи перехваченных переговоров между сотрудниками, оборонявшими общежитие, и дежурной службой управления. Я до сих пор не могу спокойно относиться к одной записи: «Мужики, наверное, нам конец. Когда будете нас вспоминать, вспоминайте как живых…». Но они выстояли и, в большей степени, благодаря грамотному руководству автора этой книги, жизненному и профессиональному опыту моего боевого товарища, полковника Ермакова Виктора Васильевича», - так пишет в самом начале повествования в своём отзыве на книгу Герой России, генерал-лейтенант Григорий Хопёрсков.

Мемуары - не самый простой жанр в литературе. Воспоминаний о годах жизни много: вспоминают артисты, политики, общественные деятели. Военные - те, что не в штабах, не на мирных коврах кабинетов время проводили, а несли службу в настоящих боевых ситуациях и в горячих точках, пишут редко. Многие просто не в силах вспоминать, не могут даже мысленно возвращаться туда, где ещё живые товарищи, где ещё грусть и надежда или гаснущие её огоньки в глазах молодых подчинённых, где кровь, отчаяние, боль, смерть и одновременно жажда жизни. Но тут ещё и слово офицера сыграло свою роль. «Написать о том, что было пережито в августе 1996 года, я дал слово всем тем, кто вместе со мной защищал в те дни не столько и не только свои жизни, но прежде всего – честь и достоинство человека, отдельной личности, принципы, составляющие Присягу, приносимую каждым гражданином при поступлении на военную службу», - пишет в представлении книги автор Виктор Ермаков.

На этих страницах, кажется, описано всё: чувства, эмоции, поступки, даже молчание и тишина имеют здесь свои реплики - так начались испытания не на жизнь, а на смерть.

«5 августа. В городе какая-то нервозность. 3-го, 4-го, а также сегодня отделом и другими подразделениями получаем оперативную информацию о подходе боевиков к Грозному в районе Черноречья, Старых Промыслов, к Аргуну, к Гудермесу».

«Особых опасений не было – не сунутся же бандюги в город, вокруг которого, рядом – 3 или 4 бригады. Правда, в МВД что-то негусто – обычно в нашем переулке их сотни, на стадионе – целыми ротами вышагивают, в новенькой форме, с новенькими, со склада,  автоматами. Но куда-то эта рать числа 4 или 5 исчезла, растворилась». 

«С утра 7 августа в разговоре с Виктором Федоровичем выяснил – боевики в городе, рвутся к центру. Выходить из общежития категорически запрещает: «Нарветесь на боевиков. Это – приказ. А невыполнение приказа в боевой обстановке – сами знаете!..»

На улицах пусто. Вдруг со стороны рынка бегут группы испуганных людей, в основном женщины, дети. Стрельба оттуда все усиливается. Мелькает мысль: кажется, наше время настает.

Сообщаем дежурному об изменениях обстановки. Ничего вразумительного не получаем в ответ: «Идут бои по всему городу». Сами это видим и слышим».

«Выхожу в коридор, там все в пороховом дыму. Ребята у амбразур. Двери в комнаты раскрыты. Пытаюсь связаться с руководством. Треск, разряды, ничего не слышу. Бой вовсю. Кто-то кричит: «Идите на кухню, там радиовидимость лучше». По коридору – в другой конец здания. Краем глаза вижу: ребята несут «цинки» вниз, бегом».

«В доме напротив, на 5 этаже, засел снайпер, не дает высунуться, вместе с ним – пулеметчик или автоматчик. Кто-то с РПК прилаживается к полуразрушенному подоконнику. Длинная очередь трассирующими. Через минуту – еще. В той квартире – дым, затем рвануло пламя. Снайпер умолк».

«Выползаю в коридор. Голова шумит. Общежитие не узнаю. Сколько же осколков испещрило стены, проемы дверные. Двери – в щепки, валяются в проходах. Дым, гарь. Суеты нет. Все, у кого оружие – у проемов. В коридоре цинки с патронами (их вскрыли еще вчера), некоторые офицеры и прапорщики снаряжают магазины».

«Темно. Узнаем друг друга по голосам. Передвигаться по этажам все опаснее – проемы лестничных клеток боевики хорошо пристреляли. На ступенях битое стекло, кирпичная крошка, штукатурка. Ползу на третий этаж, оттуда – на второй, первый. Маленьким фонариком, прикрывая луч ладонью, пытаюсь «прощупать» состояние стен. Даже не верится, что совсем недавно они были чуть ли не больничной чистоты. Сейчас – в копоти, выщерблинах».

«Ребята подают пластиковую бутылку. Там чуть-чуть мутноватой воды. Глотнули по глотку. Как же долго тянется время! Скорее б спасительная темнота. А она – не ранее 22 часов. День погожий, солнце еще жарит. Редкие выстрелы танкового орудия, сыплется штукатурка, где-то идет ожесточенная перестрелка. Крики людей, языка, слов – не разобрать. В какой-то момент появляется мысль – а не дурной ли это сон?

В перерывах между ожесточенной дуэлью слышны гортанные крики: «Иван, сдавайся!» А единственный из нас Иван уже ничего не ответит…».

Не буду больше цитировать автора - нереально пересказывать такие книги в нескольких строчках – их нужно читать. Точно так же, как раньше советские мальчишки читали книги о Великой Отечественной войне. Вот те, начитавшиеся мальчишки, и совершили свои подвиги в 90-е. Те, кто читает такие книги сейчас – тоже многое могут. Это то самое воспитание мужеством, которого в нашем обществе осталось совсем немного. Вот поэтому эта книга на вес золота. Здесь простым мужским языком, с хорошей литературной динамикой и профессиональными деталями описаны три дня группы офицеров и солдат, занявших оборону в одном из зданий в центре Грозного. Это настоящий живой репортаж из боя. Ещё лишь несколько строк:

«Трое суток автономной жизни, в полутора километрах от своих, двое из которых (этих бесконечных во времени и пространстве, суток) – в непрерывном, неутихающем бою. За 72 часа можно согласовать, подготовить, запустить и приземлить обитаемый космический аппарат. А тут… К нам на помощь рвались на единственном БТР-80 десять честных солдат Отечества».

Во время работы над книгой к автору постоянно шли письма от участников событий, оставшихся в живых: часть из них Виктор Ермаков привёл на страницах: «Виктор Васильевич, здравствуйте! …Выражаю Вам слова признательности в том, что решили обобщить и собрать документальные материалы и воспоминания участников событий августа 1996 года в г. Грозном…».

И, наверное, это самая ценная награда автору книги «В горящем Грозном». А всем нам это издание тоже подарок. Который должен быть в каждой библиотеке. Остаётся сказать спасибо ещё и тем, кто помогал автору в издании, а также коллективу псковского издательства «Дизайн экспресс» под руководством Сергея Володина. То, что такие книги выходят в свет именно в Пскове – тоже многое значит.

Игорь ДОКУЧАЕВ,

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

505 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту