Интернет-газета. Псков
16+

А как вы понимаете смутное время?

06 ноября 2016 г.

Несколько эпизодов о том, как Псков пережил смуту

День народного единства, который россиянам предложено отмечать 4 ноября, связан с событиями 1612 года, освобождением Москвы от польских захватчиков. Мы не будем сейчас говорить о современном празднике, по его поводу есть разные мнения и суждения. Например, для кого-то этот день связан не иначе как с поиском сокровищ в Смоленской крепости, которую осаждали поляки в годы смуты, тоже искавшие там сокровища. Именно об этом нам поведал фильм «Стена», снятый по одноимённому роману министра культуры Владимира Мединского. Съёмки картины велись, однако, не в Смоленске, а в Пскове и Изборске летом 2015 года. Показали кино широким массам в минувший 4 ноября. Правда, поиски сокровищ в этом произведении оказались более ценным сюжетом, чем оборона самого Смоленска, проходящая каким-то невнятным фоном. Видимо, нужным лишь для того, чтобы придать картине хоть какой-то патриотический колорит. Но мы сейчас не о фильме, не о его качестве. В этом зрители сами разберутся, и уже разобрались. Мы о том, что происходило в те годы, не случайно названных «смутой».

Мы хорошо знаем, как события разворачивались в Москве. Но что в эти годы происходило, например, в Пскове? Всего, конечно, не расскажешь парой-другой страниц: тысячи судеб, мужество и достоинство, интриги и предательство, ведь человеческим грехам и слабостям всегда есть место на войне. Хотелось вспомнить само народное ополчение, да и просто людей, живших в те сложные годы. Тех, кто принимал решения, послужившие окончанию царившей в стране, в умах и сердцах смуты – это достойно памяти.

Всего лишь нескольких эпизодов из истории 1608-1612 годов, почерпнутых из летописных источников, достаточно, чтобы понять, каким путем народ шел к этому дню.

Как разберёшь: кто Дмитрий, а кто – Лжедмитрий?

О Пскове периода Смутного времени сравнительно немного свидетельств: есть немало спорных моментов, свидетельствующих о серьезном нравственном кризисе, как правящей элиты, так и народа. Но тогда, в начале XVII века, за упадком последовало пробуждение мысли и воли и как следствие – спасение страны от многих бед.

Правительство Речи Посполитой после смерти Ивана IV в 1584 году надеялось воспользоваться нестабильной ситуацией в стране и подчинить себе русский народ. Положение пришедшего к власти Бориса Годунова было неустойчивым, из-за борьбы в правительственных кругах для иноземцев открываются возможности для вторжения на русские земли. Поскольку Речь Посполитая не решалась на открытую войну, делаются попытки государственного переворота с участием Лжедмитрия I. Авантюра заканчивается гибелью мнимого государя и приходом в 1606 году к власти Василия Шуйского.

В годы его правления на юго-западе Руси поднимается восстание крестьян под предводительством Ивана Болотникова под лозунгом «за царя Дмитрия». К народному освободительному движению постепенно примыкают новые регионы, в том числе и Псков, где борьба разворачивается между «бoльшими» и «меньшими» людьми. Начавшееся в 1606 году движение городских низов носило патриотический характер. К 1609 году установилось народовластие, и были восстановлены вечевые обычаи.

В этот период Псков оказался под угрозой захвата армией «тушинцев», стоящих за Лжедмитрия II. В мае 1608 года правительственные войска потерпели поражение от армии Лжедмитрия под Болховом, что в 55 километрах к северу от Орла, на северо-западе действовал отряд воеводы Федора Плещеева, вскоре ставшего великолукским наместником. Псков оказался отрезан от южных уездов и в августе 1608 был блокирован отрядами Плещеева.

На тот момент псковский воевода Петр Шереметев настаивал на сопротивлении «тушинцам» и призывал дождаться помощи из Новгорода, где собирал вооруженные силы М.В. Скопин-Шуйский, у которого в отряде были шведские наёмники. Но псковичи отказались принять помощь шведского отряда, и 1 сентября ратники Плещеева вошли в город. На следующий день Псков целовал крест Лжедмитрию II. Помощь из Ивангорода и Новгорода опоздала, а часть правительственного отряда, включая донских казаков, перешла на сторону самозванца и осталась в Пскове.

Самозванец там, самозванец тут…

Прежний воевода был арестован и позднее убит, назначенная тушинская администрация Пскова в лице воеводы Засекина и дьяка Луговского оказалась в сложном положении. Город подвергался усиливавшемуся натиску новгородского поместного ополчения, твердо сохранявшего верность правительству Шуйского. Внутреннее напряжение усиливалось противостоянием духовенства и бояр, стремившихся вернуть город под власть Шуйского, и «ратных людей», стрельцов, казаков, присягнувших Лжедмитрию II. Значительно ослабил город страшный пожар, случившийся 15 мая 1609 года: «…в наказание, чтобы отошли от своеволия своего и раздоров: месяца мая в 15 день, в 6-м часу, загорелось на Полонище у Успенского монастыря, до ночи весь город выжгло, и много людей побило камнями и пожгло, осталось только 2 монастыря — Николая чудотворца в Песках, да напротив него, за рекой, Козьмы и Демьяна на Гремячей горе; и в соборном храме сохранил Бог только гробницу благоверного князя Довмонта, а остальное все сгорело». (Из Псковской  летописи).

Под натиском армии Скопина-Шуйского в январе 1610 тушинский режим в Пскове рухнул. Лжедмитрий II вместе с отрядами казаков ушёл в Калугу, и вскоре псковичи получили «похвальную грамоту» самозванца, рассчитывающего на поддержку горожан, финансовую, в том числе. Самозванец требовал, чтобы псковичи «нам Великому государю служили и прямили по прежнему своему крестному целованию, как есте нам обещалися и души свои дали.. и смутным никаким речем не верили».

В феврале, когда в Псков от Шуйского прибыли двое стрельцов с грамотой о бегстве вора и предложением признать законную власть, в городе началось открытое противостояние: сторонники «законной власти» заперлись в Среднем городе, собрались на бывшей Торговой площади с намерением «крест целовати, и мелких людеи и до конца смирити и силою приводити, а непокоривых побити и стрельцов в слободе».  На Запсковье, у церкви Козьмы и Демьяна собрались «всех чинов люди», верные самозванцу. При поддержке стрельцов им удалось отстоять свою правду сторонники Шуйского были вынуждены покинуть город.

В июле 1610 года под стенами Пскова состоялась битва с новгородским войском, немногочисленным, но  хорошо подготовленным: в рядах воинов были и шведские наемники. В сражении на реке в Промежицах псковское ополчение проиграло помешало незнание «ратного дела» однако поражение не означало, что город был сдан. Псковичи получают поддержку от бывшего военачальника Лжедмитрия II Александра-Иосифа Лисовского. По летописному свидетельству, они просили у него помощи против немцев, и Лисовский по этой договоренности совершил поход против шведов на Ям и Ивангород.

Нас кем только не пугали

Между тем, боярское правительство, которое приходит к власти в августе 1610 года заключило договор с поляками, по которому сын Сигизмунда III Владислав признавался русским царем. В сентябре польский гарнизон вступил в Москву и расположился в Кремле и Китай-городе, однако поляки нарушили договоренности и предполагали возвести на русский трон самого короля Сигизмунда IV. Ввод польских войск спровоцировал движение за восстановление государства, которое развернулось зимой 1610-1611 годов с рассылки грамот патриарха Гермогена. Грамоты были адресованы земству и содержали призыв не присягать новому  монарху.

Так по инициативе Гермогена в Рязани началось формирование Первого ополчения, Псков же продолжал борьбу с внешними врагами, уповая теперь только на собственные силы. Лисовский бывший союзник, теперь воевал на стороне Польши.

В марте 1611 года гетман Великого княжества Литовского Ян Ходкевич попытался захватить Печерский монастырь: осада продолжалась почти полтора месяца, но закончилась отступлением литовцев.

У власти в Пскове на тот момент еще находились люди из «меньших», городская аристократия, выжидая, по какому пути пойдет страна, отстранились от участия во внутреннем конфликте и делах города.  

Горожане просят помощи у земского ополчения, чтобы выстоять в неравной борьбе. В Псков выступили воеводы Никита Вельяминов и Никита Хвостов с отрядом казаков. В подмосковном ополчении не было единодушия, а смерть возглавлявшего его Ляпунова дала волю изменникам: казачество готово было выступить в поддержку нового самозванца, беглого дьякона из Москвы с неудачной судьбой, который впервые объявил о себе как о чудом спасшемся царе в марте 1611 года. В борьбу за власть включается Лжедмитрий III и его сторонники среди казаков, которые агитировали псковичей поддержать  «государя», находившегося в Ивангороде.

«...псковские же жители, не зная, что делать и к кому примкнуть, не надеясь ни на чью помощь, поскольку в Москве были литовцы, а в Новгороде немцы, окруженные со всех сторон, они порешили призвать к себе лжецаря… и встретили его с честью, и начали к нему собираться многие из тех, кто радовался крови и жаждал чужого добра, к тому же и поганых любил, литовцев и немцев. И много насильничали они над горожанами, и взыскивали с истязаниями корма и всякую дань, и многих замучили. Тогда псковичи окончательно разуверились в лжецарях, обманщиках, и начали тужить и страдать от его притеснений». (из Псковской летописи).

В середине марта в Псков был направлен близкий к Лжедмитрию II человек, Иван Плещеев, который, уверившись в самозванстве нового Дмитрия, стал готовить переворот в городе. Вопрос местного самоуправления решился с освобождением Москвы в 1612 году и последующим избранием на царство Михаила Романова.

Позиция псковичей, избранная еще в 1608 году, в поддержку «царя Дмитрия», сохраняется вплоть до 1612 года: в этой последовательности ощутима верность самодержавной власти, принимавшей в «смутные годы» весьма искаженные, но все же привычные, вызывавшие доверие у народа, формы. По мысли, которую высказал историк Владимир Аракчеев, для Пскова, в отличие от ряда крупных городов центральной России, «идея самозванчества стала знаменем борьбы с иностранной интервенцией».

Внешние конфликты со шведами на Пскове отражались до 1615 года постоянные войны привели к запустению земель, голоду и росту цен на хлеб, но город выдержал.

В память о событиях 1612 года, по указу царя Алексея Михайловича, в России и был установлен день празднования Казанской иконы Божией Матери - 4 ноября. И самое главное – хотелось бы, чтобы он стал настоящим праздником, а не политическим шагом по замещению более поздней значительной даты в истории России – 7 ноября – Дня Великой Октябрьской социалистической революции, которая для многих продолжает также оставаться «красным днём календаря». 

 

Кирилл ГРАДОВ

Фото Игоря ДОКУЧАЕВА

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

338 просмотров.
Теги: S-энск

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту