Интернет-газета. Псков
16+

Вот придёт Тор... И чем он мог бы помочь Псковской области?

28 декабря 2017 г.

В России набирает силу механизм спасения моногородов и других кризисных территорий. По крайней мере, в правительстве уверены, что это именно так.

ТОР – это территории опережающего социально-экономического развития. Запущены в действие четыре года назад с лёгкой руки Владимира Путина для целенаправленного развития Дальневосточного региона и моногородов с критически неблагоприятной ситуацией. Что это такое?

Как правило, это город, или его часть, возможно, с окрестным районом, где установлен особый правовой режим для ведения разного вида предпринимательской деятельности: льготные налоговые условия и аренда, облегчение административных вопросов, в числе которых, особый порядок пользования землёй и т.д. Кстати, среди послаблений для резидентов ТОР особенно впечатляет пункт: «Использование санитарных и технических регламентов по примеру наиболее развитых государств». То есть, для всех других городов, не попадающих в список ТОР, по стандартам наиболее развитых государств жить, вроде бы как, и не обязательно.

По перечню льгот и внешним факторам ТОРы, кажется, очень похожи на другие искусственные образования – особые экономические зоны. Тогда спрашивается, зачем придумали новые? Оказывается, придумали ТОРы не только в целях привлечения инвесторов в те или иные города и регионы и для помощи в развитии экономики, чем озадачены и особые экономические зоны. ТОРы ещё обязаны и о местном населении думать, создавая удобные и полноценные условия для проживания.

36 счастливчиков?

Именно поэтому форму ТОРов решили использовать для поддержки и развития моногородов, которые, как правило, до этого всецело зависели и зависят от одного градообразующего предприятия. Если у этого предприятия проблемы в развитии, застой, банкротство и другие катаклизмы, то весь город и окрестности, от него зависимые, становятся территориями с остановившимся сердцем. И, по сути, обречёнными на вымирание. Отсюда и социальная напряжённость - люди понимают, что во многом их жизнь рушится. Как это было, например, несколько лет назад в карельской Кондопоге. А таких моногородов в России сотни.

 Добавьте к этому и другие малые и средние города, которые по форме и не являются моногородами, потому что там могут быть несколько предприятий, но по факту, испытывающие такие же трудности и неясность перспектив жизни для населения. Здесь очень многие вопросы взаимосвязаны. Только одна деталь: продолжающееся бегство молодёжи и людей среднего возраста из таких городов, не желающих влачить нищее существование – ставит под вопрос само существование даже некогда крупных предприятий. Работающие специалисты предпенсионного и пенсионного возраста, а молодёжи в нужном количестве нет. Кого обучать, кому передавать производство? Непонятно. И предприятия, и город всё быстрее начинают становиться неперспективными для дальнейшего проживания. 

Поэтому любые меры, противодействующие этим процессам, это уже хорошо.

Если территории опережающего развития – тот инструмент, который поможет справиться с бесперспективностью городов – то надо его использовать.

Сегодня в России уже 36 субъектов обладают специальным статусом – территория опережающего развития. Это с учётом шести городов, у которых такой статус появился в последние дни 2017 года:  Невинномысск Ставропольского края, Котовск Тамбовской области, Кондопога Республика Карелия, Нижнекамск, Чистополь, Зеленодольск – все Республика Татарстан.

Фильтр Шувалова

Всего же на 2017 год планировалось ударными темпами образовать ТОРы в 54 городах, но количество заявок от российских городов на правительственном уровне решили пересмотреть. Видимо, число городов, желающих обрести надежду на спасение, за счёт всевозможных льгот, показалось слишком большим. И в правительственных кабинетах рассматривают возможность  «в первую очередь предоставлять статус городам, которые в этом нуждаются и находятся в красной зоне, то есть там, где ситуация по безработице более серьёзная, где требуется отдельная поддержка этих городов», - так объяснил ситуацию первый вице-премьер Игорь Шувалов на совещании вице-премьеров у председателя Правительства Дмитрия Медведева, которое состоялось 25 декабря.

Слова первого вице-премьера можно понять так, если в списках на ТОР «города с устойчивым экономическим развитием» и они запрашивают такой статус, то рассматривать их будут уже пристальнее. «Мы будем смотреть на количество резидентов, которые привлекаются для такой зоны, и специальные обязательства муниципального руководства и региона, с тем, чтобы эти резиденты были реальными инвесторами и в определённые сроки свои обязательства инвесторов осуществляли».

А вот наличие инвесторов - это и есть одно из самых главных обстоятельств. При некоторой разнице задач – проблемы у всех современных искусственных образований одни: как и чем привлечь к себе этих самых инвесторов. 

Учитывая скорость развития особых экономических зон на территориях России – все они сталкиваются именно с тем, что инвесторов, желающих вложить свои деньги, не так много, как хотелось бы. 

Тут не только кризис виноват, но и определённые сложности ведения бизнеса в России вдали от крупных мегаполисов. Поэтому возле очень больших городов хорошие примеры есть: Санкт-Петербург, Подмосковье, Татарстан, а вот в некотором отдалении от центров реального развития – их совсем немного. В псковской ОЭЗ «Моглино» в конце ноября открыли первое предприятие – филиал финской компании «Нор-Маали», выпускающей лакокрасочные материалы, хотя сама экономическая зона зарегистрирована уже семь с половиной лет назад – в июле 2012 года. Общее количество резидентов увеличивается, но, опять же, не так быстро. Но новые производства, как правило, высокотехнологичные, с хорошим классом техники и небольшим числом персонала, поэтому значительного количества рабочих мест разом в городе всё равно не появится. Чтобы как-то положительно повлиять на явную и скрытую безработицу таких производств в Пскове должно появиться сотни, либо новые предприятия должны быть значительно крупнее – не с 11-15 сотрудниками, а хотя бы 300-400.  

Чем же может помочь ТОР Псковской области?

Вот, например, небольшой город Великие Луки, расположенный на юге Псковской области. В советские годы – это крупный промышленный центр с мощными заводами и многочисленным рабочим классом. В советское время социальная миссия заводов предполагала их вклад в развитие самого города и жизни граждан, сегодня остающимся предприятиям самим живётся сложно, чтобы ещё думать о полновесной социально-общественной нагрузке. Назвать Великие Луки моногородом тоже невозможно. Сможет ли он пройти правительственный фильтр, о котором говорит Игорь Шувалов, в случае подачи городом заявки на ТОР? Возможно, сможет, если предъявит потенциальных инвесторов, которые готовы вкладывать средства не только в производства, но и в сам город. Причём, это должны быть уже реальные проекты, появление которых не остановится даже из-за объективных случайностей, и прибыльность от них не заставить себя ждать.

Так, среди претендентов на получения статуса в 2018 году, значится небольшой посёлок Угловка в соседней Новгородской области – настоящий моногород. Для получения статуса ТОРа здесь предложен проект, стоимостью 4,5 млрд. рублей, и в результате которого должно быть создано 600 рабочих мест. Как пишет информационный ресурс «Ваши новости», «инвестировать будут в модернизацию ООО «Автохимстандарт», строительство химпроизводства ООО «Химабсолют», косметического производства «Валдайская косметика» и фармацевтической фабрики ООО «МРАБ». А в ставропольском Невинномысске в рамках ТОР намечены к реализации ещё больше проектов. Возведение кондитерской фабрики, мукомольного и молочного комбинатов, заводов по переработке гречихи, производству биотоплива, стекольного производства и зарядных станций для электромобилей, запуск второй и третьей очередей радиаторного завода, и многие другие предприятия.

Если бы Великие Луки получили статус ТОР, то, несомненно, это смогло бы помочь обновлению экономики города, получению новых инвестиционных направлений, снижению зависимости от старых градообразующих предприятий, созданию новых рабочих мест. И, тем самым, это вдохнёт силы в горожан, и повысит привлекательность всего города. Но для такого успеха городские власти Великих Лук, прежде всего, должны представить готовые проекты и самое главное инвесторов с деньгами.

А если ТОР не придёт?

В России уже есть территории, где ТОРы созданы. Но не везде города, получившие этот статус, сразу ощутили наступление счастья и приближение рассвета или расцвета - смысл тут одинаков. Звучат и критические замечания.  «Пока никаких заметных успехов у ТОРов нет, хотя их в Приморском крае создали несколько. Из общения с бизнесменами я вынес, что они довольно сдержанно относятся к ТОРам. Очевидно, что сама концепция ТОРов хромает: придумали идею, но не до конца продумали, что вообще хотели получить от нее», -  заявил «Росбалту» Артем Самсонов, член комитета по экономической политике и собственности парламента Приморского края. О неэффективности ТОРов, как механизма для привлечения средств инвесторов, отчитывалась и Счётная палата. Чаще всего, тормозит процесс строительства ТОРов и отсутствие необходимой инфраструктуры.

И в любом случае, борьба городов за получение статуса ТОР – это уже очень хороший показатель. По крайней мере, того, что в городе ещё есть силы для поиска решений, а, значит, перспективы ещё не кончились. Возможно, в этом движении и уповать только на ТОРы совсем необязательно. Развивать свои города можно, совсем не ожидая заветного статуса, ведь всем его точно не дадут.

Александр ВАСНЕЦОВ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru  

551 просмотр.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

Поиск по сайту